Журнал

"Мультяшный" трофей, или Почему на охоте нельзя расслабляться

Эта история произошла не так давно на охоте в Намибии, куда я отправился в компании четырех друзей. Для троих из них эта Африка была первой в жизни, а для меня – четвертой за последние 9 месяцев. 

"Мультяшный" трофей, или Почему на охоте нельзя расслабляться

Серьезных охотничьих планов на эту Африку я не строил, скорее, предполагал приятно провести время с товарищами, поохотившись на диких африканских котов и каракала. Но охотничий азарт – вещь великая. Результатом поездки стали 68 трофеев, из которых 14 пришлись на мою долю. Один из них, уверен, запомнится мне на всю жизнь.

Стрелять жирафа в эту поездку я не собирался, поскольку двух успел взять в прежние поездки. Но когда в один из вечеров зашел разговор о том, что есть три лицензии, супруга сказала: «Отлично. Нам к твоим двум кейпам очень нужен большой ковер».

Представление об охоте на жирафа я имел, как мне казалось, достаточное: первого взял в очень сложных условиях, стрелял несколько раз, второго добыл с одного выстрела. Готовился к этим охотам – и по оружию, и по патронам – основательно; знал, что животное это – при всей его «мультяшной» внешности – мощное, крепкое, серьезное.

Хозяйство, в котором мы охотились, было весьма большим по площади (порядка 66 тыс. гектаров) и с хорошей плотностью зверя, так что никаких сложностей при охоте на жирафа никто не ждал.

Жара, надо сказать, стояла несусветная – днем за 40. Принимающая сторона решила подстраховаться и пригласить специальную бригаду скинеров, чтобы, не теряя времени, можно было сразу же снять шкуру. Договорились, что первого жирафа стреляем утром, второго – после обеда. Третьего – с утра на следующий день.

Выехали утром очень рано. И тут оказалось, что с жирафами может происходить то же, что и с зебрами: когда они вам не нужны – они на каждом шагу, когда нужны – черта с два найдешь! Все предшествующее время мы видели довольно много – по 10-15 красивых самцов-жирафов – ежедневно. А тут отправились на охоту четырьмя экипажами на четырех машинах плюс еще два тракера на кроссовых мотоциклах. Все с рациями, чтобы можно было быстро сообщить, где хороший трофей. И, прокатавшись целый день, мы один-единственный раз увидели с горы на довольно большом расстоянии самку с детенышем. Ситуация странная: вчера были красивые самцы черного цвета, очень достойные трофеи, а сегодня – ни-ко-го! А это не лес густой с вековыми деревьями, а легкий буш, переходящий в полупустыню. Там жирафу в принципе и спрятаться-то негде. Он не ложится, а когда стоит, голова все равно торчит над бушем. Но ни-ко-го! Так и вернулись вечером без выстрела.

На следующее утро выехали еще раньше. И только часам к одиннадцати (обычно в это время мы уже возвращались в лодж на ланч, потому что жара достигала апогея и охотиться было просто невозможно) увидели торчащую над кустами голову. Старый крупный самец черного цвета стоял метрах в 100-150 от дороги, по которой мы ехали, и смотрел на нас. Пи-эйч, понимая, что если мы остановимся, жираф побежит, предложил провести некоторое десантирование. Мы проехали еще метров 700, потом повернули обратно, сместились на ступеньки на противоположном от жирафа борту машины и в какой-то момент, увидев крупный куст, спрыгнули – я с карабином, пи-эйч с сошками – и начали подходить. Все происходило очень быстро да плюс охотничий азарт – в общем, на то, что пи-эйч без оружия, я в тот момент внимания не обратил.

Я планировал стрелять стандартно – по убойным местам в корпусе, как уже стрелял. Но если предыдущих двух жирафов я взял из .375, в этот раз стрелять предстояло из .300 калибра, который я взял с собой в Намибию, собираясь охотиться на мелкую дичь.

Жираф нас засек довольно быстро и начал отходить. Без особой спешки, но и не позволяя нам сократить дистанцию. Мы раз перебежали, пытаясь найти просвет в буше, который позволит стрелять по корпусу, второй, третий… Жарко невозможно, дышать нечем. Пи-эйч говорит: «Он нас точно ближе не подпустит, так что стреляй в голову». Я понимаю, что вариантов действительно немного: либо стрелять так, либо оставаться без трофея.

Пи-эйч ставит сошки. Жираф в штык смотрит на нас. Дистанция метров сто. Выцеливаю и стреляю в центр лба. Голова тут же исчезает. Понятно, что жираф упал.

Пи-эйч меня поздравляет, жмет руку. Идем к трофею.

