Журнал

В единстве сила, или Как противостоять давлению «зелёных»

Антиохотничьи вегански-вегетативные настроения в мире нарастают, а организации защиты животных активизировались уже до такой степени, что в некоторых странах они котируются наравне с террористическими группировками. 

В единстве сила, или Как противостоять давлению «зелёных»

Латвия, как страна, недавно вступившая в Евросоюз, пока не имеет того опыта, который накопили старые страны – участницы этого объединения. Может, и хорошо, что мы встречаем этот напор, уже будучи подкованными в плане пиар-менеджмента, понимаем стратегию и нечистые приёмы жёлтой прессы и живём во времена всеобщей доступности информации.

Последнее, с одной стороны, плохо: каждая опубликованная в соцсетях фотография может вызвать бурю эмоций, а её автор – стать врагом народа номер один. Бывали прецеденты, и о них в дальнейшем тоже пойдёт речь. С другой стороны, благодаря скорости распространения информации и активности многих тысяч охотников, журналистов и небезразличных обывателей вcё скрытое становится явным гораздо быстрее, нежели лет 20 назад. Итак. Вот несколько историй о попытках «зелёных» напасть на охотников или повлиять на предприятия, так или иначе использующие животных в своей деятельности, в Латвии и что из этого вышло.

В прошлом году за день до католического Рождества в латвийском интернет-пространстве разразился первый и весьма жёсткий публичный скандал на тему трофейной охоты. Масштаб страны, 10–12 место в мире в плане интернет-покрытия и скорости подключения, да и любовь наших средств массовой информации к щекотливым и личным темам подстегнулa события, которые эскалировались до максимума буквально за сутки. Сделано это было умело и не совсем корректно. Кто-то, скорее всего, по заданию, зашёл на охотничий форум и нашёл фото трофея рыси с подписью: «Моя первая добыча, первый и до сего момента единственный выстрел по зверю на коллективной охоте в Алуксненском районе, вблизи границы с Россией. В загоне обложили маму с малышами. Малыши остались живы, а рысиха шла мне навстречу...» Что важно, это было написано женщиной-охотницей. Такой комментарий защитникам животных в активном поиске причины конфликта что слепой курице зерно.

«Моя первая добыча, первый и до сего момента единственный выстрел по зверю на коллективной охоте в Алуксненском районе, вблизи границы с Россией. В загоне обложили маму с малышами. Малыши остались живы, а рысиха шла мне навстречу...»

Первая статья со скриншотом с форума появилась примерно в полдень. К вечеру весь «Фейсбук» и другие социальные сети Латвии кипели гневными комментариями, активисты тиражировали новости, приукрашая скудную информацию. Что важно, никто не пробовал позвонить героине и поинтересоваться, как же всё было на самом деле. Позднее она рассказала, что рысь пришла одна, потомство где-то отсиживалось. Так что выстрел был вполне этичным. Однако для зачинщиков скандала важнее всего было слово «мама». Главные новостные порталы перепечатывали статью, просили комментариев у специалистов и лидеров охотничьих организаций. Kогда накал страстей среди «зеленокровного »населения страны достиг точки кипения и в адрес девушки и её семьи посыпались угрозы убийства, изнасилования, четвертования, обещания встречи в тёмном переулке, сообщество охотников решило выступить в защиту. Не секрет, что среди нас есть и юристы, и журналисты, и политики, и крупные предприниматели. Вместе мы сила! Но исторически так сложилось, что на постсоветском пространстве охотники – это закрытое сообщество, которое не очень любит раскрывать и выкладывать на всеобщее обозрение свой быт. Так и в Латвии все молчали до последнего, но в конце концов вот что мы сделали. По призыву журналистов ведущего журнала для охотников Medības («Охота») люди на «Фейсбуке» в открытом доступе начали выкладывать фотографии своих трофеев. Выбирали самые качественные и эстетичные фотографии и делали подписи с пояснениями. Без грубости или угроз в адрес защитников животных, но с хештегом в защиту охотницы. К полночи всё латвийское «фейсбук»-пространство было заполнено сотнями фотографий. Многие «зелено» думающие отметили корректность этой акции. Другие же возмущались, демонстративно покидали «эфир» на несколько дней и жаловались в других сетях и форумах, что охотники заполонили «Фейсбук».

Девушка, чей первый и на тот момент единственный выстрел по животному подарил ей редкий трофей – рысь

Девушка, чей первый, и на тот момент единственный выстрел по животному, подарил ей редкий трофей – рысь.     

