Журнал

Младший брат волка в донских степях

Шакал – зверь, мало известный большинству охотников России в связи с тем, что обитает он лишь на небольшой территории нашей страны. 

Младший брат волка в донских степях

Ареал распространения шакала охватывает самую юго-западную часть России – Кавказ, Краснодарский и Ставропольский края, Ростовскую и Астраханскую области, Калмыкию. Внешне он напоминает причудливую смесь лисицы с волком, но в отличие от последнего перепутать шакала с собакой сложно даже несведущему человеку. Очень уж специфично смотрятся острые очертания морды.

Цвет шакала колеблется от светло-серо-пегого до темно-серого, почти черного с рыжими подпалинами. На расстоянии бегущий шакал иногда смотрится вообще черным, и только подойдя поближе к взятому зверю, можно увидеть светлые вкрапления. Субъективно кажется, что ростовские шакалы темнее цветом и крупнее, чем их южные собратья. По крайней мере шакалов весом меньше 10 килограммов я не встречал, хотя в Интернете средний вес его оценивается в 7-10 килограммов. Короткий хвост очень похож на волчий, только гораздо пушистее. Волосы на шкуре в целом довольно короткие, короче, чем у лисицы, но иногда, особенно в январе-феврале, встречаются и очень пушистые особи. Некоторые энтузиасты охотничьего дела заказывают себе в ателье куртки, пошитые из шакальих шкур мехом наружу. Смотрятся они весьма интересно, особенно в наш век вездесущей синтетики. В отличие от самого массового пушного зверя юга, лисицы, мех шакала на изделиях выглядит очень «по-мужски». А ведь настоящему охотнику инстинктивно приятно носить вещи, сделанные из собственноручно добытых трофеев.

В научной литературе встречается информация о том, что на территории Ростовской области шакал был впервые замечен в 80-х годах XX века. Однако большинство знакомых мне старых охотников и егерей, живущих и охотящихся в «шакальих» местах области, говорят, что привычным им объектом фауны этот зверь стал не раньше начала 2000-х годов. Сам я также впервые увидел (а точнее – услышал) шакала в начале 2000-х годов на открытии утиной охоты в среднем течении реки Маныч. Тогда коллективный заунывный вой, внезапно раздавшийся ночью, удивил многих опытных охотников.

Буквально за несколько лет шакал стал весьма многочисленным в отдельных районах области. Наиболее высока его численность в дельте Дона и по заросшему густыми камышами течению Западного Маныча. Местами своего обитания шакал у нас практически всегда выбирает густые камышово-рогозные заросли вблизи водоемов. При этом информация о встречах со зверем все в новых и новых районах поступает фактически каждый год.

Вред, причиняемый шакалом охотничьим ресурсам, весьма велик. В дикой природе очень сильный прессинг испытывают птицы, гнездящиеся в местах обитания шакала, в первую очередь фазаны и водоплавающая дичь. Мне доводилось встречать выводковое убежище (небольшую простую нору, из которой самка шакала совсем недавно увела потомство) в камышовых зарослях, окрестности которой в радиусе 2-3 метров были в буквальном смысле слова покрыты ковром из фазаньих перьев. Периодически появляется информация о причинении шакалом вреда сельскохозяйственным животным – обычно птицам, но иногда речь идет и о более крупных жертвах – например, ягнятах. Объективность этой информации трудно оценить, поскольку такой же вред может наноситься более привычными для наших мест хищниками – лисицами, волками, бродячими собаками, а сельские жители, чье хозяйство подверглось нападению, не всегда могут адекватно оценить источник своей беды.

