Журнал

Чудеса случаются, или Моя первая охота на Кавказе

Желание поехать на охоту на Кавказ у меня было давно, но подогреваемые друзьями и родными сомнения в безопасности этого мероприятия, а также нестыковки планов не позволяли мне реализовать желаемое... 

Чудеса случаются, или Моя первая охота на Кавказе

И вот как-то в очередных обсуждениях «куда бы поехать…» Олег Подтяжкин (клуб «Айбекс») опять напомнил мне о Кавказе и предложил поохотиться на кавказского тура. Обсудили возможное время и, главное, место – так, чтобы было и «безопасно», и результативно. Как стало понятно позже, все сомнения по поводу безопасности были абсолютно беспочвенны, и нечего, уважаемые охотники, читать Интернет...

Дорога от самого дома до места прошла замечательно, если не считать того, что организатор охоты, встречавший нас в аэропорту «Минводы», Хаджи умудрился в гараже пропороть ногу и мы заезжали в травмпункт. Уже поздно ночью приехали в поселок Эльбрусский, меня разместили в доме с шестью кроватями (используются, когда много родственников собирается на какое-нибудь торжество), а проводник Кемал сказал, что я буду ночевать один, а он будет в доме у родителей, недалеко. И тут я понял, что именно так должна выглядеть жизнь кавказского пленника. Было поначалу стремно… Вокруг темно, огороды, деревья, домашние животные, горы, бандформирования… В общем, спал я очень плохо, просыпаясь от каждого шороха, «с карабином в одной руке и ножом в другой»… Именно тогда меня и начали посещать мысли, что все хорошо не бывает.

Но наутро пришел Кемал, мы замечательно позавтракали, я стал собираться – в общем, жизнь наладилась. Дальше, когда я увидел, сколько организаторы закупили продуктов, искренне восхитился, так как просто не ожидал столько увидеть. Вечером думал, что мешки с продуктами – это кому-то для организации свадьбы… Вполне можно было прокормить полпоселка теми харчами, которые были приготовлены для меня с проводником, с которым, кстати, отношения как-то сразу сложились.

Пристрелялись рядом с поселком – прямо перед носом у стада овец, которые никуда не убегали. Шел моросящий дождик. Несмотря на лояльный для прицела перелет, внести некоторую коррекцию все же пришлось – высота, хоть и небольшая, влияла.

Доехали, начали подниматься – красотища неописуемая. Поднимались по ущелью, вдоль бурной горной реки, окруженной корявыми соснами и елями, сдобренными различными камнями и булыжниками размером с гараж. Над головой низко-низко висели тучки, из которых накрапывал дождик, а далеко-далеко впереди вверху маячило плато с альпийскими лугами, на которое нам предстояло забраться.

Между делом Кемал поведал, что в прошлом году медведь съел местного жителя прямо рядом с поселком и что медведей много развелось, а они у них «скальные», небольшие и быстро бегают по любым склонам в любом направлении, поэтому лучше карабин держать заряженным, а оптику снять. Оп-па, встреча с «винни-пухом», даже небольшим, точно не входила в мои планы на этой охоте, не Камчатка все же… В общем, на всякий случай (а случаи бывают разные…) патрон на встречу с вероятным косолапым я в ствол затолкнул.

Проводники не позволили мне нести рюкзак (мол, клиенту уважуха…), поэтому я, любуясь природой, налегке, с одним карабином и оптикой на ремне карабкался все выше и выше. Так, пыхтя под тяжестью еды и прочего шмурдяка (проводники) и любуясь природой (автор этих строк) за пару часов поднялись с 1000 метров до 2000, к кошаре пастухов, находящейся на небольшом красивом альпийском лугу, вид которого портило лишь невероятное количество пластиковых и стеклянных бутылок, разбросанных не только снаружи, но и внутри кошары. Сразу решил, что как будет возможность, инициирую наведение порядка – ну не должно так быть…

Еще в кошаре обнаружил посадочный талон одного очень известного в охотничьих кругах охотника и понял, что до меня здесь уже побывали… И, видимо, самый роскошный самец из данного региона уже передислоцировался в Москву… Печально, но не критично, не в этом счастье, интереснее будет.

Видимо, проводникам очень хотелось в первый же день «отстреляться», поэтому после быстрого перекуса с дороги все начали «заниматься охотой». Я не возражал. Для начала мы прошли немного выше вдоль речушки и стали оглядывать склоны. На одной из вершин Кемал разглядел туров и предложил, немного поднявшись в их сторону, залечь на склоне. Выбрали самую живописную и кривую сосенку, рядом с которой вдоль склона некогда упало дерево, и залегли в ожидании рогатых, которые должны были поближе к вечеру, а это уже через час, начать спуск навстречу сочной травке.

