Журнал

ГАЗ-66 – дом, который проедет везде

В качественной и профессиональной охоте экипировка и оснащение очень важны. И далеко не в последнюю очередь важен транспорт. 

ГАЗ-66 – дом, который проедет везде

Понятно, что должен быть внедорожный автомобиль, потому как в нашем регионе (Владимирская и соседние области) очень важно охотиться подальше от других охотников и вообще от людей, во избежание случаев, когда охоту, к которой готовился долгие и долгие месяцы, могут испортить.

Итак, задача – подбор транспорта. Тут, как говорится, одна задача тянет другие: охоты многодневные, охоты всегда коллективные, ранней весной и поздней осенью, на водоплавающую птицу. Марафон по 5–10 дней кряду всё световое время суток. Если посмотреть на срез всех задач, то, наверное, ядром было желание охотиться без мыслей о сопутствующих проблемах. Для многодневных охот с компанией рассматривали варианты транспортного средства, конечно, только среди больших внедорожных автомобилей. По большому счёту, выбор с учётом наших требований и возможностей был не особо большой: «Пинц» (Pinzgauer) или MAN на тот момент были просто материально недоступны, оставались «шишига», ГАЗ «Егерь», «Садко», «Трэкол» или КамАЗ. «Егерь» с «Садко», как ни крути, по развесовке уступают 66, в остальном тоже; «Трэкол» – шикарный по проходимости весной, но меньше по полезному объёму и необоснованно дорог для осени; КамАЗ тяжёлый. В итоге выбор остановили на лучшем, на мой взгляд, транспорте для нашего региона – ГАЗ-66 с большим термокунгом, что давало возможность установки «Вебасто», кухни, полноценных кроватей. Кроме того, сам по себе 66 – это доступность запчастей и возможность устранить неполадки в полевых условиях. Машину подбирали порядка 4 месяцев, и, как говорят: «Не бывает запланированного счастья». Одним февральским днем стреляли на соревнованиях в СК «Бисерово», в перерыве между сериями я заметил объявление о машине на одном из порталов. Это была суббота, ну а на следующий день мы уже были в Чебоксарах! Ситуация эта «улыбает» до сих пор: гнать 500 км по льду «шишигу» с нерегулированными сцеплением и тормозами, которую последний раз заводили 24 года назад… Тогда это нас почему-то даже не напрягло. На радостях преодолели расстояние за 12 часов, и в гараж встал на полную переборку ГАЗ-66-15 (1985–1996) с двигателем 3МЗ-513, с экранированным электрооборудованием и лебёдкой и утеплённым кунгом АП-2 (полковая медицинская машина). 3 входа в высокий кунг. Пробег у нашей новой радости 1986 года выпуска на момент покупки был 3000 км, что, в общем, и стало финальным аргументом в выборе.

Дальше настала очередь подготовки. Изначально поменяли всё, что хоть как-то могло прийти в негодность за долгое время консервации. Все РТИ (резинотехнические изделия), основные узлы и детали тормозной системы, сцепление, РТИ ДВС заменили. Выкинули из кунга всё, кроме пультов электронного управления. Кстати, двигатель априори считали слабым, хотели заменить его на дизельный двигатель Iveka 150 с пневмокоробкой. Хорошо, что не успели: после первых же охот приняли решение реабилитировать родной двигатель и оставить всё как есть. Автономные обогреватели сменили с ЗАЗ на дизельную в целях безопасности «Вебасто» с температурными и таймерными датчиками. Все элементы освещения заменили и продублировали дополнительными танковыми люстрами и прожекторами. Золотники поменяли и щётки. Отдельно стоит рассказать про оборудование жилого кунга. Если в двух словах, то это «тепло, светло, еда, сон». Сон, на мой взгляд, самое основное в долгосрочной охоте: тело должно отдыхать. Поэтому двухъярусные кровати с хорошими матрацами – это первое, что решено было установить. Дальше – кухня с полноценной газовой плитой и гарнитуром для беспрепятственной возможности готовить. Температура внутри кунга поддерживается «Вебасто» – это огромный плюс на охоте: мороз, ливни, сушиться, да просто снять с себя панцирь гортекса и просушить его, чтобы рано утром надеть сухим и тёплым. Это очень дорогого стоит! Конечно, морозильная камера на 100 литров – для хранения дичи и продуктов. Ну и всякие мелкие «фишки»: зарядники, компы и прочая мелочь, которая позволяет оставаться в современном мире.

