Журнал

Зачем?

В середине девяностых годов мне позвонил мой председатель первичной охотничьей организации и вкрадчивым голосом спросил, когда я собираюсь оплатить членские взносы? В ответ я огорошил его своим любимым вопросом – зачем?

Зачем?

Председатель общества начал бубнить про путевки на куропатку, лисицу и зайчика, не забыв упомянуть возможность пользоваться полусгоревшим вагончиком на озере Чистое, куда я же когда-то его и затащил на попутном тракторе.

При всем том в ящике стола у меня уже месяца два лежал темный картонный квадратик – охотничий билет нового, государственного, образца.

И зачем мне платить деньги за полусгоревший вагончик и ежегодное первичное перевыборное собрание – я как не понимал, так и не понимаю.

Надо сказать, что подобную прививку против всех без исключения общественным организациям, будь то общество по подъему затонувших кораблей или Всероссийское общество охраны природы, получили мы все – дети застоя. Поэтому для того чтобы мы, сорока-шестидесятилетние люди, вошли вот прямо так, совершенно добровольно, без аргументации со стороны власти, в какую-то общественную организацию, нам нужна очень и очень серьезная мотивация.

И чаще всего эта серьезная мотивация – хобби.

Приехав с Дальнего Востока, я с нескрываемым интересом наблюдал за общественной организацией Московский клуб «Сафари».

Так что такое Московский клуб «Сафари»» с точки зрения понаехавшего в столицу дальневосточника, который занимался охотой всю свою сознательную жизнь (и часть этой жизни – профессионально)? Зачем мы сегодня пытаемся рассказать о нем всем остальным читателям нашего журнала, представляющим огромную страну Россию? Почему мы отдаем рассказу о нем практически целый предновогодний номер? Какое дело промысловому охотнику Петровичу в Саянах, бельчатнику Николаичу в Якутии и гусятнику Михалычу на Соловках до странного объединения охотников в городе-герое Москве, которое едва-едва насчитывает сто человек?

Зачем этим нескольким десяткам человек, которые наелись в молодости общественной деятельностью по самое не хочу, объединяться в совершенно новую общественную структуру?

Прежде всего потому, что эта общественная структура – Клуб. Клуб в классическом, английском понимании этого слова. Где нет начальников, а слово «председатель» означает ровно то, что оно и должно означать – «человек, сидящий во главе стола». Стола, за которым едят, пьют и разговаривают. И все – в свое удовольствие.

Как вы понимаете, все это – очень интересные люди. Часть из них начинала свою охотничью деятельность в геологических экспедициях (как почетный президент Клуба Павел Гусев, члены правления Александр Егоров и Виктор Лабусов); часть из них попробовала настоящего сибирского промысла (как уже упоминавшийся Александр Егоров); кое-кто начинал свой путь в охоту, будучи членом Кружка юных биологов Московского зоопарка (как Владимир Губарев и Леонид Сонин); кто-то просто является яростным патриотом российского Севера и его неповторимой природы (как Владимир Мозговой и Геннадий Смирнов); кто-то прикладывает неимоверные усилия для популяризации сверхдальней и точной стрельбы на охоте (как Сергей Шпунтов) или трофейного дела (как Карен Григорян).

И, заметьте, этот десяток я перечислил практически наугад!

Из Московского клуба «Сафари» выросли замечательные фотографы-натуралисты – фактический создатель конкурса «Золотая черепаха» Сергей Горшков, многократный победитель международных конкурсов Валерий Малеев, интереснейший фотограф Борис Каськов. Да и вообще, подавляющее большинство членов клуба не расстаются с фотоаппаратами во время своих поездок.

В Клубе состоят или в разное время состояли профессиональные журналисты и писатели – такие как Сергей Ястржембский, Борис Каськов, Владимир Романов или ныне вошедший в шорт-лист Букеровской премии Виктор Ремизов.

Итак, что же объединяет этих людей?