Основной способ регулирования численности старшего брата шакала, волка, – охота с применением снегохода. В отличие от волка шакал на открытое пространство выходит крайне неохотно, и таких эффективных способов регулирования его численности нет. Поэтому основной вклад в вопрос регулирования численности шакала вносят методы, применяемые при любительской охоте. Практикуется два основных способа. Первый – охота на приваде. Способ этот классический для охоты на различных хищников – где-нибудь на открытой площадке рядом с местами обитания шакала устраивается привада из пищевых отходов, шкур и внутренностей сельскохозяйственных животных, тухлой рыбы и прочих «лакомств», традиционно используемых для этой цели. На расстоянии уверенного выстрела из нарезного оружия (но достаточном, чтобы шакал сразу не обнаружил охотника – обычно это от 60 до 120 метров) от привады устраивается засидка. Это может и быть простой стульчик, поставленный на землю, и сложное сооружение, собранное на дереве, – все зависит от выдумки и изобретательности охотника. В 99% случаях шакал выходит на приваду только после наступления темноты, поэтому для такой охоты желательно наличие ночной оптики. Однако с начала 2014 года, в связи с изменениями в Правилах охоты, запрещено применение ночных прицелов и тепловизоров для добычи всех пушных животных, за исключением волка. Так что законопослушным охотникам приходится возвращаться к более простым техническим решениям в виде обычной дневной оптики с подсветкой сетки, которая позволяет уверено стрелять ночью лишь при наличии снежного покрова, контрастно выделяющего силуэт зверя в прицеле.

В некоторых местах шакалы охотно посещают не только специально выложенные для них привады, но и обычные свалки бытовых отходов. Встречается даже мнение, что на свалки или даже импровизированные места выброса мусора шакалы идут еще охотней, чем на приваду. Что касается применяемого нарезного оружия, то специально под шакала никто обычно не подстраиваются – стреляют тем что есть. Любители лисьих охот более тяготеют к малым калибрам (.223 Rem., 5,6х39), те же, кто ориентируется в основном на копытных, стреляют шакала калибрами покрупнее – от .308 Win. и выше. Гладкоствольное оружие на приваде применяется нечасто – по причине того, что дальность уверенного поражения из него ниже, чем оптимальное расстояние от привады до места засидки. Тем не менее известны случаи, когда шакал добывался на засидках из гладкоствольного оружия, причем скорее случайно, так как охотник, бравший шакала, охотился на зайца или лисицу.

Как вариант этого способа можно выделить охоту с использованием манка, изображающего крик раненого зайца. Данный способ очень любим заокеанскими охотниками при охоте на близкого родственника шакала – койота. Однако данный способ мало распространен в наших краях. Мне достоверно известен только один охотник, постоянно и успешно практикующий такую охоту, причем чаще всего это происходит в рамках мероприятий по регулированию численности вне основного охотничьего сезона, а попадаются на выстрел в основном молодые и неопытные шакалы. Существует также не лишенное логики мнение, что шакал на этот звук практически не реагирует, поскольку заяц-русак больше стремится к открытым пространствам и редко встречается шакалу. Еще одним вариантом использования привады является установка ногозахватывающих капканов на подходах к ней (в отличие от спортивной охоты на волка для поимки шакалов применение таких капканов не запрещено).

Второй наиболее распространенный способ – коллективная загонная охота, чаще всего с собаками, в густых камышово-рогозных зарослях, основном месте обитания шакала в наших краях. При такой охоте гладкоствольное оружие находит большее применение, поскольку камыши зачастую вынуждают стрелять накоротке. Использовать по шакалу лучше всего патроны с мелкой картечью. Когда проводится комплексная охота на хищника и под выстрел может попасть как шакал, так и лиса или даже енотовидная собака, я предпочитаю использовать крупную дробь – № 000 или № 0000. Про одну из таких охот, состоявшуюся прошлой зимой, мне хотелось бы рассказать подробнее.

На дворе стоял теплый ростовский февраль – температура воздуха не опускалась ниже 3-5 градусов тепла. Периодически накрапывал дождь. Сезон самой массовой охоты в Ростовской области – на зайца – подошел к концу. Те охотники, которые еще не наохотились, прилагали усилия в основном к охоте на хищников – лисицу и шакала. В эти выходные такая охота должна была состояться в одном из хозяйств, деятельность которого составляют охоты на фазана и водоплавающую птицу, поэтому егеря регулярно проводят облавы на хищников, наносящих большой вред пернатым охотничьим ресурсам. Дружным коллективом в составе примерно дюжины человек с несколькими собаками разных пород мы выдвинулись нести добро пока еще не прилетевшим уткам и никуда не улетающим на зиму фазанам.

