Журнал

Современные английские браконьеры, или Охотники вне закона

К сожалению, проблема браконьеров существует и в Англии. Не могу сказать, что проблема большая, но она есть.

Современные английские браконьеры, или Охотники вне закона

Всё, конечно же, зависит от конкретной местности на острове. Живя и охотясь последние семь лет в округах Кент, Суссекс и Эссекс, я встречал немало разного рода и калибра охотников. Охота стала неотъемлемой частью моей жизни, я начал углубляться в охотничью среду всё больше и одновременно с этим заводить знакомства с разными людьми, людьми разных экономических слоёв и, соответственно, с разными взглядами на охоту и её способами.

Как и везде, охотники делятся на несколько групп.

1. Профессионалы – люди, для которых охота является основным видом заработка.

2. Любители – те, кто охотится в своё удовольствие и имеет с этого что-то взамен.

3. Гости (guests) – те, кто не имеет доступа к охотничьим землям, так что им приходится платить за все свои охоты двум вышеупомянутым категориям.

Границу между профессионалами и любителями провести очень сложно, так как есть профи, которые добывают 70–100 голов оленя в год, а есть любители, которые добывают до 400 голов того же оленя в год. Вся разница в том, что профи зарабатывают в основном на организациях охот в Англии или отправляют местных клиентов в Европу, где у них, как правило, уже есть связи, а вот любители зарабатывают / оплачивают себестоимость увлечения/охоты с добытого мяса и периодически вывозят гостей (если есть возможность и желание).

Я много писал в предыдущих статьях о получении разрешения на охоту в частных угодьях и слегка повторюсь: чтобы получить охотничье оружие определённого калибра, необходимо иметь разрешение от владельца земли/угодий или письменное доказательство того, что вы состоите в синдикате/бригаде или клубе. Получение калибра также будет основываться на наличии соответствующей дичи в угодьях, рельефе данной местности, и, конечно же, размер самих угодий тоже играет немалую роль. Закон в Англии позволяет охотиться на несколько видов животных и птиц круглый год, так как они рассматриваются как вредители. Кабан, вяхирь, кролик, лиса, вороны, сойки, сороки, канадские гуси, дикие кошки и индийские мунджаки – все они вредители и не имеют закрытого сезона, так же как и ограничения на численность отстрела. Должен заметить, что ни одно животное или птица в Англии не имеет ограничения на добываемое количество.

Как я уже говорил ранее, избытки добытого можно сдавать мясникам или в рестораны и получать за это небольшой доход или оплачивать само хобби (охоту). В основном, именно это и толкает некоторых людей на браконьерство. Например, за килограмм косули платят от £2,2 до £3,50, а за тот же килограмм кабанятины можно получить до £6. Арифметика простая! Так и получается, что чем больше у охотника угодий с живностью, тем больше и лучше у него джип и оптика. Соответственно, зависть и вражда между охотниками встречаются очень часто. По английским законам животное/птица, упавшее на участке земли, принадлежит хозяину участка, вне зависимости от того, где был произведён выстрел. Соответственно, чтобы забрать добычу, необходимо иметь разрешение на возврат добычи от хозяина участка/угодий. Такое разрешение может быть одновременно с отсутствием разрешения на саму охоту. Если охотник решит забрать добычу без подобающего разрешения – это теоретически уже браконьерство.

Сам термин «браконьерство» в Англии означает добывание определённой дичи с помощью нелегального оружия/способа: вне открытого сезона, с помощью вспомогательных средств (тепловизор, прибор ночного видения, фонарь и т. д.), за час до восхода солнца или час после захода солнца, на территории, на которой нет разрешения охотиться. Сразу отмечу, что использование вспомогательных средств разрешено при охоте на кабанов, кроликов, лис и диких котов. Нарушение одного или нескольких пунктов по закону может привести к полной потере разрешения владеть оружием, значительному штрафу и, возможно, тюремному заключению.

Тот из вас, кто смотрел фильм «Большой куш», помнит эпизод, как цыгане гоняли зайцев гончими. Это реальность, и, к сожалению, гоняют не только зайцев с кроликами, но и оленей, а для результата их ещё и стараются ранить .22 LR или пневматическим оружием, чтобы у собак был хороший шанс на догон. Я лично добыл двух косуль с ранениями от гладкоствольного ружья с зарядом № 7 в передней части тела и задней, также добывал кабана с пулей калибра .22  в лопатке и пару оленей с разбитой челюстью после неудачного выстрела в голову. Браконьеры берут всё что могут и как могут (думаю, вам это известно). Чаще всего они орудуют ночью, в спешке и производят рискованные выстрелы. Поэтому мы находим немалое количество раненых животных, которые просто не были добраны или добиты из-за первого плохого попадания и невозможности поиска. Также мне неоднократно приходилось добирать раненых животных или находить туши, которые просто сгнивали в полях и лесах из-за алчности недочеловеков.