Любовь, что же еще. Любовь к правильной, настоящей охоте, как они ее понимают.

Страсть.

Зачем?

И Клуб – это место, где можно делиться своей страстью, не опасаясь быть неправильно понятым. Общаться с людьми, у которых одно с тобой понимание культуры охоты. Где можно сообщить об интересных местах, рассказать о достоинствах и недостатках охотничьего хозяйства, где бы оно ни располагалось – в Зимбабве, в Вологодской области или в Британской Колумбии.

Члены Клуба руководствуются своими стандартами охоты – будь то трофейная охота, охота по боровой или водоплавающей дичи. Им нравится охота красивая, интересная и добычливая, к которой они стремятся – согласно имеющимся у них возможностям, а последние весьма и весьма велики.

Член Московского клуба «Сафари» в современной России является джентльменом-охотником. Обычно он имеет какой-то свой интерес в чьем-то охотничьем хозяйстве, или даже имеет охотничье хозяйство, в котором в силу своих экономических возможностей или энтузиазма экспериментирует. Иногда это хозяйство, точно так же, как и любое другое, накрывает всякими неприятностями – от африканской чумы свиней до завального снегопада, и тогда наш джентльмен-охотник ищет пути выхода из этого кризиса (чаще всего за свой собственный счет и наступая на самые разнообразные грабли).

Собственно говоря, своими решениями он нащупывает пути для государственных органов. А уж используют они их или нет – это уж дело родного бюрократического аппарата.

И да, три члена Московского клуба «Сафари» являются членами Экспертного совета по проблемам управления, охраны и использования животного мира при Министерстве природных ресурсов РФ под председательством Сергея Ефимовича Донского.

Член Московского клуба «Сафари» – всегда состоявшийся человек. И именно это качество позволяет ему отдаваться охоте так, как он хочет: поехать в Кудово Городище на пролет северной утки, в Исландию – на гусей, в Буркина-Фасо – за буйволом. А общение в Клубе дает возможность поделиться и технической стороной поездки, и собственными переживаниями.

И это совсем не значит, что состоятельность помешает члену Московского клуба «Сафари» поговорить с Михалычем, Николаичем или Егорычем о тяге вальдшнепа, о тетеревиных выводках или о солонцах на изюбря – потому что, путешествуя по всему миру, он набирается огромного количества самой разнообразной информации. И при этом продолжает помнить, что на охоте (по крайней мере в России) – все равны.

Член Московского клуба «Сафари» делится информацией не только на ежемесячных встречах клуба. Он публикуется в периодических изданиях (и часто недоволен взаимодействием с непрофессиональной прессой – то переврут, то обгадят – так же, как и любой другой гражданин РФ), он общается на профильных оружейных и охотничьих форумах – людям из профильных интернет-сообществ много говорят ники КАРИБУ, Старикашка Кью или Су27.

Более того – три из пяти существующих сегодня в России охотничьих журналов федерального уровня (включая настоящее издание) выпускается членами Московского клуба «Сафари».

Но прежде всего Московский клуб «Сафари» работает в области развития трофейного дела – его члены ведут одновременно два проекта. Один – «Трофейная книга клуба «Сафари», в которой отмечаются достижения непосредственно членов Клуба; второй – Книга рекордов российских охотничьих трофеев, открытая всем желающим (которая, как я надеюсь, станет со временем аналогом книги рекордов Буна и Крокетта для Североамериканского континента).

Да, зачастую приходится слышать, что Московский клуб «Сафари» уступает по влиянию таким мощнейшим мировым охотничьим организациям, как Safari Club International или Dallas Safari Club, объединяющим десятки тысяч охотников.

Помилуйте!

