Журнал

Действия при параличе дыхания у собаки

Итак, у меня на описываемое время имелся рабочий кобель курца 4,5 лет от роду. В конце декабря 2016 года на охоте в одной из южных республик он погнался за подранком фазана, а дальше... я обнаружил его под деревом с виду абсолютно мёртвым.

Действия при параличе дыхания у собаки

Тело было полностью обмякшее, только голова судорожно запрокинута (в прямую линию с шеей) и челюсти сведены, язык вывален и закушен. В пасти какая-то палка и трава – очевидно, челюсти свело судорогой, уже когда собака упала... В общем, моя первая реакция – пульс! Пульс есть, но довольно редкий (особенно для только что носившейся вихрем собаки) и, на что сразу обратилось внимание, без дыхательной аритмии.

Дальше разжать пасть (один не смог – помог товарищ), удалить всё постороннее, убедиться, что язык не запал, пены нет. Тут отложилось, что нет также глотательного и рвотного рефлекса: глотка на копание в ней никак не реагирует... Внешний осмотр – ни крови нигде, ни переломов видимых, ни отёков, позвоночник, шея, вроде всё как всегда сгибается-разгибается и ничего при этом в теле собаки не дёргается. На непроизвольное мочеиспускание ни намёка, даже слюноотделение вполне обычное… Но собака при этом в полной отключке, тряпкой в руках висит: глаза стекленеют (как потом Володя сказал, касается глазом снега и не мигает), брыли белеют… Пихать в грудную клетку? Что толку, если пульс есть… Пока есть, но, кажется, всё реже и тише... Тут у меня был короткий период ступора, пока в голове невольно проносились картинки памятных мест охот с Гаем, подходящих... Ну, вы поняли. А товарищ, Володя, потом признался, что он в этот момент раздумывал о том, что морозы чуть не до –30 ºС стояли и землю наверняка глубоко проморозили… Как копать?..

И тут меня осенило, слава богу: дыхания-то нет! Т. е. вообще никак не дышит: рёбра под ладонью мёртвые, и ни из носа, ни из пасти не ощущается ни малейшего тепла! Значит, надо делать искусственное дыхание – я откуда-то помню, что собакам его делают в нос, зажимая рукой пасть. Так и пытаюсь поступить: левой ладонью снизу зажимаю максимум периметра пасти, правой придерживаю в области темени и затылка и, плотно прижав губы вокруг собачьего пятачка, начинаю дуть. Через несколько задувов у Гая надувается живот (да так, что с другого конца, пардон, травит). Лезу опять в глотку: я не знаю, где там этот клапан (надгортанник, как потом уже прочитал), но, пошерудив там основательно пальцами, мне, видимо, всё-таки удаётся вкупе с положением собачьей головы относительно шеи его приоткрыть и задуть воздух в лёгкие. Собаку я к тому времени уже перекинул через правое колено, корпус придерживаю в положении стоя локтем правой руки, им же помогаю Гаю активно выдыхать, потому как мысль у меня о причинах такого дыхательного паралича только одна: «инородное тело в дыхательных путях». Несколько моих вдохов-выдохов – о! Брыли розовеют! Тут что-то в собачьей глотке опять перекашивает, и воздух начинает передуваться в пасть и выходить через плотно прижатые левой рукой брыли. Опять рукой в пасть, за корень языка и дальше – а собаке снова медленно сводит судорогой челюсти, вместе с моими пальцами, опять приходится вдвоём разжимать. Но вот воздух снова пошёл в лёгкие, теперь вроде стабильно. Тут я замечаю, что ожили глаза – теперь Гай на меня косит (и даже с благодарностью, кажется), когда я ему в нос задуваю. Вроде даже голову пытается держать уже, и на передних лапах чуть-чуть стоит. Но по-прежнему ни малейшей попытки подышать самостоятельно! Ставлю Гая на лапы – воздух кончается, и собака «прилегает»...