Надо сказать, что, поскольку африканских охот в моей жизни было уже довольно много, к этому моменту я уже успел полюбить классическую одежду пи-эйчей – шорты. Когда научишься в них ходить по колючему бушу, понимаешь, что это действительно удобно. Мелкие царапины и уколы, конечно, бывают, но не более того.

В общем, проходим через буш к жирафу. По дороге я на автопилоте перезарядил карабин и поставил на предохранитель. Мой жираф лежит, рядом с ним еще два самца, которых мы сразу не увидели. Они отходят, этот, естественно, остается. Пи-эйч еще раз меня поздравляет. Трогает жирафа ногой – никакой реакции. Крови не видно, пи-эйч предлагает: «Давай поднимем голову, посмотрим, куда попал». Действительно интересно, как сработал .300 калибр. Я даже на секунду не успел усомниться в правильности действий пи-эйча, потому что тоже был уверен, что жираф дошел.

Он берет его за ухо, я за один рог, пытаемся поднять. И тут происходит то, чего никто из нас не ожидал – жираф вскакивает на ноги. До этого мне казалось, что крупному животному, чтобы подняться, надо сначала встать на колени, потом приподнять зад, потом перед и так далее. И это занимает некоторое время – хотя бы 5 секунд. Жираф вскочил за доли секунды, как будто открыли детскую книжку-раскладушку, и со страниц поднялся игрушечный домик. Просто одним движением вскочил, вырвав голову из наших рук.

И тут мне стало по-настоящему страшно – а страх всегда особенно острый, когда ты расслаблен и подвоха не ждешь. Пи-эйч отскакивает вправо, удачно попадая между двумя кустами. Я прыгаю влево, попадаю подколенной впадиной на острый сучок, пробиваю ногу, пытаюсь освободиться и еще больше запутываюсь в колючках… А жираф идет на меня – пять с половиной метров в высоту, полторы тонны веса и копыта размером с пуфик, только, естественно, совсем не такие мягкие.

А мне деваться некуда! Я вытягиваю вперед руки, снимаю карабин с предохранителя, практически упираюсь ему в грудь и нажимаю на спуск. Выстрел. Жираф разворачивается и начинает уходить. Я пытаюсь выбраться из куста, стреляю еще раз. Он падает. Для перестраховки стреляю еще раз. Жираф доходит.

Конечно, это все заняло секунды – рассказывать дольше.

Потом мы стали разбираться в том, что же произошло. Оказалось, что первая пуля контузила животное, скользнув ему по левой щеке и прорезав кожу. Упал он на ту сторону, где был порез – потому-то мы и крови не видели. Упал бы на другую – проще было бы понять характер ранения.

Конечно, потом пи-эйч долго извинялся, потому что ситуация действительно была из ряда вон выходящей: он не убедился в том, что животное готово, пошел без карабина, словом, ошибок допустил немало – ему просто не хватило опыта по молодости.

Но и я, как оказалось, к ситуации был не вполне готов, хотя охочусь уже очень давно.

И тут позволю себе сказать несколько слов о психологии охотника. Я с удовольствием читаю переводные статьи из западных охотничьих журналов, в которых, как правило, процентов пятьдесят отведено анализу различных ситуаций и реакции охотников на них. Я всю свою сознательную охотничью жизнь руководствуюсь тем же принципом: стараюсь перед охотой проиграть в голове различные варианты стрельбы и возможного поведения животного, чтобы потом быть готовым к любым ЧП. Перед этой охотой я поступил ровно также, но, конечно, того, что произошло, просчитать не смог. Так уж устроена охота, что она иногда оказывается сложнее любых заранее просчитанных вариантов.

Эта история в очередной раз убедила меня в том, что на охоте нужен не только самоконтроль, но и контроль всей ситуации: разрядил карабин сам – поинтересуйся, не забыл ли это сделать товарищ, с которым ты едешь в одной машине. Взял свой карабин – посмотри, что в руках у пи-эйча. В общем, как говорится, никогда не надейся на авось.

Мне остается добавить, что второго жирафа добыли без проблем, а в третьего всадили 8 пуль – 3 из .416 калибра, остальные – из .375, но добрать подранка, несмотря на все усилия, так и не удалось. Вот тебе и простая охота на такой «мультяшный» трофей.

Ну а после того, как были закрыты три наши лицензии, все вернулось на круги своя: на следующий день мы снова выехали на охоту. Жирафы встречались на нашем пути каждые полчаса.


Текст и фото: Андрей Тришин




Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№3 (42) 2016 №3 (54) 2017 №3 (18) Март 2014 №1-2, Январь-Февраль, 2013 №12 (39) 2015 №6, Июнь, 2013