Стадо начало показываться примерно в 17 часов выше нас как раз примерно там, куда указывал проводник…

Смешно иногда было за ними наблюдать, как они передвигались – то пробегут, то задумчиво остановятся, то вообще кто-нибудь сядет на пятую точку, то какие-то два самца долбанутся лбами. Своя, понятная только им жизнь била ключом.

Но, как уже миллион раз писали, ветер в горах постоянно меняется, и если до этого он дул вниз, то есть от туров к нам, то теперь начал дуть вверх по склону. Нас, похоже, учуяли, и все стадо гордо и медленно ретировалось.

Это нас не сильно расстроило, так как мне было авторитетно объявлено, что я имею честь находиться и охотиться в самой крутой турьей провинции. Имелась в виду популяция центральнокавказского тура, или тура Северцева.

Время было к вечеру, мы стали передвигаться поперек склона, понемногу поднимаясь в сторону лагеря. Двое проводников ушли в поселок, а мы с Кемалом остались.

Где-то через полчаса Кемал заметил туров на другой стороне каменистого ущелья, перпендикулярного ущелью с нашей кошарой и речкой. Они двигались метрах в семистах – медленно, цепочкой, в сторону от реки, постоянно пожевывая травку. В конце процессии шли четыре тура, которых периодически накрывало то ли облаком, то ли туманом. Мы посмотрели, прикинули, что к чему, и решили подходить, так как наличие трофейного самца Кемал подтвердил. Пока размышляли, в зоне видимости остались два тура, периодически скрывавшиеся в редких сосенках.

Подходили по крупным камням, прячась за еще более крупные. Тактика подхода – как к глухарю… Пока жует – подход, как прекратил – остановка. Так их же там двое, и они не всегда одновременно жуют. Между нами ущелье, мы на одной стороне, туры на другой, угол 30% вверх, дистанции 300 метров. Принимаю решение стрелять. Хотя, конечно же, мыслей роится туча (стрелять в первого попавшегося в первый день и так далее…). Надежный Blaser R93 300 Win. Mag. с патроном Norma Accubond готов к бою. Ну и дальше – «поймал в прицел», «взял небольшую поправку», «затаил дыхание», «плавно нажал на спуск», «грохнул выстрел», «в разреженном воздухе прозвучал отчетливый шлепок». Но зверь почему-то идет… Потом мне его уже за камнями не стало видно. Но прошел он, как потом выяснилось, шагов пять… Кемал умудрился выстрел заснять на свой телефон, на котором в итоге ничего особенно не видно, зато четко слышен радостный «крепкий русский» вердикт проводника, означающий «добыл», и мой победный клич «йо-хо!». А попадание, как потом выяснилось, было в сердце.

Теперь надо было «с легкостью» метнуться через ущелье (вниз и вверх – 200 метров по вертикали, через прошедшую сто лет назад лавину), сфоткаться, разделать трофей и до темноты спуститься к кошаре. Что и было с успехом проделано. Но это был самый счастливый в той поездке час. Чудеса да и только – в первый день пешей охоты на Кавказе добыт девятилетний самец центральнокавказского тура…. В общем, почему я решил стрелять в первый день и в первого встреченного из достойных, но явно не самого-самого на этой территории (что было выявлено на следующий день), объяснить сложно… Но это и не важно.

Наутро, выспавшись (хотя после слов «давай уберем с улицы мясо, чтобы медведь не заинтересовался…» немного напряженно стало) и никуда не торопясь, я торжественно объявил субботник по сжиганию бесчисленных пластиковых бутылок, валяющихся вокруг кошары. В Евроньюс сюжет назвали бы «Без комментариев…».

И сели оглядывать в трубу окрестные горы. Часа два любовались стадом из примерно 30 туров, где, очевидно, один был претендентом на самого основного. Туры умудрялись жевать и сталкиваться лбами одновременно, что мы с интересом и снимали на фото и видео.

В итоге результаты нашего субботника в виде черного дыма ими были замечены, и они, наверное, по-своему матерясь, удалились.

Где-то в полдень пришли проводники, и мы со всем своим добром, оставив последователям нетронутые консервы, спустились в поселок.

Как-то все опять идеально и не похоже на трудную охоту на Кавказе… Хотелось движухи, трудностей, продолжения банкета. Но билет все-таки на день раньше поменял, не удержался. Технологии, блин, картой можно по телефону заплатить. Было еще два охотничьих дня. Что у вас тут водится такое? «Потапыч» отпадает – жалко, да и камчатский в активе есть. Кстати, на Кавказе водится два его вида – скальный (маленький), у них там, похоже, все скальное… и бурый, но тоже небольшой. Серна – рожки какие-то несолидные, но «правильные», и развлекухи ради даю отмашку на серну. Тем более что Кемал сказал, что серн как грязи….