В общем, пока Володя ходил (2 км) за машиной (слава богу, по степи можно было почти к месту ЧП подъехать), пока я звонил знакомому охотоведу, а он – знакомому ветеринару, пока товарищ подъехал, пока погрузились (вещи, ружья собрать) в машину, и пока мы из степи в город выехали, прошло больше часа. И всё это время я за собаку дышал (причём уже сам и подустал, и, главное, поскольку особых качественных изменений в состоянии всё не было, всё-таки всё больше отчаивался. Но тут уж «делай что должен, и будь что будет»). И вот только через час с четвертью, наверное, когда уже ждали в посёлке у ветаптеки этого ветеринара, я увидел, что Гай первый раз вдохнул самостоятельно – судорожно, неглубоко, но, слава-слава богу, сам! Через минуту-другую вдохнул ещё – уже более уверенно, потом ещё, в общем, пошло дело. Но я ещё минут 5–10 его «страховал» – задувал в пятачок. Ну а как он уже совсем сам задышал, так довольно быстро все двигательные и прочие функции восстановились. Т-т-т, без последствий.

Мораль какая (она не моя, а ветеринара, который наблюдает Гая с рождения и которому я позвонил сразу после того, как Гай снова задышал – узнать, «как жить дальше?») – скорее всего (никто ведь не видел), Гай шеей налетел на какую-то корягу. Тем более охота проходила в зарослях лоха остролистного, которые несколько лет назад основательно подгорели, погибшие деревца попадали, затянулись травой и колючкой и ввиду сухого большую часть года климата и свойств местной древесины приобрели каменную твёрдость. Накануне нашего приезда из Северного Казахстана пришёл мороз и снег, заваливший эту полосу препятствий так, что даже я, охотившийся в этих местах раз десятый или одиннадцатый и знавший всё их коварство, в этот раз изорвал все сапоги об закамуфлированные снегом сучки и коряги. Так вот, как сказал Володя, одну такую горизонтальную, как раз на высоте собачьей груди корягу след Гая как раз и пересекал – метров за 10 от того места, где я и обнаружил его с виду абсолютно мёртвым. Снег с этой коряги был полностью сбит, так что об неё Гай и мог очень адресно, прямо снайперски, основательно получить в нерв, который называется вагус. Он анервирует чуть не весь верх – от диафрагмы до гортани. От удара в вагус у кого угодно получается болевой шок и паралич дыхания, которые при отсутствии под рукой каких-либо (внутримышечных или внутривенных) обезболивающих продолжаются больше часа. Если, не дай бог, кто с подобной ситуацией столкнётся, имейте в виду, надо дышать, даже если кажется, что всё зря. Пульс, давление (вены на лапах), брыли розовые – уже не зря. А то я на тот момент знал два подобных случая, когда собаки вот так уходили, совершенно напрасно. После публикации этой истории в соцсетях оказалось, что таких случаев больше. Если не ошибаюсь, среди прокомментировавших публикацию ещё двое рассказали о летальных исходах, и трое – о кратковременном параличе вследствие падения с высоты или укуса другой собакой.

Действия при параличе дыхания у собаки

Действия при параличе дыхания у собаки

P.S. После возвращения с охоты я, конечно же, стал выяснять у знакомых ветеринаров возможные причины происшедшего – все сошлись на том, что наиболее вероятной причиной был именно удар в вагус.

P.P.S. А тогда в декабре, дав Гаю день отдыха, мы с Володей потом всё-таки неплохо поохотились. И Гай работал как ни в чём не бывало, хотя я несколько переживал за то, что вдруг он решит, что это его фазан так нахлобучил, и станет их опасаться...

Текст и фото: Алексей Попов 


Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№3 (54) 2017 №1.2015 №9 (24) Сентябрь №12 (51) 2016 №11, Ноябрь, 2013 №1-2, Январь-Февраль, 2013