Журнал

Как мы постреляли уток и гусей в Луизиане

Да, именно в названии темы заключается весь смысл того, о чем я хочу рассказать. Это мое видение путешествия пяти русских охотников в Америку, в штат Луизиана, где в течение восьми дней мы охотились на белолобых гусей и уток.

Как мы постреляли уток и гусей в Луизиане
Наша команда Callofhunt в лице Димы Курочкина, Игоря Бабаева, двух его друзей – Евгения и Владимира и меня состояла из абсолютно разных людей, но всех нас объединила любовь к охоте на водоплавающую дичь.

Предыстория этого путешествия для меня началась около трех лет назад, когда я впервые познакомился с Джеймсом Майерсом, заказав у него по телефону манок на белолобого гуся. Затем судьба свела меня с компаньоном Джеймса – Биллом Дэниэлсом, Человеком с большой буквы, настоящим другом и, не побоюсь этого слова, великим охотником. Джеймс и Билл вместе создали компанию Riceland Custom Calls по производству манков на гусей и уток. А наша уже совместная история продолжилась регулярным общением, моими победами на российских чемпионатах по манению и, наконец, нашей личной встречей в России, когда Игорь Бабаев пригласил наших американских друзей в гости на весеннюю охоту.

И вот этим летом поступило ответное приглашение, и, конечно же, не воспользоваться им было бы преступлением против нашей охотничьей сущности. После сбора документов и получения виз мы вычислили определенную дату как наилучшее время для отлета и для хорошей охоты, когда сезон только открылся и птица пришла на юг. В этом рассказе я постараюсь поделиться своими эмоциями, а также тем, что узнал сам и что будет интересно нашим охотникам. Нет, мы не открыли Америку и, естественно, не первые русские, побывавшие там на охоте, но в том округе Луизианы, где нас принимали, мы были первыми российскими охотниками на памяти даже очень пожилых местных.

15 ноября мы вылетели в Хьюстон, штат Техас, откуда предстояло доехать на авто до конечной точки – в города Лейк-Чарз и Хейс. Встречали нас Брайен Харрис и Рэй. Брайена многие помнят по его визиту к нам, Рэй – его друг, профессиональный натасчик и тренер охотничьих ретриверов. Они приехали на двух больших полноценных пикапах – «траках». Дима Курочкин летел другим бортом, и мы чуть-чуть разминулись на выходе. Но к дому Билла мы все равно прибыли почти одновременно. Большое количество автомобилей и еще больше людей во дворе дома не оставляли сомнений – нас ждали. Это была действительно очень теплая встреча старых и новых друзей. Многие охотники – друзья Билла – приехали нас поприветствовать. Если я скажу, что приняли нас тепло, это и на сотую долю не выразит этого гостеприимства.

После плотного ужина и «по чуть-чуть» за луизианскую и московскую «встречи на Эльбе» мы отправились спать – в 4 утра предстоял подъем на первую нашу охоту в Америке. Вообще, в дальнейшем такие тусовки, или, по-местному, пати, проходили каждый день, и мы долго не могли понять, из-за нашего ли приезда, или это норма их жизни. Оказалось обычным делом собраться у Билла дома после охоты или трудового дня, попить пива, поговорить, и это общение охотников мне очень понравилось. Люди не сидят в Интернете, а общаются вживую. Дом Билла располагал к встречам своей атмосферой, точнее не сам дом, а отдельное здание для встречи с друзьями, где было все необходимое: кухня, кресла и диван, ТВ, холодильник, забитый пивом и вкуснейшими колбасками-гриль из оленины. Ну и самое важное – антураж. Попадая сюда, настоящий охотник забывает обо всех проблемах, в этом храме охоты не место вегетарианцам. Здесь место именно охотникам, которые добывают и едят птиц, которые умеют манить и ценить красивый выстрел. Именно Луизиана, где проходит миграционный коридор и многие птичьи популяции остаются на зимовку, является настоящим раем для охоты на водоплавающую дичь.