Тем временем охотники собирали скриншоты с гневными и угрожающими комментариями в адрес девушки, добывшей рысь, и отмечали комментаторов. Юрист, тоже являющийся охотником, составил заявление и подал его в полицейское управление. Естественно, об этом тоже было объявлено в публичной среде. Очень скоро были обнаружены, как им казалось, анонимные комментаторы. Полицейские выяснили, что основную массу угрожающих и гневных комментариев штамповали буквально пара-тройка человек. Они были вызваны для дачи показаний. На этом дело было закрыто, так как девушка решила не настаивать на наказании виновных. Латвийская ассоциация охотников в лице её руководителя Харальдсa Барвикса, который известен и в России, в кругу охотников, организующих коммерческие охоты, осудила некорректную подачу информации СМИ и нежелание общественности, увлечённой «охотой на ведьм», интересоваться фактами. Также и он, и биологи отметили, что рысята в декабре уже сами вполне способны охотиться и их называют котятами только как отпрысков рыси. Все организации охотников высказались в поддержку девушки, отмечая законность охоты, в которой она участвовала, а в следующем номере журнала Medības было опубликовано интервью с ней, которое расставило все точки над i. Сейчас, спустя почти десять месяцев, девушка, её коллеги и семья уже живут спокойно. Почти забыты угрозы в интернете, расспросы и давление со стороны начальства на работе в лесничестве, косые взгляды соседей. «Этот первый в истории публичный скандал, противостояние „зелёных“ активистов и охотников, показал, что мы способны объединяться, способны отстаивать свои интересы и впредь будем готовы к любым неожиданностям и провокациям», – сказала латвийская охотница.

На этом попытки защитников животных дискредитировать и опорочить охотников не завершились. Спустя четыре месяца таким же образом была перехвачена фотография из «Инстаграма» человека, который в Финляндии добыл глухаря. Надо отметить, что в Латвии охота на эту прекрасную трофейную птицу весной запрещена. Лживые заголовки статей об этом трофее были сфабрикованы по тем же принципам, что и клич об убиенной маме бедных рысят. Игра слов, задача которой – ввести обывателя в заблуждение и настроить против охотника: «Охотник Мартинс в интернете хвастается добытым глухарём. В Латвии охота на них запрещена уже шесть лет». Вроде всё соответствует истине, но понимают её только охотники. Общественность опять всколыхнулась, но мы отреагировали ещё быстрее. Последовали звонки в редакции желтоватых новостных порталов, которые первыми опубликовали новость как таковую и скоренько раскопали личную информацию об этом охотнике, который оказался частным предпринимателем. Газеты и порталы пытались создать шумиху и даже очернить предприятие Мартинса – кондитерский цех и магазин. Наученные предыдущим опытом, обе организации охотников тут же высказались в поддержку охотника и обещали выяснить все обстоятельства дела, чтобы общество понимало, что в случае нарушения никто никого покрывать не будет. На этом скандал и завершился, так как проверка показала, что охотник был в Финляндии и добыл птицу там, а не в Латвии. Однако статей с объяснениями не последовало. Было решено, что в этом деле дальнейший нажим со стороны охотников, объединяющих их организаций и тематических изданий не нужен. Kондитерская Мартинса работает как ни в чём не бывало, и он продолжает охотиться.

Обе описанные истории в некотором роде похожи на бурю в стакане воды, как с точки зрения масштаба страны и вовлечённого количества людей, так и во временном разрезе, ведь интернет-скандалы проходят и забываются. Но нe всеми. Если постоянные читатели порталов уже давно закружились в вихре новостей о знаменитостях, годовом бюджете, политике и пресловутом национальном вопросе, то люди, занятые дискредитацией охотников, животноводов, цирка и всего, что так или иначе связано с использованием животных, этого опыта не забыли. На что и была наша надежда.

Были предприняты и другие, уже не столь публичные попытки ограничить и без того зажатое в тиски европейских регул охотничье сообществo Латвии. Например, прозвучал призыв объявить запрет на охоту на гуся-гуменника. Как известно, в природе существует четыре подвида гуменника: два тундровых (западный и восточный) и два таёжных (также западный и восточный). В Латвии этот вид делят на два подвида, тундрового и таёжного гуменника, и охотиться на него можно только осенью, во время миграции. Орнитологи и «зелёные» объявили, что популяция тундрового гуся-гуменника уменьшается и поэтому нужно запретить охоту на весь вид в целом. Дабы доказать, что охота на этого гуся в Латвии не является угрозой существованию тундрового гуменника, было объявлено о сборе данных среди охотников. Все, кто охотится на гуся, были призваны присылать фото голов птиц с указанием даты и места, где они были добыты. В течение трёх лет были собраны сотни фотографий, среди которых оказались считанные единицы изображений тундрового гуменника. Данные были переданы доктору биологических наук Дмитрию Бойко (Латвия), который готовит отчёт по результатам исследования. Tак объединённые силы охотников и науки дают железные аргументы в дискуссии с активистами организаций по защите прав животных, излюбленное оружие которых – эмоции и извечное «вам лишь бы убивать».

