Журнал

Евгений Коблик: исследователь и художник

Евгений Коблик – специалист-орнитолог, географ, художник, автор более двухсот публикаций, в том числе нескольких научных монографий и множества научно-популярных книг, журнальных статей, очерков в энциклопедиях.

Евгений Коблик: исследователь и художник

По сути дела, работа с любым биологическим объектом начинается с определения его видовой принадлежности. Создание определителей живых организмов – специальная кропотливая работа, требующая от составителей одновременно эрудиции и узкоспециальных профессиональных знаний. 

Таблицы с рисунками и терминологическое описание должны обеспечивать однозначность определения. Современные определители стремятся к унификации манеры подачи материала. Требования определителей к натуралистическим рисункам приводят к нивелировке личного почерка художника, к появлению, как теперь выражаются, определённого формата иллюстраций. Этот формат испытывает и немалое влияние компьютерной графики. Однако, по моему мнению, все эти факторы достаточно успешно обеспечивают достоверность изображения. Но всё же есть издания другого направления: в них животное может быть передано с меньшей детальностью, но хорошо вписано в пейзаж, показано в порой неожиданных (но естественных) ракурсах, с эффектами светотеней.

Один из многих видов существующих определителей – орнитологические определители. Одной из ключевых фигур в отечественных исследованиях, посвящённых систематике птиц, на сегодняшний день является Евгений Александрович Коблик. Он активно занимается созданием новых определителей, и не только как автор, но и как высококлассный художник-анималист.

Евгений Коблик – специалист-орнитолог, географ, автор более двухсот публикаций, в том числе нескольких научных монографий и множества научно-популярных книг, журнальных статей, очерков в энциклопедиях. Особый жанр – научные  комментарии к современным изданиям трудов Брэма, Одюбона, Гульда. Во многих изданиях он выступает и как автор текста, и как художник-иллюстратор.

Важное направление популяризации научных знаний – телевидение и радио. Около 20 лет назад Е.А. Коблик  влился в авторский коллектив еженедельной телепередачи «Диалоги о животных».  Он работает в кадре и за кадром как научный консультант, редактор текстов, сценарист. Ещё в двух документальных телепроектах он участвовал как автор сценариев и участник съёмок: серия «Подводные экспедиции» (10 фильмов) и серия «Экстремальная биология» (5 фильмов). Эти полнометражные фильмы снимались при поддержке Русского географического общества в разных уголках России – от Кольского побережья до Дальнего Востока и от дельты Волги до Командорских островов.  В разные годы они шли по российскому телевидению и запомнились многим зрителям, интересующимся природой.

Главный труд жизни, над которым Евгений Александрович работает более четверти века в качестве художника-анималиста, – полное собрание рисунков «Птицы России и сопредельных стран». Сейчас он близок к завершению.

Изредка, по заказам друзей и коллег, Евгений Коблик делает и большие картины, «чтобы можно было повесить на стенку». Однако это не основное направление деятельности художника. Тем не менее оригиналы его работ разбросаны от Сиэтла и Вашингтона до Осло, Тбилиси, Алматы.

 Произведения: акварель, акрил, графика (выборочно)

  • Хозяева ночи. М. : Тропа, 1993.

  • Разнообразие птиц (в 4-х томах). М. : изд. МГУ, 2001.

  • Природа Северной Европы: жизнь в меняющемся мире. Copenhagen : Nord, 2001 (издана одновременно на английском, шведском, датском, русском языках).

  • Состояние популяций морских птиц, гнездящихся в регионе Баренцева моря. Norsk Polarinstitut, 2003 (на английском и русском).

  • Norsk PingmerkingsAtlas  (в 2-х томах). Stawanger, 2003, 2006 (на норвежском)

  • Совы Северной Евразии. М. : Союз охраны птиц, 2005.

  • Птицы России и сопредельных регионов (тома «Совообразные – дятлообразные» и  «Пеликанообразные – фламингообразные»). М. : КМК, 2005, 2011.

  • В краю непуганых носорогов. М. : Мир энциклопедий «Аванта +», Астрель, 2009.

  • Полевой определитель гусеобразных птиц России» М. : Redакция, 2011.

  • Атлас ареалов гнездящихся куликов Российской Арктики. М. : ООО «УФ Офсетная печать», 2012.

  • Тихоокеанский орлан. М. : КМК, 2014.


Профессиональная деятельность Евгения Александровича соединила в уникальный сплав работу с коллекциями в Зоологическом музее, экспедиции и путешествия, литературу и искусство анималиста. И главное в его творчестве – что у читателя и зрителя возникает чувство причастности к процессу познания нового, которое раздвигает границы знакомой картины мира.

О себе Евгений Александрович рассказывает: 

«Я родился 1 августа 1963 года в городе Железнодорожном Московской области (ныне часть Балашихи). Сколько себя помню, всегда был „помешан“ на зверюшках и любых формах жизни. И рисовал только их. Особенно Африку, с неизбежными крокодилами-бегемотами-жирафами-слонами. За неимением в Подмосковье жирафов, в  детстве мне особенно нравились насекомые, земноводные и пресмыкающиеся, это была настоящая страсть. Летом обустраивал  личинкам стрекоз и головастикам жизнь в тазиках и банках. Никто из окружающих меня взрослых к биологии и животным не имел никакого отношения, все знания я черпал из библиотечных книг о природе (а уж купить книжку о животных в магазине было настоящим событием!).