У меня сложилось впечатление, что охотники в этом месте все, каждый мужчина! Будучи в Америке, мы каждый день встречались с различными людьми, которые все были охотниками, они приезжали в гости к Биллу, мы ездили на всевозможные пати, и каждый вечер все разговоры велись только об охоте.

В первый вечер Билл собрал наши паспорта для оформления охотничьих разрешений и лицензий. Охотничье разрешение – марка – на каждого охотника было оформлено заранее. Нам нужно было только погасить его своей подписью. Лицензии выписывались по телефону, мы записали только их идентификационные номера. Охотничьи марки имеют уже столетнюю историю. Позже я видел плакат, где были изображены все марки начиная с 30-х годов. Каждый год охотничья общественность выбирает новый символ, птицу, которая будет изображена на марке. В этом году на марке лесная утка. В прошлом году была пара белолобых, а в следующем году будет гоголь. Оформление документов на охоту просто и доступно, зато обязательно для каждого охотника. 

Перед охотой нас вооружили. Местные гладкоствольные ружья – это в основном наши любимые ВВВ (Beretta, Benelli, Browning). Пару раз я видел винчестеры, один мне показал мой хороший товарищ – это ружье ему подарил дедушка. В очень хорошем состоянии, пятизарядка, в дереве. Мне от Майка – профессионального охотничьего гида – достался
браунинг «Максус». Все ружья имели дульные сужения для стрельбы стальной дробью, поскольку в США свинцовая дробь при охоте на водоплавающую дичь запрещена.

Забегая вперед, скажу, что патроны со стальной дробью нам давали пачками, и сначала мы сильно путались в номерах и маркировках. Честно признаюсь, я стрелял по уткам и гусям, не разбирая, что там за патроны. Были случаи, когда с гуся летел целый пучок перьев, но гусь оставался в живых. Вообще, мы заметили, что на охоте в Америке у всех было довольно много подранков. Дробь же была размером с наш 0 или 00. Удельный вес стали не сравнить со свинцом: при разделке гусей и уток вываливались дробинки, и было непривычно не ощущать их веса на ладони. Попадалась восьмигранная дробь, которая, как написано на коробке, наносит более тяжелые ранения. Стрельба же была очень нестабильной. Бывали налеты, когда мы выбивали максимальное количество птиц из стаи, но были и такие, когда мы позорно мазали в несложных ситуациях. Американские охотники не любят стальную дробь, особенно те, кто еще помнит времена, когда был разрешен свинец. С другой стороны, я думаю, можно виться и к стали – дальние выстрелы были, а это показывает, что стрелять удачно ею можно на всех дистанциях. Впрочем, стреляли мы, как правило, накоротке – наманивали птицу на 30-35 метров, иногда и на 15. Тогда казалось, что можно сбивать гусей камнями, так низко они налетали.

Охота происходила из стационарных засидок – блайндов. Одновременно в таком довольно тесном для всего, кроме стрельбы вверх, блайнде может находиться до 8 охотников с оружием, поэтому техника безопасности при такой охоте – на первом месте. Блайнды были на любой вкус и цвет. Мы были разбиты на группы и ездили каждый день в новые места и, соответственно, в разные блайнды. Между собой мы присваивали каждому из них звезды комфортности. Типа – вот вчера были в пятизвездочном просторном, а сегодня в четырех звездах. Но, конечно, это очень комфортная охота, все, что требуется – это вовремя вскочить и отстреляться. Каждый блайнд зарыт в землю и служит охотникам очень долгое время. Он,
как и земля, на которой находится, собственность фермера, и вот тут начинаются настоящие расходы. Цены варьируются от $250 за один день охоты до $5000, если арендовать на сезон. В самых лакомых местах цены могут быть выше. Но у хорошего человека много хороших друзей, и Билл возил нас в блайнды как своих друзей.

