Журнал

Отчего охота не открывается вовремя?

Как правило, весну все охотники ждут с нетерпением, описываемым поэтическим сравнением «как ждёт любовник молодой минуты верного свиданья»...  

Отчего охота не открывается вовремя?

Правда, сейчас людские взаимоотношения упростились донельзя (соцсети заменили любовные записочки, ну и т. д.) и не все свиданья уже стоят внимания литераторов, зато интрига с ходом весны и открытием весенней охоты с лихвой компенсирует любовные волнения настоящему страждущему охотой.

Охотники хотят, чтобы «весна» открылась ровно в то время, когда валом попрёт гусь и утка, пойдёт пролётный вальдшнеп. Не так важны даты открытия охоты для глухариных и тетеревиных токов, хотя слишком поздние сроки чреваты окончанием токования глухарей. Как-то в начале мая в Тверской области я прождал на току до наступления яркого утра, но, кроме квоканья одиночной капалухи, ничего не услышал. Зато в сумерках уже слышались трели соловья, а потом и кукушка обозначилась. Ток был известный, и я начал лихорадочно перемещаться, думая, что просто не слышу токующих птиц. Ан нет: только около 5 утра слух уловил далёкое щёлканье, но глухарь пел так лениво, часто и надолго замолкал, что подход не удался. Услышал, уходя с тока, и вторую птицу, да даже не стал испытывать судьбу. Через пару дней лес уже был подёрнут зелёной дымкой. И для двух наших типичных «боровых» птиц есть всё же лучшие даты для охоты.

Так вот, уложить пожелания гусятников, любителей посидеть с подсадной, вальдшнепиной тяги и охоты на току по датам открытия в те 10 дней, на которые открывается нынешняя весенняя охота, невозможно в принципе. Имеется в виду, что сложно угадать по ходу весны начало массового пролёта каждой группы мигрирующих видов и подладить к нему «открытие».

Что касается сроков открытия весенней охоты, то здесь, с точки зрения формального наблюдателя, всё хорошо – потому что регионы обладают всеми возможностями по установлению сроков с учётом местных условий и погоды. В Правилах охоты указано, что охота на пернатую дичь осуществляется с 1 марта по 16 июня в течение 10 календарных дней. Конкретную дату начала охоты определяет высшее должностное лицо (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти) – при определении параметров осуществления охоты в соответствующих охотничьих угодьях.

Казалось бы, живи, охотник, и радуйся! Вроде чего проще – определить дату в зависимости от хода весны. Но, как обычно, чёрт кроется в деталях. А детали таковы, что подготовка и согласование соответствующего распоряжения столь высокого уровня занимает уйму времени – намного больше, чем длится сама весенняя охота, а потому никакой оперативности в этом деле быть не может. Посему в подавляющем большинстве регионов сроки начала весенней охоты «привязаны» к субботам (второй, третьей, четвёртой) весенних месяцев. С одной стороны, отдельным охотникам даже неплохо: можно заранее спланировать отпуск без опасения, что долгожданное открытие сдвинут за неделю до наступления вожделенного свидания с весенним лесом. Но большинство ворчит (сейчас это очень удобно – в соцсетях и на форумах), что вот опять: не угадали, всё пролетело (или ещё не прилетело) и т. д.

Вот и нынче… более продолжительной и холодной весны (тогда мы ещё не знали, каков будет июль!), чем в 2017-м, вряд ли кто в центральной России припомнит: сначала в марте всё растаяло и начался разлив, чтобы сыпать в апреле снежком и морозить сантиметровый лёд на заливах. Даже отъявленные подсадные лучших заводчиков, вызаренные по всем правилам, запутались в фенологических признаках (апрель оказался холоднее марта) и работали хуже обычного, а глухари отказывались токовать в апрельский десятиградусный мороз. На горизонте не клубились гусиные табуны, коих в прошлые годы обычно мы наблюдали во множестве ежедневно. За весь нынешний весенний сезон я всего несколько раз слышал гогот невидимых стай и всего дважды их видел. Да что там – фото заснеженного разлива и тяги «по пороше» говорят сами за себя.

Правда, и в тех субъектах, где передвигают сроки, тоже угадывают нечасто. По простой причине, что уже названа выше: сроки пролёта разных птиц не совпадают.