Птицами стал больше увлекаться в старших классах и в студенческие годы. После второго курса попал в первую экспедицию – на север Вологодской области. Владимир Трофимович Бутьев, мой руководитель, предложил мне участвовать в проведении полевой практики у студентов (моих же сверстников, но с другого курса). Чтобы не ударить в грязь лицом, я сам должен был уверенно различать виды птиц по голосу и облику, знать их образ жизни. Две недели до приезда практики я не отнимал глаз от бинокля, а вечерами тщательно вёл полевой дневник. До сих пор веду дневники в каждой экспедиции.  К последнему курсу института я твёрдо решил стать орнитологом.

Занятия рисованием шли рука об руку с увлечением биологией.  Честно говоря, меня быстро утомляли гипсовые фигуры в разных художественных школах и секциях, и долго я в них не задерживался. С красками, в отличие от графики, тоже долго не получалось: пока не хватало терпения вырисовывать кисточкой тонкие детали, дожидаться высыхания слоёв, чтобы цвета не перемешивались. Гораздо лучше пошли керамика и майолика в пионерском лагере. Вообще, склонность к лепке из пластилина и глины была всегда! В результате к 7–8 классу подоконник моей комнаты превратился в зоопарк: штук 500 разных зверей и птиц сидели на комнатных растениях и стояли между горшками. В это же время наступил период освоения фломастеров (они ещё были в дефиците, доставлялись из-за границы). Были испробованы  разные методики разбавления „ещё живых“ и засыхающих фломастеров до нужных, „почти акварельных“ полутонов. К окончанию школы на небольших карточках плотной бумаги оказалась собрана целая коллекция портретов птиц в природе. Со временем мне переставали нравиться некоторые рисунки „раннего периода“, и я делал их заново, используя новые навыки. Некоторые птички повторялись по 3–4 раза.  Постоянные занятия научили меня вниманию, поставили руку, а главное – я чисто эмпирически постигал законы перспективы и сочетания цветов.

В Московском государственном педагогическом институте параллельно учёбе на географо-биологическом отделении я окончил дополнительно факультет общественных профессий по специальности „Живопись, графика и история искусств“ – знаменитый „Парнас“ на Пироговке. Вёл „Парнас“ Михаил Максимович Кукунов – замечательный педагог и художник-анималист, старающийся не навязывать „школу“, а максимально раскрывать индивидуальные способности и предпочтения студентов. Занятия проводились в очень неформальной обстановке, фактически это был клуб единомышленников.

Но главным в моей жизни оставалось прямое общение с природой и животными, сначала в разных уголках нашей страны, а потом – и остального мира. Конечно, ярче всего запомнились первые студенческие экспедиции: весной и летом – в Вологодскую область, Карелию, республику Коми; осенью и зимой – в Закавказье и Прикаспий. Особое, любимое место –  юг Дагестана, Самурский заказник. Здесь растут уникальные субтропические лиановые леса, спускающиеся с гор к морю, а вдоль берега Каспия летят на зимовки и с зимовок стаи перелётных птиц – от пеликанов и фламинго до зябликов и пеночек. По степени экзотичности это были наши „Индия“ и „Африка“. В 2016 году, двадцать шесть лет спустя, я снова оказался в этом месте, и отрадно было видеть, что, несмотря на все изменения, Самурский лес живёт, а пролёт птиц продолжается! Словно прокатился на машине времени!

Потом были Чукотка и остров Врангеля, Забайкалье и Енисейская Сибирь, Приаралье и Тянь-Шань. В конце 1980-х я стал работать в Зоомузее МГУ, и на многие годы полевые сезоны переместились на Дальний Восток. Пожалуй,  самые длительные и рискованные исследования были проведены в 1992–1996 годах в бассейне реки Бикин – последнем уголке девственной „уссурийской тайги“.  Следующим большим этапом стало сотрудничество с университетом штата Вашингтон по программе сравнения разнообразия птиц Северной Америки и Северной Евразии.  Мы организовывали большие совместные экспедиции в Туву и Приморье, на Сахалин и Курилы, ездили по обмену опытом в Сиэтл и Миннеаполис, осваивали новые методики изготовления тушек, чучел и препаратов, учились работать с тканями для генетических анализов. К сожалению, такие программы не финансируются вечно, и проект закрылся к 2006 году.

Зато с 1998 года начали „набирать силу“ путешествия в разные интересные регионы мира. Из всех  поездок, даже совершённых за свой счёт и в отпускное время, я, помимо впечатлений и фотографий, всегда привожу научный материал. Первой стала поездка в Непал. Мы с коллегами прошли пешком по долине реки Кали-Гандак от тибетского княжества Мустанг, через Гималаи до тропических предгорий и равнин, с восторгом наблюдая за сменой климатических поясов, видового состава животных, уклада жизни населения.  Одним из результатов стала книга „В краю непуганых носорогов“, написанная в научно-художественном стиле».

 

Кроме Непала, Евгений Александрович побывал в Перу и Аргентине, Камеруне и Эфиопии, Монголии и Китае, Иране и Индии, Вьетнаме и Камбодже, Таиланде и Малайзии, на Кубе и на Мадагаскаре. И ещё много где, причём порой не по одному разу. Продолжались поездки и в более близкие регионы: Алтай и Саяны, Памир и Казахстан, Армению и Израиль – как в рамках международного научного сотрудничества, так для ведения студенческих полевых практик. Евгений Коблик привозит из своих поездок многочисленные рисунки и дневниковые записи, которые впоследствии становятся научными публикациями или отличной трэвел-литературой.

Евгений Александрович Коблик – талантливый, уникальный человек, он создаёт и поддерживает научную и культурную среду, привлекая многих людей на свою орбиту. 

  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить

Автор: Татьяна Макеева


Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№10, Октябрь.2012 №12, Декабрь. 2012 №3 (42) 2016 №12 (39) 2015 №12 (27) 2014 №9 (36) 2015