И вот настало время «Ч». То, за чем мы летели 12 тысяч километров, о чем мечтали и к чему стремились, – наша первая охота в Луизиане. Меня определили в команду к Джеймсу Менингу. Моя первая американская охота прошла с ним, поэтому лично для себя считаю ее знаковой. Этот человек – предводитель Specklebelly nation, по-хорошему «повернутый» на охоте на белолобых. Конечно, есть и у нас такие личности, но Джеймс настоящий фанат. И отношение у него к охоте особое, я бы даже сказал, трепетное, поскольку к каждой мелочи он относится как к великому таинству. То, как он обсуждает расстановку чучел, планирует, как будут заходить стаи, и с какой стороны встанет солнце, и как мы будем стрелять – все это вызывает такое уважение, что общая замороченность не отталкивает, а, наоборот, приятно удивляет. Как правило, сам процесс поездки делится на два этапа. Первый этап – мы доехали на траках до фермерских ангаров, второй этап – пересели на квадроциклы, погрузили на них чучела и выпустили собак из клеток. Часто чучела никто не убирает, и дорогие «гринхеды» стоят весь сезон прямо на поле, вперемешку с разнообразными утиными чучелами. Никто их не украдет, и много раз, когда проезжали возле охотничьих полей, мы видели постановы из чучел. Чучела на гуся я видел только «гринхед» ФФД серии. Попадалась пара штук «проградов», но был момент после выпадения росы, когда мне лично показалось, что «програды» бликуют на солнце и
отпугивают налетающие стаи.

Я запомнил свой первый выстрел – и любезность, оказанную мне. Первый одиночка-белолобый, накрутивший несколько кругов и вылетевший на наш сектор стрельбы, был сбит лично мною, первым выстрелом после команды Джеймса: «Алекс, убей его!» Да, местные охотники предоставили первое право выстрела мне, гостю. Это было незабываемо. Были красивые выстрелы и после этого, но они уже не оставили таких ярких воспоминаний. Мой первый американский белолобый был бит. Все остальное шло уже по накатанной. Были и великолепные налеты гусей и уток. Удалось взять пару селезней кряковых, шесть штук шилохвостей и несколько широконосок. По гусю мы выполнили норму очень быстро – лимит два белолобых на человека.

022.jpg

Основные места охоты – на убранных заливных рисовых полях. Гуси очень любят там кормиться и по утрам ровными рядами летят на них со своих ночных присад. Особое место в этом действии занимают белые гуси (snow geese) и голубые гуси (blue geese). Эти два вида, как правило, образуют общие огромные стаи и летят на свои заветные места вперемешку. В Луизиане я поломал еще один свой стереотип – что охотиться на белого гуся проще простого. На самом деле эта птица отличается большим умом и настороженностью. Добыть белого большое счастье, и чтобы наманить стаю, надо использовать огромное количество чучел. Манки на них не работают, только голос, что и показали нам Брайен и Билл. Летят белые гуси на большой высоте, и шансов сбить этих гусей несоизмеримо меньше, чем белолобых. После первой охоты последующие дни начали сменяться с такой скоростью, что я уже не помню, на какой день я охотился с Брайеном на болотах или когда именно я охотился с Биллом на рисовых чеках. Просто каждый день дарил столько эмоций, что все смешалось в одну большую охоту.

Конечно же, запомнились все охоты с могучей связкой Майка Миллера и Билла Дэниэлса. Про Билла многие у нас в стране знают, этот человек охотится с манком на белолобого гуся уже четверть века. Но я не переставал удивляться остальным его талантам – дома жена показала мне аккордеон, на котором он играет. У него абсолютный музыкальный слух. Майк в свои 25 лет является не просто титулованным исполнителем на манках, он выиграл большое количество соревнований, в этом году стал лучшим в Техасе, а также чемпионом мира. Майк работает охотничьим гидом и охотится на гусей каждый день в сезоне. Только у него я видел мозоль на пальце от манка (!) – каждодневный охотничий опыт и постоянная практика сделали из этого парня настоящую машину для добычи гусей. Понимать и чувствовать гусей, как Майк, – это верх профессионализма. 