Первый загон охватил длинную неравномерно заросшую камышовую косу длиной около полутора километров. Мне выпало стоять на номере. В силу малочисленности у нас не получилось прикрыть стрелковыми номерами все возможные места выхода шакала, и это тут же дало о себе знать. Едва загонщики подошли к массиву камыша – черно-серое пятно выскочило из зарослей и на махах удалилось в сторону непролазных болотных крепей поблизости. Один шакал ушел. Не теряя надежды, доводим загон до конца. Когда до загонщиков остается не более 200 метров, из камышей рыжей стрелой вылетает крупный лисовин. Кто-то из загонщиков стреляет на пределе дальности, от чего хищник сворачивает обратно в камыш, но я уже вижу, что идет он на меня. Через несколько секунд рыжий зверь мелькает в прогалине в 20 метрах – выстрел дробью № 0000, и первый трофей утра есть.

Передислоцируемся в следующее место охоты – заброшенный колхозный садик, к которому вплотную прилегают все те же камышовые заросли. По сообщениям местных охотников, шакал регулярно посещает это место в поисках фазана. Фазана здесь действительно много – как только начинается загон, то тут, то там шумно вспархивают крупные яркие петухи и серые невзрачные курицы. Некоторые улетают за пределы сада в камыши, а некоторые – если спугнуты собакой и не видят загонщиков – просто взлетают на дерево и наблюдают за происходящим оттуда, выводя из себя собак, не всем из которых удается объяснить, что сегодня объект охоты – только хищники. В этот раз была моя очередь идти в загон. Чуть не наступаю на огромного русака, безнаказанно ускакавшего в силу того, что сроки охоты на него уже закончились. Проламываясь через ветки сада, слышу впереди выстрел. Подходя к номеру, вижу – у ног товарища лежит еще более крупный лисовин, чем добытый мной в первом загоне. Шакала в саду не оказалось.

Время потихоньку переваливает за обед, и охоту выходного дня пора бы заканчивать, а шакала все нет. Переезжаем на последнее из запланированных на сегодня мест. Опять камышовая коса, но на этот раз в ней и вокруг – болото. Стоим на номерах вдоль проселочной дороги в 30 метрах от края камыша, прячась в хилых кустиках. Как и в первом загоне, только загонщики приближаются к камышу – с обратной от номеров стороны из зарослей выскакивает и уходит в сторону крупный шакал. Да что ж за напасть такая! Чтобы плотно закрыть этот камыш, нужно еще человек десять. Но продолжаем ждать – деваться некуда. Неужели шакала сегодня не будет? Слышим, как в голос начинает работать одна из собак (впрочем, слышим это не в первый раз, поскольку аналогично облаиваются фазаны, которых взлетело уже несколько десятков). Внезапно соседний со мной охотник начинает стрелять из карабина в невидимую мне впадинку на границе камыша, оттуда вылетает шакал, пробегая по открытому пространству, ловит в себя несколько дробовых попаданий от меня, но, почти не снижая скорости, мчится между номеров и с разбегу преодолевает полупересохший канальчик, протекающий за нашими спинами. При выходе на противоположный берег его настигает точное попадание из карабина моего соседа по номеру.

Целой операцией оборачивается процесс вытаскивания добытого животного с той стороны канала, поскольку грязь, выдержавшая быстро пробежавшего шакала, отказывается держать человека. Тем не менее после почти получасовых попыток способ найден, и шакал наконец-то прибавляется к другим сегодняшним трофеям. Зверь оказывается крупным темно-серым самцом, весом под 20 килограммов. И казалось бы, скромные вроде трофеи, но этой охотой мы спасли немалое количество будущих фазаньих и утиных выводков – к нашей и егерской радости.

Шакал

В заключение стоит отметить, что за последние годы наблюдается непрекращающаяся тенденция продвижения шакала на север, так что география шакальих охот будет расширяться. И несмотря на то что появление этих животных в угодьях – безусловное зло для охотничьего хозяйства, охотники могут попытаться компенсировать этот вред получением неведомых ранее эмоций от охоты на младшего брата волка.

Текст и фото: Михаил Сидоров 


Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№5 (44) 2016 №9 (48) 2016 №5 (32) 2015 №11 Ноябрь 2014 №2 (41) 2016 №11 (38) 2015