При этом поражает здравомыслие и прагматизм наших ближайших соседей: в Беларуси охота на самцов глухаря и тетерева, к примеру, разрешена с 20 марта по 10 мая с 3 до 9 часов утра. При таком раскладе без объяснений понятны трудности организации охотничьего туризма у нас… Ну и дальше: охота на гусей и селезней в Беларуси разрешена со 2-й субботы марта по 2-е воскресенье мая. Охота у соседей разрешена по выходным и праздникам, а также в понедельник и вторник, но общая продолжительность весеннего сезона охоты на гусей и уток не сможет превышать 4 недель (28 календарных дней). Конкретные сроки весенней охоты на гусей и уток в определённом правилами диапазоне устанавливаются пользователями охотничьих угодий.

У нас же есть ещё минус: во многих субъектах по Правилам охоты нельзя делить субъект на климатические зоны (север/юг), хотя различия по ходу весны бывают очевидны.

В период действия всеми ругаемого тогда «18-го постановления» (постановление Правительства РФ от 10 января 2009 г. № 18 «О добывании объектов животного мира, отнесённых к объектам охоты») весенняя охота длилась 16 (!) дней («Добывание пернатой дичи в весенний период осуществляется продолжительностью до 16 дней с начала установленного срока добывания»). 16 дней охоты (три пары выходных), плюс у регионов была возможность менять сроки открытия по согласованию с Минсельхозом. Хотя очень часто эти «сдвиги» всё равно подвергались критике, поскольку наша родная российская весна – самая непредсказуемая подруга охотника. Помнится, какой-то регион дважды писал нам в Минсельхоз письма о переносе сроков начала охоты, в итоге вернувшись к определённой в постановлении дате. Но всё же 16 дней – это три пары выходных, а не две, как сейчас, и больший шанс угадать пролёт.

В самой беспроигрышной ситуации оказывается Европа, которая всегда (силами воинствующих экологов) против нашей весенней охоты. Европейские охотники имеют гарантированную охоту на нашу зимующую перелётную дичь, а потому могут покидать камушков в наш огород, что де разбиваются пары и т. д. Хотя кто сказал, что они не разбиваются на зимовках? Тот известный факт, что природу губит не охотник, а бульдозер, при этом обычно не принимается во внимание.

Но чу! Уже слышны слова о возможной пользе весенней охоты, и от кого! Сам г-н Сыроечковский (известный в последнее время поддержкой инициатив по занесению в Красную книгу РФ трёх подвидов гуменника, серого гуся, серой утки и т. д.) на конференции CIC обмолвился, что …слишком много гусей стало в Европе.

В рамках 64-й Генеральной Ассамблеи в Монтре (Швейцария), где были и российские представители, в т. ч. президент РОРС Т.С. Арамилева, Международный совет по охоте и охране животного мира (CIC) провёл совещание по мигрирующим птицам, целью которого было обсуждение существующих проблем и путей развития управления популяциями мигрирующих водоплавающих. Евгений Сыроечковский в докладе «Управление растущими популяциями гусей в Европе: вызовы и возможности для охотников – взгляд из России» сказал, что растущие популяции гусей являются «хорошей новостью как для охотников, так и для защитников природы». По его словам, «на рост популяций повлияли хорошая охрана в местах зимовки в Западной Европе и хорошие условия размножения на российском Севере. Теперь возможностей для охоты стало больше, но и появился новый посыл – показать широкой общественности, что охота может стать эффективным средством управления популяциями гусей в Европе и инструментом охраны. Перенаселение гусей даёт новый толчок к обсуждению весенней охоты. Получается, что весенняя охота может быть единственным эффективным инструментом управления». Перефразируя Евгения: является ли весенняя охота табу или возможным средством управления? Вот в чём вопрос.

Нет смысла в очередной раз приводить очевидные и известные всем цифры и факты весьма ограниченной доступности (в силу природно-климатических и миграционных особенностей) для наших граждан охоты на вальдшнепа и гусей, которые успешно воспроизводятся в наших лесах и тундрах, но добываются в Европе в гораздо больших масштабах. Поэтому охотничья ценность каждого дня весенней охоты имеет для нас особое значение, и именно потому такой ажиотаж возникает по поводу даты открытия.

Но, как мы уже убедились, в какую сторону ни двигай короткие 10 дней весеннего охотничьего праздника, всем мил не будешь. И потому другого ответа на вопрос, вынесенный в заголовок, кроме разделения сроков охоты и раздельного их определения по группам видов пернатой дичи, с учётом специфики миграций и периода токования, я не вижу. Хотелось бы при этом нормального диалога с учёными и экспертами всех мастей, специалистами-управленцами и нами, охотниками. Именно диалога, так как с Красной книгой получается борьба экспертов и охотничьей общественности.

Текст и фото: Андрей Сицко 


Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№10 (37) 2015 №6 (21) Июнь 2014 №3 (18) Март 2014 №3, Март, 2013 №3 (42) 2016 №7 (34) 2015