Тесты

Изготовление ножа. Проект KIOWA

Два года назад работал я в одном заповеднике. На усадьбе было холодно, грязно, скучно и беспросветно. И в период между всякими вялыми перебранками с коллегами пришла мне в голову мысль – попробовать сконструировать некий идеальный нож для поля. Идеальный, разумеется, с моей точки зрения, т.е. максимально универсальный и простой.
Изготовление ножа. Проект KIOWA

1. Михаил Кречмар, Максим Нестратов

Уже давно содействие в этом вопросе мне предлагал энтузиаст-ножедел из Бронкса Макс Нестратов. Так что нож изготавливался весьма и весьма дистанционно – я из «Кедровой пади» руководил процессом, а Макс в далеком Нью-Йорке точил, строгал, калил и пропитывал…

Немного предыстории

Надо сказать, что ножей у меня было много, и отношения у меня с ними были разные. Во время активного сопровождения охотников-спортсменов на охоте в качестве гида-проводника мне довелось сломать несколько очень неплохих клинков, в число которых входит даже боевой нож Пелтонена. Облом клинка всегда происходил по одной схеме – при отделении мыщелка от атланта на черепе очень тяжелого и неудачно упавшего зверя (большой медведь, гигантский лось).

Кроме того, у меня были некоторые специальные требования к удобству хвата рукояти для выполнения ряда операций – сверления дырок, тонкой обработки шкуры головы (губы, глаза и уши), ну и просто длительное (часа полтора-два) махание ножом над убитым зверем при снятии шкуры.

А значит – нож должен быть легким.

Еще у меня было одно настолько еретическое соображение, что перед тем, как высказать его первый раз, я несколько недель набирался храбрости. Ибо ножевое сообщество по нетерпимости к еретикам вплотную примыкает к собачникам и намного превосходит средневековых схоластов. Потому что я изначально решил, что мой нож не будет красивым.

Одна из главных моих претензий к огромному ножевому разнообразию, которое приходится наблюдать в магазинах и на выставках, заключалась в том, что функциональность приносится в жертву красоте или каким-то еще неведомым мне канонам. То есть сперва мастер думает о том, как его изделие будет выглядеть, а уже потом – как оно будет ложиться в руку, строгать и резать. Мне нужна прочная, хорошо режущая и не менее хорошо затачивающаяся железяка на удобной для удержания рукояти. Красота в этом случае, возможно, сама приложится, а не приложится – то по тому и быть. Я не эльф – переживу.

Сомнения у меня вызывал материал клинка. Очень хотелось попробовать дамаск, но российский дамаск, как правило, вызывал у меня легкую оторопь при одном взгляде на него. Макс, в свою очередь, клятвенно заверил, что в Америке лучший дамаск в мире, и я ему поверил. Кроме того, почему-то я посчитал, что дамаск обязательно должен быть ржавеющим, но тот же Макс убедил меня в преимуществах нержавеющего дамаска, за что ему отдельное человеческое спасибо. Он выбрал дамаск от Чада Николса, и никто позднее об этом выборе не пожалел.

Насчет формы клинка у меня сомнений не было. Он должен быть достаточно толстым (чтобы не возникало коллизий с обломом у рукояти), иметь прямые клиновидные спуски от обуха (вогнутые спуски при резах имеют свойство «залипать»), ну и небольшую длину – 110 мм – как дань российскому законодательству, при котором он будет переправлен через границу. Я бы, правда, предпочел клинок буквально на сантиметр длиннее…

Форму рукояти я обдумывал и так и эдак. И сделал выбор в пользу крайне «зализанного» варианта – когда много работаешь ножом, резкие грани способны привести к мозолям. У меня – приводили. Особенно этим славны всякие «ножи выживания» испанского производства. В теории у меня была запланирована большая пальцевая выемка перед ограничителем, однако, опять-таки в угоду российскому законодательству и пересечению границы, ее решили сделать минимальной (впоследствии я увеличил ее до требуемых параметров). В качестве образца для формы я взял рукоять ножа, сделанного одним умельцем в 1986 году, который меня полностью удовлетворял в течение 10 лет (а потом был так же сломан при разделке).

Материал для рукояти был выбран стандартный – дерево и рог.

Я осмелился попросить Макса поискать кап чозении (Chosenia arbutifolia) – одно из самых типичных для северо-востока Сибири деревьев с самой легкой древесиной. Макс слегка напрягся, но довольно скоро выяснилось, что в Америке есть все, и кап чозении не явился исключением.

В качестве материала для ограничителя я предложил олений рог, его внешнюю, негубчатую часть, Макс, однако же, настоял на мамонтовой кости. Я отнесся к ней довольно скептически – для того чтобы «мамонт» в малом объеме выдерживал все перепады влажности и температуры, которые выдерживает охотничий нож, надо, чтобы он был исключительно хорошо выдержан. Но Макс уже заказал его, и я согласился.

Ахиллесову пяту практически любого ножа в России представляют ножны. Я хотел полностью закрытый клапаном вариант, застегивающийся на кнопку, на длинной шлейке. Подробное описание изготовления ножа можно найти в Интернете по следующему адресу: http://madmaxthesniper.livejournal.com/?tag=kiowa

Итак, в марте нож kiowa, обогнув две трети Земного шара (а материалы рукояти – все 360 градусов), лежал у меня на столе.

При рассмотрении его сразу по получению я обнаружил, что мамонтовый больстер таки да, треснул. Трещина эта была вполне ожидаема, я даже не расстроился. «Мамонт» вообще хорош только в больших объемах – целая рукоять, но тогда он тяжел и холоден.

Чозениевый кап Макс заполнил какой-то смолкой, которая, с одной стороны, залезла во все пустоты, с другой – не холодит руку. Хорошо.