Что у нас в итоге получилось? Качественный сон, постоянная температура внутри кунга 25 градусов в любое время года, возможность полноценно готовить и питаться, свободное размещение 4 человек – ну и, конечно, выполнение основных требований по перевозке огромного количества амуниции для охоты на водоплавающую птицу весной и до глубокой осени и высокие показатели проходимости, что нередко является если не единственным, то ключевым фактором трофейной охоты. Кстати, о проходимости: личный опыт участия в трофи-клубе убеждал заменить родную 66-ю резину на резину от БТР. Это была целая история: в современной России найти колёса от БТР – это практически нерешаемая проблема. В нашем случае выручил интернет и форумы трофи-клубов. После долгих поисков «два одиночества» нашли друг друга: у одного (в Самаре) с лохматых времён Ка-58 лежала в гараже – для такой же «шишиги», как у нас – новая, а нам она была нужна. После установки резины Ка-58 для нас открылись такие горизонты охоты, что егеря к нам приезжали только на квадроциклах, уазики не пролезали.

В чём уникальность этой резины, за которую, на мой взгляд, конструктору нужно было дать премию, как минимум, нобелевскую? Плотное расположение протектора посередине колеса обеспечивает максимально комфортное движение по шоссе, а широко (6 см между «шашками») размещённый протектор по краям колеса даёт самоочищение резины от жирных грунтов. Присутствие небольшого количества воды на грунте увеличивает скорость очищения. Кроме того, такая резина увеличивает клиренс автомобиля на целых 5 см, а в нашем случае, на наших плотноглиняных грунтах, это очень много. Средняя толщина чернозёма в нашем регионе варьируется от 25 до 40 см, преобладают почвы легкосуглинистые, на северо-западе – глинистые и тяжелосуглинистые. Это интересная большая наука. А разведки, выбор места охоты, перемещение день ото дня на новые места заставляют очень много двигаться. Если собрать весь опыт охот, то, наверное, во Владимирской области легче вспомнить, где мы не ездили, чем найти поля, которые нам неизвестны.

  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить

На весенней гусиной охоте, пересекая пашенные земли по весенней распутице, резина режет верхний чернозёмный слой в 30–40 см как масло, а держат автомобиль твёрдые, тяжелосуглинистые и глинистые слои. Так вот, каждое поле само по себе уникально: то, что скрыто от человеческого глаза под плодородным слоем, живёт своей жизнью и имеет разные поверхности. Хотелось бы отметить основные особенности. Бывают волнистые поверхности – очень правильные по форме, с шириной волны от 50–70 см и высотой 5–20 см. Они могут занимать очень большую площадь, и это настоящая засада или капкан для 66. Стоит начать пересекать волны не поперёк, а по диагонали – считай, прилип. Ни в коем случае нельзя останавливаться, даже если машина лезет со скоростью муравья. При остановке вы практически попали в болото: происходит межосевое развешивание машины. Это когда одно заднее и одно переднее колесо с противоположной стороны вывешиваются, несмотря на то, что у «шишиги» гребут все 4 колеса. А двух колёс не хватает для преодоления препятствия. Ну а прилипнуть на 66 – это означает прилипнуть в поле надолго. Были опыты многодневных работ по высвобождению автомобиля из такого плена. Не раз приходилось засаживать трактор по полной и использовать его как якорь для лебёдки, в противном случае белорусы, как фантики, притягивались. Ну а найти гусеничный трактор вдали от колхозов – нерешаемая задача. Закапывание бревен на метр и даже на полтора метра не спасает: режут, казалось бы, бетонную глину как масло. Есть, конечно, ряд хитростей по высвобождению, но, к сожалению, мы о них узнали уже после того, как научились обходить такие ошибки. Нередко также встречаются перепады грунтов, так называемые ступени, как вниз, так и вверх. Это тот случай, когда ничего не предвещало, и вдруг машина резко проваливается, как будто съехала с поребрика или запрыгнула на него. И такие поребрики встречались примерно до 20 см. Вот, наверное, основные нюансы, угрожающие «шишиге» на твёрдых грунтах.

Что касается мягких лесных, болотистых грунтов, торфяников, тут и говорить нечего: даже при условии повышенной возможности заякориться за деревья для «шишиги» с её весом – это настоящая засада. Был опыт 3-дневного высвобождения из болота на осенней охоте в 2012 году. Банально сорвало шпонку на лебёдке, а запасной не было. После той охоты сделали 20 шпонок из правильного металла и положили в инструмент. Смешно, конечно, но наплясались мы тогда здорово. Телефон не берёт, до населённого пункта в 3 дома – 12 км. Ох! Так что есть, конечно, и обратная сторона радужных достоинств «шишиги». Идеальный выход из неудобных ситуаций – иметь в коллективе две «шишиги». Это, конечно, мечта, но две машины дают возможность поиска более широких горизонтов охот. Одна – для проживания, вторая – баня, например. Размечтался. Но если серьёзно, то в ситуации с болотом единственное, что нам могло помочь и помогло, – это «шишига» нашего ветерана охот, основателя нашего Владимирского коллектива, Виктора Антоновича Сербина. Ближе 50 метров к нам бы не подъехал никто, а тут выручила его лебёдка: размотали 2 лебёдки на 100 м и так вот в итоге выбрались.

Что касается езды по асфальту, то, как я всегда говорю: «Лечу я на „шишиге“ 40 км в час…» На самом деле всё очень привыкабельно. Машина прекрасно держит дорогу, в отличие, например, от «Трэкола», так называемый колос протектора даёт мягкий ход по асфальту. Зло для автомобиля – поперечная волна на дороге: кунг весит почти 3 тонны, страшно отрываться кабиной от земли. В помощь всегда приходит управление подкачкой колёс из кабины: лучше чуть перекачать. Средний километраж по охотам составляет 100–150 км. В основном львиная доля охот у нас на «шишиге» – это Владимирская область: весной на гусиной – это поля, осенью – болота. Что ещё добавить? Этот автомобиль, с учётом поставленных перед ним задач, исключает возможность и желание задумываться о расходе топлива. Как я говорю, иной раз 100 литров на 10 км. Были случаи, когда и 230 литров не хватало на 60 метров: осенью 2012 года утонули в болоте, пробив оба бака. К счастью, всё хорошо закончилось. В среднем по трассе расход 35–40 литров АИ-92.

По особенностям эксплуатации. К особенностям нужно привыкать: эксплуатация ГАЗ-66 – одна большая особенность. Но по привыканию ничем не отличается от отличного внедорожника, а по успешному достижению цели даже его превосходит. По ТО и ремонту – всё весьма несложно и доступно. Проблем с запчастями нет, всё везде есть и очень бюджетное. С 2010 года приобретения за всё время эксплуатации автомобиль проявил себя очень достойно. Было много хороших охот, много ещё лучше, всё на уровне получалось. Наша «шишига» – это машина-охотник, трудолюбивая, работящая, достойная уважения. Были и поломки, и досадные засады, но результативность выполнения охотничьих задач была в разы больше. Всему есть своя мера. «Шишига» при должной подготовке и обслуживании прекрасно справляется с возложенными на неё задачами и возникающими проблемами. Я хочу пожелать всем охотникам добрых охот и мягкой дороги. Ни пуха, ни пера в охотничьих сезонах!

Текст и фото: Алексей Провоторов


Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№9 (36) 2015 №11 (50) 2016 №6 (33) 2015 №8 (23) Август 2014 №12 (51) 2016 №5, Май, 2013