Многие говорят, что каждый охотник в какое-то время своей охотничьей карьеры был браконьером, что, в принципе, может быть и правдой. Позвольте объяснить: если вы в угодьях с разрешением на охоту, но в закрытый сезон, и перед вами появляется раненый/травмированный олень, каждый охотник на острове нажмёт на спуск, так как олень должен быть утилизирован для предотвращения дальнейших мучений. Но теоретически это считается браконьерством, хотя ни одна организация не сможет доказать, что вы поступили вне закона: ведь это был случай предотвращения мучения

животного. Однако у этой медали есть и обратная сторона: на практике до суда доходит очень небольшая часть даже, казалось бы, явно установленных фактов браконьерства. Потому что как только браконьер с добычей оказался на дороге общего пользования, он смело утверждает, что застрелил мучавшееся животное где-нибудь совсем в другом месте и везёт его утилизировать. Ещё нужно принимать во внимание, что большинство охотугодий Англии – это частные земли, животные на них также являются собственностью владельца земли, а значит, и охрана их – целиком и полностью личное дело самого владельца! Ни полиции, ни кому другому и дела нет до патрулирования или проверки разрешений на охоту в частных землях – только по вызову, и то… Вот, например, как это бывает.

«Пару лет назад местный фермер, сидя дома, заметил вспышки красного фонаря на полях вокруг дома и сначала не придал этому значения: охотники, которым он дал разрешение, находились на ферме и отстреливали кроликов (как правило, в таких случаях охотник всегда ставит в известность хозяина земли СМС или звонком до приезда и по окончании). Но, проверив телефон, он понял, что охотники уже закончили отстрел и покинули угодья почти час назад. Оставался только один вариант – браконьеры. Фермер, не задумываясь, прыгнул в свой трактор и перекрыл дорогу на поле. Залётные браконьеры не ожидали такого подхода и не знали окрестностей и самой фермы. Попытавшись скрыться, они заехали в тупик, а сзади их поджимал трактор. Ребята (цыгане) были очень агрессивны и попытались напугать фермера оружием. В ответ хозяин земли наехал на капот машины передним колесом. Ребята скрылись с места пешком. Полиция эвакуировала машину и вычислила владельца по номерам. Проблема в том, что полиция приехала на место происшествия через 2 часа, и когда они запросили информацию на машину, то оказалось, что машина уже зарегистрирована как угнанная. То есть владелец имел достаточно времени, чтобы сообщить о лжеугоне. Так как фермер не сделал никаких фотографий или видео, у него не было доказательств, что именно хозяин этой машины находился на его земле с огнестрельным оружием без разрешения и угрожал ему! Английская система очень серьёзная, но имеет огромное количество изъянов и лазеек, тем самым позволяя браконьерам уходить от ответственности!..»

Так что на практике в частных владениях действенная борьба с браконьерством ведётся, в основном, методами, прямо скажем, незаконными. Тут всё зависит от решительности и желания самого владельца: в угодья, где и машине недолго сгореть, и мало ли что ещё, браконьер может залезть только по незнанию.

На государственных же землях, коих на острове менее 20%, охрана угодий от браконьеров – это задача государственного служащего, лесничего. Но сами лесничие не наделены правом применения силы, они могут только попросить показать разрешение на охоту или опять же только попросить задержаться до приезда полиции для составления протокола, но… Вот как оно зачастую бывает.

«Год назад в округе Окворд местный егерь, смотрящий за фазаньими вольерами, приехал в угодья рано утром (до рассвета) и решил дождаться утра в машине. В течение следующих 15–20 минут в поле его зрения появились три человеческих силуэта с двумя собаками и фонарём. Егерь, естественно, поспешил к ним с зачехлённым карабином (во избежание каких-либо недоразумений). Подойдя к ребятам, он, конечно же, понял, кто это и чем они занимаются. Начался разговор на повышенных тонах, по итогам которого егеря нашли в полуживом виде, избитого, без бумаг и оружия, а машина его была сожжена. Злоумышленников, кстати, так и не нашли. Егерь же восстановил здоровье и продолжает своё дело, но уже относится с опаской к незнакомым личностям в угодьях и предпочитает сразу сообщить полиции, а не проявлять героизм…»

Осталось ещё добавить, что стандартный обход одного лесничего – 10 000 Га. Вроде бы как в России, но при в несколько раз более развитой в угодьях дорожной сети, а следовательно, путей как для въезда, так и для вывоза продукции незаконной охоты, эффективность работы лесничих по своевременному выявлению фактов браконьерства весьма невысока.

В любом случае, при любой охране и наказаниях предотвратить браконьерство полностью невозможно. Но вполне возможно создать себе имидж человека, которого будут остерегаться и чьи угодья будут стараться обходить стороной. Мне это удалось с помощью нескольких местных жителей, которые имеют такую же репутацию. На мой имидж очень работают те факты, что я не просто иммигрант, но ещё и русский, да к тому же не боюсь в одиночку бродить по лесу ночью. В нескольких ситуациях я не побоялся подойти к двоим-троим товарищам и попросить их удалиться из моих угодий, а такие истории очень быстро разносятся по окрестностям. До меня доходили слухи, что люди называли меня little crazy Russian («маленький чокнутый русский») или as hard as nail Russian («твёрдый, как гвоздь, русский»), что, конечно, приятно, но необоснованно. Это не защитит вас от браконьеров, но уменьшит шансы их вторжения в ваши угодья. Так что само браконьерство было, есть и будет, но как с ним будет обстоять дело в наших угодьях – это во многом наш с вами выбор. Нельзя это спускать с рук и надо наказывать всех и за всё без исключения, конечно, предварительно хорошенько изучив административное и уголовное законодательство.

Современные английские браконьеры

Фото: Раненый и недобранный браконьерами олень

Современные английские браконьеры

Фото: Пуля .22LR, извлеченная из раненого браконьерами животного.

Текст и фото: Алексей Ваньков 


Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№11 (50) 2016 №9 (36) 2015 №2 (41) 2016 №3 (30) 2015 №5, Май, 2013 №8 (35) 2015