Ну ладно, нож есть, теперь – работать.

Вот чего я в ножах не люблю – это когда они лежат без дела.  Если лежат – то в конечном счете уходят в подарочки.

Если работают – то или теряются, или ломаются.


Макс Нестратов: почему я выбрал именно дамаск Чада Николса?

Во-первых, гарантированное качество. Чад продает свои заготовки через известные интернет-магазины и отвечает за то, что поковка будет без дефектов. Если дефекты обнаруживаются, то заготовка меняется через интернет-магазин, а не через частное лицо на ган-найф-шоу.

Во-вторых, его уникальный рисунок, который называется digicam, выгодно отличается от стандартных рейндропов, лестниц и прочего от других производителей.

В-третьих, материалы. По неподтвержденным данным, основанным на характере термички, оговорок некоторых продавцов и молве, Чад использует нержавеющую сталь AEB-L с никелем. Это очень хорошая сталь, изначально разработанная для лезвий бритв.

В-четвертых, цена довольно демократичная – $250-350 за полосу (в зависимости от длины).

Также я использовал сервис термообработки Пола Боса, термиста на Buck Knives.


«Вот и первое заданье…»

Я тогда достраивал в заповеднике свое жилье. На пол клал линолеум с каким-то интегрированным в поверхность волосяным подкладом очень мерзкого вида, толщиной около 5 мм. Как войлок, только хуже. Нужно было сделать три реза общей длиной 12 м. Первый рез прошел хорошо, второй – сразу взял в сторону. Я подправил, закончил рез. Третий рез уже поправил в самом начале. Не знаю, хорошо это или плохо по всяким системам ножевых испытаний, пишу как есть.

Но после 12 м линолеума правил долго.

Выправил, спасибо не очень жесткой закалке.

Стандартный тест

Знаю, у истинных ножеиспытателей нож должен хорошо резать хлеб и помидоры. Мы, на Дальнем Востоке, люди простые, можно сказать, примитивные. Если у нас нож не режет хлеб, помидоры (и огурцы, я добавлю), мы его выбрасываем. Ну, минимум, долго точим. Если после этого все равно не режет – точно выбрасываем.

Поэтому я результатов по хлебу, помидору, огурцам приводить не буду. Поверьте на слово – если он у меня до сих пор сохранился, то режет.

Строжка палки

Палок я им построгал довольно много. В общем, скажу так – минут пятнадцать строгания кленовой, хорошо выдержанной палки – правка. Я опять не знаю, хорошо это или плохо, пишу как есть, сами решайте. На обстругивании сырых лиственничных жердей для разбивки палаточного лагеря (12 жердей по 3,5 м, диаметром от 8 до 4 см, со срезанием сучьев) мне посадить его до необходимости правки не удалось.

Разделка зверя и рыбы

В итоге этот нож у меня принимал участие в разделке пяти бурых медведей длиной от 210 см (от кончика носа до кончика хвоста) до 240 см; двух больших лосей, пяти северных оленей, двух пятнистых оленей, пяти подсвинков, трех косуль.

Говорю «принимал участие» – потому что разделка у нас ведется нон-стоп, один нож меняет другой. (Да, были и конкуренты, это отдельный разговор.) При этом в среднем kiowa держался без правки на съемке шкуры с кабана и медведя ВТРОЕ дольше любого из конкурентов. Когда мне пришлось обрабатывать конечности и головы двух медведей для приведения их в нужные для таксидермии кондиции, в числе конкурентов остался только прокопенковский «ежик», который уступал kiowa примерно в полтора раза. То есть на семь примерно минут работы без правки kiowa – минут пять «ежика».

Один из самых жестких практических тестов ножа на профпригодность – это разделка рыбы на балык. Правка требуется после разделки десятка кижучей.

Чем хороши hand-made ножи, над которыми много думал? А тем, что есть возможность сделать своими руками работу над ошибками, проанализировать что, где и как в соответствии с поставленными задачами. Предупреждаю сразу: все конструктивные косяки – мои. Макс воплощал в металле, дереве, «мамонте» и коже мой достаточно подробный рисунок, все его рекомендации были учтены (включая тип стали), и все, что он сделал, – сделано очень добротно, аккуратно и с любовью.

За что ему отдельное человеческое спасибо.

Итак, что имеем

Клинок. Сталь – на пять с плюсом. Закалка 57-59 – то, что надо. Поправляется замечательно.

Профиль клинка – клин с толщиной у обуха 4 мм, со сведением в ноль на ширине 22,5 мм. Себя оправдал, режет хорошо, оправдывает себя даже на теплом, только что испеченном хлебе.

Уход обуха на клин начинается с середины лезвия. Все это испытанные решения, вопросов по ним не было.

А вот с очертаниями режущей кромки я бы поработал. И сегодня сделал бы ее такой, как на рисунке.

Помним – длина клинка 110 мм.

Тонкая линия – нынешний профиль, толстая – то, что хотелось бы.

Но перетачивать я не буду! Эта «правка» непринципиальна, я отлично справляюсь и тем клинком, что есть.

Рукоять. Ее я дорабатывал напильником, все время проверяя разные хваты. Сегодня она полностью удовлетворяет моим требованиям к самым разным работам – от ошкуривания дичи до строжки твердого дерева и изготовления отверстий в коже и тонких досках.

Резюмируя проект в целом, скажу – совершенства не получилось. Ну что же, есть над чем работать дальше… 

  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
Материал подготовлен для "Русского охотничьего журнала" №3.2013


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№9, Сентябрь, 2013 №1.2015 №1 (40) 2016 №8 (23) Август 2014 №5 (44) 2016 №5 (20) Май 2014