Но хватит о гусях, настало время рассказать и об утиной охоте. В один из дней мы отправились с Брайеном в его блайнд на озере Гранд. Водные блайнды находятся выше уровня воды и замаскированы местной растительностью. Чучела расставляются так, чтобы утки, заходящие на посадку, в основном попадали в сектор стрельбы для всех. Еще ночью мы выдвинулись на охоту, заехали по пути на заправку и увидели таких же охотников. Удивил один момент: зайдя в магазинчик, мы захотели купить кофе, но над кофемашиной висело объявление «Для охотников бесплатно», то есть достаточно сказать «Я на охоту!» – и получай кофе. Именно из таких мелочей создается впечатление, что люди там живут охотой и именно охота для них смысл жизни. Это, конечно, замечательно. Также мы обратили внимание на то, что среди охотников довольно много детей – как раз были каникулы, и, видно, местные выезжали на охоту целыми семьями. Самый маленький охотничек, которого я видел, был парень лет пяти, который важно вышагивал рядом с отцом, он был одет в настоящую охотничью одежду и в детских аккуратных резиновых сапогах. 

На парковке с огромными эллингами для лодок было больше десятка траков. Вокруг царили оживление, охотники доставали из кузовов канистры с топливом, ружья, сумки. Мы также перегрузились в лодку Брайена, уселись, и его лабрадор Нелли заняла свое место на корме. В темноте тронулись на большой скорости сквозь узкий проход между зарослей. Брайен лихо управлял суденышком, на скорости мы входили в слепые повороты, но не было никакого страха, ибо понятно было, что Брайен у себя дома и знает каждый закуток.

Подъехав к месту охоты, пересели в блайнд, лодку Брайен отогнал за поворот и вскоре вернулся на маленьком куласике, который стал на свое место за задней стенкой, сверху которой был сделан навес из травы. На рассвете начали слышаться выстрелы, но не то чтобы стояла канонада, интенсивность то затухала, то возрастала. Брайен сразу сказал, что охота будет не очень хорошая, нет ветра. Были одиночные налеты, и в общем по нашим меркам стреляли мы достаточно много. Была масса одиночек – в основном серые утки и пара шилохвостей. Когда встало солнце, налеты прекратились, но мы взяли не более десятка, и, если честно, промелькнула мысль, что можно закругляться. Вокруг послышались звуки моторов, люди возвращались на базу, но мы продолжали сидеть. Стало уже довольно жарко, и – о, чудо, утка начала летать! Я разбил еще один стереотип – оказывается, утка у них летает, когда становится жарко. Налеты сменяли друг друга так быстро, что мы не успевали перезаряжаться, а после серии выстрелов наступала тишина, и затем новая волна. Это была очень динамичная охота, но, на удивление Брайена, мы чуть-чуть не добрали норму. Потом стало совсем жарко, и мы решили закончить.

Подводя итоги этой поездки, хотелось бы в первую очередь поблагодарить наших американских друзей. Радушие и гостеприимство, с которыми нас принимали в Луизиане, превратили наше путешествие в незабываемое, о котором мы будем рассказывать своим друзьям и близким. Безусловно, стоит упомянуть и тот опыт, которым поделились наши друзья. Особенно это касается умения приманивать гусей и уток, ибо каждый американский охотник демонстрировал свой стиль исполнения на гусином и утином манке. Лично я для себя открыл много новых интересных звуков, которыми можно успешно приманивать гусей. И для любого охотника, который использует духовые манки для приманивания птиц, этот опыт дорогого стоит.

Это было замечательное время, красивая охота и интереснейшее знакомство с американской культурой охоты на водоплавающую дичь.

Фото: Игорь Бабаев

Американские друзья вели подсчет птиц, добытых нашей командой за все путешествие. (Под нашей командой имеются в виду и мы – русские, и американские коллеги, с которыми
мы охотились). Всего за 8 дней было добыто 97 белолобых гусей, 6 белых и голубых и 104 утки. 

При этом охотились мы по утрам, а нормы добычи на одного охотника в Луизиане составляют: белолобых гусей – 2 особи, белых (снежных) гусей – 15 особей, уток – 6 особей. 

Текст: Александр Кудря
Фото: Игорь Бабаев

Вернуться к содержанию номера

d-alex001
На питерханте версия поездки более интересная)))))
Имя

Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№12 (39) 2015 №1 (16) Январь 2014 №1-2, Январь-Февраль, 2013 №1 (52) 2017 №8 (35) 2015 №8, Август, 2013