Те же самые силы, а конкретнее ответвление всемирной организации сбора пожертвований на нужды животных PETA в Латвии «Свобода животных», видя, что в сфере охоты им противопоставляется логика, факты и корректное поведение в публичном пространстве, предприняли попытку давления на фермы по выращиванию пушного зверя. На свободу были выпущены норки, тайком снимались видеоролики о лисах, которые потом тиражировались в интернете как свидетельства страшных преступлений против животных. Эта тема также вызвала ответную реакцию. Последовали статьи с пояснениями последствий такой безответственной деятельности: норки, выращенные в неволе, в природе в основном погибают, потомство, оставшееся в клетках, погибает полностью. Kаждому логически мыслящему человеку ясно, что пушного зверя невыгодно морить голодом: мех и племенное поголовье не будут иметь ценности. К тому же американская норка, выпущенная из клеток, вытесняет европейский подвид. На территории Прибалтики этот подвид сохранился только в Эстонии, на острове Саремаа (2500 кв. км), где сейчас делаются попытки ликвидировать инвазивную американку и создать условия для размножения европейской норки. Вся эта информация была представлена публике в серии статей, и «зелёным» эта тема стала не актуальна. Ведь информированного читателя нельзя ввести в заблуждение. Защитники животных принялись за производителей яиц и бекона. Незаконные проникновения, устройство своих представителей-веганов на работу на свинофермы, монтаж эмоциональных видеоклипов – всё в стиле Greenpeace и PETA.

Специалисты Продовольственно-ветеринарной службы Латвии рассказали, что обязаны и реагируют на все вызовы, независимо от источника. Сообщить о жестоком обращении с собакой или нарушении правил содержания свиней на ферме может как простой обыватель, так и представитель правозащитников животных. Между ними не делается разницы. В этом году от жителей было получено около 400 сообщений о жестоком обращении с домашними питомцами. Как обычно, только половина или даже меньше имела под собой реальные основания. Примерно так же обстоят дела с сообщениями от защитников животных. Они все проверяются и не все оказываются правдивыми. Однако отношение представителей этих общественных организаций к животным оставляет неприятный осадок и вопрос: кто, заявляющий о своей любви к животным и заботе о них, будет месяцами наблюдать за мучениями, снимать видео, ждать наиболее выгодных кадров, потом это всё монтировать, чтобы получился наиболее резкий и впечатляющий материал, вместо того чтобы сразу сообщить о нарушениях и прекратить страдания невинных животных? Так в письме автору статьи высказываются специалисты Продовольственно-ветеринарной службы Латвии.

Единственная громкая победа, достигнутая защитниками животных в этом году, это запрет на использование в цирке в Латвии животных диких видов, вне зависимости от того, пойманы ли они на свободе или выращены в неволе. Цирки-шапито уже сталкиваются с административной ответственностью и вынуждены платить штрафы.

Как цирк, яйца или бекон связаны с отношениями охотников и «зелёных»? Конечно, рядовой охотник обратит внимание на статью о коллеге и поучаствует в акции в его поддержку, но не станет ломать голову, так ли жестоко обращаются с курами на ферме. Яйца от кур, которых держат тесных клетках, стоят в два раза дешевле, чем снесённые на вольном выгоне или в загоне. И это главный аргумент. Однако, как в той известной пословице, дай черту мизинец, он руку по самый локоть откусит. Поэтому журналисты, в особенности представители охотничьей субкультуры, люди, понимающие толк в мясе ( в широком смысле), могут и должны становиться на защиту охотников, производителей мяса, яиц и пушнины, а также вести разъяснительную работу о сути охоты, о её роли в народном хозяйстве и будущем экономики не только каждой отдельно взятой страны, но и мира в целом.

А что, если защитники животных добьются своих целей в этой сфере? Ведь это благородные цели... Осенью 2017 года население мира достигло 7,5 миллиардов человек и растёт. А представьте себе восьми-, девяти-, а к 2060 году десятимиллиардное население, которое жуёт только траву, как это рекомендуют веганы и вегетарианцы. Где всю эту зелёную биомассу будут выращивать? Вся планета превратится в плантации генетически модифицированной сои, кукурузы и ещё чего-нибудь, столь же мало привлекательного с точки зрения кулинарии. Всё разнообразие животного и растительного мира будет уничтожено, чтобы прокормить вечно жующее и производящее газы растительноядное человечество... И тут встаёт вопрос: действительно ли защита животных является истинной и единственной целью организаций вроде PETA или это только метод добывания денег у эмоционального, но неинформированного и недумающего населения? Ради чего?

И среди всего этого новомодного «зелёного» движения – мы, неравнодушные охотники, извечная часть природы, призванная беречь её для будущих поколений. И журналисты, задача которых освещать ситуацию правдиво, защищать интересы всех сторон и добиваться правды там, где кто-то желает её скрыть или исказить.

Текст и фото: Катарина Штерн, Латвия 


Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№1 (52) 2017 №2 (53) 2017 №9 (24) Сентябрь №12 (51) 2016 №8 (23) Август 2014 №5 (44) 2016