Что бы мы про себя ни говорили – люди у нас в стране не очень богаты. Да и сама страна еще очень молодая. Традиции культурной охоты все-таки растут вместе с общим уровнем благосостояния населения – и со временем. Период стремительного развития культурной охоты и прочного сращения ее с природоохранным законодательством, который в США пришелся на рубеж XIX-XX веков и ассоциируется прежде всего с именем Теодора Рузвельта, у нас еще не настал. В лучшем случае мы к нему только подходим. И для этого процесса я, признаться, не вижу никакой альтернативы имеющемуся у нас сегодня Московскому клубу «Сафари». Какая бы структура ни решила у нас сегодня появиться – русский Dallas или русский SCI – все равно она вырастет из Московского клуба «Сафари».

Так что не будет преувеличением сказать, что по сумме содержащегося в клубе потенциала Московский клуб «Сафари» – самое могущественное охотничье общественное объединение в стране.

Московский клуб «Сафари» – структура, совершенно лишенная «вождистского» характера. Чаще всего общественные объединения в охотничьей среде возникают как попытка «добычи» какого-то вполне конкретного «свечного заводика в Самаре» (ну там базу отжать на берегу Рогдай-озера или шесть комнат в особняке XIX века, в которых местное общество охотников и рыболовов обреталось с 1924 года). Если уж уходить от реалий общественных охотничьих объединений, то каждый новый притырок, радеющий за народное дело, в глазах общественности выглядит гоголевским запорожцем, пытающимся взглядом притянуть к себе хоть какую-то долю валового национального продукта. В Московском клубе «Сафари» по определению невозможно подняться до уровня Путина или Медведева, даже в масштабах российского или московского охотсообщества. Можно, конечно, стать членом правления клуба «Сафари» – но вот уже больше двух лет я довольно близко наблюдаю несколько членов правления и вижу, что никакой выгоды от участия в делах Клуба у них не наблюдается (а вот мороки хватает).

Будучи людьми самодостаточными, члены Клуба безо всякого энтузиазма относятся к какой бы то ни было общественной нагрузке.

За что осудить их не поворачивается язык.

А все-таки жаль.

Потому что если бы потенциал Клуба и отдельных его членов был хоть чуточку сильнее приложен к делу развития охотничьего хозяйства в государстве Российском – глядишь, и охотничье хозяйство у нас развивалось бы чуточку пошустрее и немного другим курсом.

Этого бы и хотелось пожелать Клубу – чуть больше участвовать в лоббировании проектов, связанных с охотничьим хозяйством и охраной природы.

Хотите спросить – а что я? Почему я не член Клуба?

Я просто еще недостаточно джентльмен…


Текст: Михаил Кречмар

Фото: Леонид Сонин, 

председатель правления Московского охотничьего клуба "Сафари"


Использование материалов журнала (полная или частичная 
перепечатка статей и иллюстраций цитирование)
 возможно только с письменного разрешения редакции.


Вернуться к содержанию номера

Александр Крупнов
Сама концепция клуба замечательна. Что поразительно, так то, что клуб, по мере расширения членского состава уподобляется обществу чего то тм (в смысле масштаба). То есть и большой клуб и общество может быть как эффективным, так и не очень. Но клубы, как правило, специально ограничены в масштабах и в них состоят те, кому действиетльно это нужно. Строгий фильтр отсеивает карьеристов и случайных людей.
НО
В России многие владельцы земельных угодий, пригодных для охоты, власть и частники НЕ ЗАИНТЕРЕСОВАННЫ в большей своей части в прибыли (удивительно, но часто с этим встречаюсь), поэтому не сформирован простой и понятный рынок аренд, стрельбищ и т.п (в сельском районе с два Лихтенштейна никак не оформить и не оборудовать дикий овраг  под стрельбище для всех охотников района. Во главе общества - глава района. Всем на все ...). Поэтому для большинства рядовых охотников клуб не просто дорого, клуб - это бесконечный пожиратель энергии и времени на пробивние отечественного безразличия и бюрократии.
Имя

Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№1-2, Январь-Февраль, 2013 №7 (22) Июль 2014 №1 (52) 2017 №7 (46) 2016 №8 (23) Август 2014 №2 (17) Февраль 2014