Журнал

Пернатые великаны крымских степей

На рассвете дня в лазейку, завешенную ковром, просунулась к нам благополучная физиономия Игната со словом: 
– Барин.  
– Что тебе надо? – спросил я полусердито, как это бывает с людьми, нехотя пробуждающимися. 
– Охотники собираются. Прикажете побудить?

Пернатые великаны крымских степей

...

– Да ты уж разбудил меня. Что они? Куда едут?

– Не знаю. Лошадей заседлали, и господ будят.

– А на дворе что?

– Мороз страшенный.

– Что ж они, одурели, что ли? – проговорил Бацов тоже сердито.

– Не могу знать, – отвечал Игнатка.

– Позови сюда кого-нибудь из охотников! – заключил я.

– Куда вы собираетесь? – спросили мы новую физиономию, появившуюся на месте Игнаткиной.

– Да вон крылатый зверь подступил к березняку, так хотят попытать счастья, – отвечал тот как-то невразумительно.

Через несколько минут мы были уже одеты и сели на лошадей. Мороз был препорядочный; на сучьях дерев и на земле, облитой вчерашним дождем, блестела ледяная корка. Человек шесть охотников и мы с графом выехали в поле без собак, с одними арапниками. На озимях сидело небольшое стадо дроф; разделясь по двое, охотники справа и слева поскакали в заезд стороной, и вскоре дрофы были окружены. Видя это круговое нападение, птицы разбежались врозь и норовили скрыться, но лошади были резвее их, и каждый из седоков, избрав для себя жертву, тотчас догонял ее. Причина такого успеха заключалась вот в чем: у дроф, ночевавших посреди поля, размокшие крылья так сковало морозом, что они не могли их разнять для того, чтоб улететь от нас. Мы очень легко догоняли их на бегу, но справлялись с ними не без труда. Тут, как водится, не обходилось без смеха: старый дудак чуть не заклевал у нас охотника: конец арапника, которым тот стегнул птицу, туго обвился кругом и захлестнулся у нее на шее; охотник полез с лошади с тем, чтоб овладеть птицей, но рассвирепевший дудак перешел из оборонительного положения в наступательное: он начал прыгать на охотника, норовя выклюнуть ему глаз, вскоре сшиб с ног своего преследователя; борьба, повершаемая общим смехом, длилась, пока не подоспели к бедствующему на выручку. Поймав пять штук дроф, мы вернулись к шалашам…»

Дрофы

Давно прошли времена, описанные выше в отрывке из книги Е.Э. Дриянского «Записки мелкотравчатого», когда дрофа была самым обычным обитателем русской степи – теперь эта птица занесена в Красную книгу и считается вымирающим видом. Дрофы не относятся к отряду куриных, как многие думают, они принадлежат к отряду журавлеобразных. У дрофы, или, как раньше называли эту птицу, дудака, – длинная шея и длинные сильные ноги, на которых она бегает с довольно приличной скоростью. Высота дрофы – более метра, вес взрослых самцов более 10 килограммов. Старики рассказывают, что раньше вес дрофы достигал пуда. И несмотря на свой вес, летает дрофа очень быстро.

Многие охотники уже давно не видели эту огромную и прекрасную птицу. Но есть еще места, где дрофы не просто живут, но и успешно размножаются. Одним из таких мест являются степные просторы Крыма. В Крыму по сей день сохранилась довольно большая популяция дроф, и осенью, когда птицы собираются в табуны, некоторые стаи насчитывают от 50 до 70 голов, а когда поздней осенью из других регионов прилетают дрофы на зимовку, то нередко встречаются табуны и по сотне голов. Табун целый день пасется на поле и издалека похож на отару овец.

Но начну по порядку, с весны. Весной у дрофы, как и у многих птиц, начинается ток. Самцы, распушив перья и усы, устраивают гладиаторские бои. Как и на всяких других токовищах, призом для победителя является самка. Гнездо она устраивает прямо на земле – просто делает небольшое углубление и откладывает туда всего два, реже три яйца. Почему-то в наше время кладка яиц стала много меньше, чем в XIX-XX веках. Я не могу сказать точно, сколько дней длится насиживание, я простой охотник, а не ученый, но по моим наблюдениям – дней 25, может, чуть больше. Самцы не устраивают для себя гарем, они после брачного периода собираются в холостяцкие табуны и бродят по степи. Самки же ревностно охраняют свои гнезда. В случае опасности самка затаивается, а иногда незаметно отходит от гнезда и взлетает, уводя опасность за собой. В конце мая появляются маленькие дрофята. Цвет их в точности копирует окружающую среду, поэтому к затаившемуся дрофенку можно подойти на шаг-два и все равно не заметить. Хоть самка дрофы и способна защитить выводок, все равно все птенцы выживают редко. Сначала маленькие дрофята питаются насекомыми, постепенно переходя на траву и разные семена. Растут они быстро и уже к августу почти все встают на крыло. В конце лета к собравшимся в табун самкам и молодежи присоединяются и бродившие по степям самцы, образуя, как я уже писал выше, огромные по нынешним меркам табуны. К большому сожалению, ученые-орнитологи Украины (Крым-то был Украинской АО) совсем мало уделяли внимание этой птице. Не знаю, по какой причине – может, просто не хватало финансирования. Побеседовав лично с некоторыми из них, я с удивлением узнал, что на Украине на 2010 год насчитывалось всего 520 пар дроф, из которых 480 постоянно обитают в Крыму. По моим собственным наблюдениям, а также по наблюдениям моего сына (он защищал диплом по теме о дрофах), дрофы у нас несколько больше.

Дрофы

В октябре в Крым на зимовку прилетает популяция дрофы из тех регионов России, где еще водится эта птица. В это время почти на каждом поле можно заметить пасущихся птиц. Дрофа хорошо переносит крымскую зиму, она способна добывать себе корм даже из-под снега, который, впрочем, в Крыму довольно редок. Гораздо труднее она переносит, когда при нулевой или слегка минусовой температуре начинает идти дождь. Дело в том, что у дрофы полностью отсутствует сальная железа, которая защищает перо от намокания, а намокнув, дрофы начинают обмерзать и теряют способность к полету. В это время птицы как никогда становятся уязвимы для хищников и браконьеров. В начале XX века люди палками забивали огромное количество беспомощной птицы, нанося тем самым непоправимый урон популяции. С повсеместной распашкой степей численность дрофы стала сокращаться еще быстрей. Облик степей изменился, и огромные площади превратились в сельскохозяйственные угодья. К счастью, дрофа смогла адаптироваться к новым условиям и стала гнездиться на пашнях, что сделало более частой гибель как кладок, так и птенцов во время обработки полей. Также нередки случаи, когда дрофы бьются о высоковольтные провода, ну и, конечно же, степные пожары губят много молодняка (не только этой редкой птицы, но и других видов зверей и птиц).

К сожалению, никто всерьез не занимался и не занимается проблемой охраны гнездовий дрофы на Керченском полуострове, сохранением мест обитания, а также искусственным ее размножением с последующим выпуском в природу. А ведь дрофа очень легко приручается и в неволе совсем не боится людей. Может быть, теперь, когда Крым стал российской территорией, ученые обратят внимание на дроф Керченского полуострова. 

Дрофы


Текст и фото: Василий Кононенко



Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку