Конкурс рассказов «Русского охотничьего журнала»

Странное место

Юрий Дубровский

Целый день бродил Охотник по лесу. Рябчиков посвистывал. Тетеревов по просекам, по дорогам высматривал. Любовался нарядами осеннего леса.

Вышел к озеру. Долго смотрел на ровную гладь воды. Манком покрякал. Решил обогнуть озеро справа. Пройдя метров сто, остановился. Смотрит – что такое?! То же самое место, на которое к озеру вышел. И главное, обходил не лесом, а по воде. Решил повнимательнее оглядеться. Правее, метрах в пятидесяти, заметил на сосне то ли доску, то ли что? Подойдя поближе, обнаружил небольшую поляну, а на краю высокую сосну, в вершине которой была привязана доска, наподобие сиденья. Оглядевшись, Охотник подметил, что это очень удобная позиция для меткого выстрела по гусям – уткам, которые могут прилететь на ночевку. Зачерпнул воды котелком, наломал сушин, развел костер и поставил котелок на огонь, ощущение какой-то таинственности не покидало Охотника с того самого момента, как он вышел к озеру. Вроде ничего необычного. Такой же осенний лес, как и везде, но как-то уж слишком тихо вокруг: не чирикает никто, далеких шумов не слышно. Озеро какое-то ровное, круглое. Списав все это на усталость, достал из рюкзака нехитрую снедь, стал ужинать. Чай оказался наредкость вкусным. Что-то знакомое было в этом вкусе, но Охотник никак не мог вспомнить. Что-то приятное, родное, что ли. Выпил две кружки, но так и не определился со странно-добрым вкусом. Вечерело. В озере, как в зеркале, отражалось меняющееся небо. «Странно и чуднО!» – подумал Охотник. Сколь хожу по этим местам, а озеро это первый раз вижу. Достал карту и компас в надежде определиться со своим местоположением. Странное поведение компаса озадачило Охотника. Стрелка указывала совсем не туда, где, по его мнению, должен быть север. Даже положенный рядом нож не заставил стрелку изменить свое положение, словно кто-то невидимый держал ее. А показывала она туда, куда ушло солнце. Осмотрев компас, убедился в его исправности, но стрелка упорно твердила свое. Убрав компас и карту в рюкзак, поднял взгляд на вершины деревьев, окружавших озеро плотной стеной. И не поверил своим глазам. Казалось, что солнце садится со всех сторон. Решил забраться на сосну и высмотреть какой-нибудь ориентир. Подойдя к дереву, заметил, что со стороны леса к стволу прикреплены дощечки, образуя лестницу. Еще подумалось: «Лестница в небо!» Положив рюкзак у подножья сосны, перекинув свое видавшее виды старенькое, но все еще надежное ружье через голову, стал медленно подниматься. Снизу казалось, что горизонтальная доска невысоко, однако в действительности позиция для выстрела располагалась гораздо выше, над верхушками самых высоких сосен и елей.

Устроившись на доске, глянул вниз и опять удивился. Казалось, что внизу уже глубокая ночь. Странно. Здесь наверху все окутано оранжевым светом, хотя преобладают и оттенки желтого. Охотник стал вглядываться в горизонт, выискивая, что-нибудь знакомое. Но до самого горизонта – только лес и странное оранжево-желтое сияние. Страха не было. Скорее, какая-то детская зачарованность. Оглянувшись назад, увидел, как надвигается темное покрывало ночи. Словно забрало шлема космонавта, постепенно поглощая странный закат. И вот уже ночь почти вступила в свои права, оставив только узкую оранжевую полоску на горизонте. Мгновение – и стало темно.

Но тут словно по волшебству зажглись мириады звезд, образуя хитросплетения галактик. Очарованный сидел Охотник, завороженный волшебством темной ночи. Было настолько тихо, что можно было услышать разговоры звезд, рассыпанных щедрой рукой доброго волшебника. Забыв про все на свете, Охотник все смотрел и смотрел, радуясь как ребенок: подмигиванию далеких квазаров, считая падающие звезды.

Внезапно это великолепие пришло в движение. Медленно перестраиваясь в круги, звезды начали кружиться в космическом вальсе. Музыки не было. Хотя нет, музыка эта сплеталась из разных звуков: шелестом летнего дождика, колыбельной мамы, шорохом сена, гудением трудолюбивого шмеля, шепотом листвы, журчанием ручейка… И тут Охотник вспомнил вкус вечернего чая и понял. Это был вкус детства! Вкус маминых блинов, вкус парного молока, вкус печеной картошки, вкус первого неумелого поцелуя…

Опять внезапно, как и в прошлый раз, вальсирующие звезды погасли. Стали медленно зажигаться (скорее проявляться) знакомые созвездия. По щекам Охотника текли слезы. Он с сожалением осознал, что находится на Земле, ощутив себя одной из маленьких песчинок Вселенной.

Никогда больше Охотник не видел этого озера, этой сосны. Сколько ни искал, сколько ни спрашивал. Лишь иногда во сне показывалось доброе оранжево-желтое сияние.


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№4, Апрель, 2013 №3 (18) Март 2014 №7 (46) 2016 №1 (40) 2016 №1.2015 №11, Ноябрь, 2013