Оказалось, не все так тривиально. Серны питаются преимущественно листвой деревьев, а не травой и на открытое выходят редко. Ну и как их искать??? Но Кемал все-таки углядывает одну на расстоянии километра, и мы, сравнительно легко спустившись вниз и поднявшись по противоположному склону, подходим к ней на 250 метров. Стоит шикарно – вокруг лес, а она (точнее он) выперся прямо на скалу и, периодически поднимаясь на задние ноги, срывает листочки. Красотень! НО. Именно большое такое «НО». Мы стоим на ровной по горизонту поляне, а серна под углом 45% вверх. И как прицельно выстрелить? С рук решил не стрелять. Я попытался раскорячиться для стрельбы, а так как опыта подобного никогда не было, а мысли от близости очередного трофея сбились в кучу, то как только я принял позу – даже не буду описывать какую, – ушлый зверь зашел за дерево, а я застыл в ожидании. Но поскольку поза была такая, что и описать стыдно, то я ее сменил для удобства, а в этот момент серн вышел опять. Я опять принял ту самую позу, и опять он зашел за дерево. В общем, так повторялось 2-3 раза, я хотел выстрелить наверняка (понимая, что завтра еще будет день и чего торопиться?) и ждал оптимальной ситуации, а зверюга эту оптимальную ситуацию мне не предоставляла. Это потом уже я «махал кулаками после драки» и рассуждал, что надо было стрелять с плеча проводника или что проводнику надо было лечь за мной, а я об него оперся бы спиной. Если бы да кабы… Ну и кончилось все это тем, что серн наелся и свинтил в лес.

Кемал авторитетно заявил, что придем по-темному, рано утром и обязательно его добудем. Но хитрый зверь утром не показался. Мы поднялись к месту его вчерашней дислокации, обнаружили свежие лежки, следы, и было принято решение подняться еще повыше и ждать, пока он откуда-нибудь появится.

Просидели весь день. По очереди спали, периодически пожевывая бутерброды с чаем. В голове постоянно крутилась речевка «как гордый орел на вершине Кавказа…» В тот день нас посетили и знойное солнце, и сдувающий ветер, и – в итоге – дождь. Хотел трудностей? Получи…. Стрелять надо было вчера, а не раскорячиваться. Ощущение, что пробыл на той горе неделю, не меньше.

Не пришел никто….

Пыхтя и любуясь красотами, стали продвигаться вдоль хребта. «Нет такой природы больше, каждый горец, это знай…» Впечатление, что как минимум треть деревьев и кустарников – с колючками, за которые постоянно цепляешься одеждой и хватаешься руками, особенно поднимаясь на склон в 45 градусов. Жесть, неделю потом занозы из рук вытаскивал… Но везде, где должны быть просто стада, серн не было – ни одной живой души.

Ну все, завтра в аэропорт, час до темноты, накрапывает дождик.

И тут Кемал тычет со словами «серна» в противоположный склон, до которого всего-то 550 метров. Смотрю, а там меж деревьев спокойно идет серна, то показываясь, то пропадая. Кемал предлагает: давай быстренько обойдем по горам с километр и выйдем зверю наперерез. А если он пойдет другим путем или не успеем??? Тогда не получится. Я принимаю решение выстрелить, потому что перспектива без шансов обрезать зверя как-то не вдохновила. В итоге не выстрелил, так как серн мелькал меж деревьев, а я не успевал прицелиться, хотя и принял в этот раз удобную для выстрела позу.

Философски рассудив, что это они (серны) меня заманивают вернуться в следующем году, предложил Кемалу заканчивать и спускаться в поселок. Если бы я еще и серну добыл, наверное, было бы уж совсем до неприличия все гладко. Вот так все оказалось наоборот – легкая охота на тура и непростая – на серну.

Дальше был гостеприимный ужин у родителей Кемала, быстрые сборы и ночной переезд в гостиницу, а наутро – без малейших проблем – комфортный перелет в Москву, с четким пониманием, что планирую вернуться через год за кубанским туром, серной и, если хватит времени, оленем. И надеюсь вытащить с собой кого-то из друзей-охотников – одному скучновато, конечно. И обязательно в палатке, повыше, где туры потолще. Хотя и с некоторым сомнением, что такая идеальная поездка еще когда-нибудь вообще возможна. За что, конечно же, премного благодарен всем организаторам состоявшейся охоты!

А в голове песнь – «Нет такой природы больше, каждый горец, это знай…»

Чудеса случаются

Текст и фото: Михаил Иванов



Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№11, Ноябрь, 2013 №8, Август, 2013 №12, Декабрь, 2013 №9, Сентябрь. 2012 №7 (46) 2016 №11 Ноябрь 2014