Журнал

Утиная охота на бобровых запрудах


Началось все с того, что один мой хороший знакомый рассказал, как однажды среди глухого леса случайно набрел на бобровую запруду, на которой обитало порядка 100 уток. 

Утиная охота на бобровых запрудах

С этого соблазнительного сообщения и начался мой собственный путь познания охоты на уток на бобрятниках.

Что же такое качественная бобровая запруда, которая подходит для этой охоты, и как ее найти? Не секрет, что в последнее время многие озера и реки в родной моей Ленинградской области начали мелеть или вовсе заболачиваться. Причиной тому могут служить, в частности, и бобры. Большинство озер и рек питается как подземными водами, так и сточными. Последние  – это те, что с огромной поймы после дождей собираются в озеро или реку ручьями и маленькими речушками. Именно на них и любит селиться бобер. Как правило, бобры выбирают речку или ручей, протекающие через лесной массив. Для бобра важна осина. Поэтому, когда сходятся два фактора – осина и ручей, – в таких местах всегда стоит ожидать появления этих грызунов. Найдя подходящее место, бобер делает плотину, верхняя часть ручья разливается и образует водоем площадью от пары десятков до нескольких сотен квадратных метров. За последние годы в Ленинградской области популяция бобра значительно увеличилась, а соответственно, увеличилась и площадь таких вот бобровых запруд, которые в силу многих факторов зачастую весьма привлекательны для утиного племени.

Впрочем, утки на бобрятниках есть далеко не всегда. Давайте разберемся, когда все-таки утки посещают такие места. Во-первых, с началом охотничьего сезона, а охота на уток очень популярна в наших краях; эти водоплавающие подвергаются жесткому прессингу со стороны охотников, которых в Ленинградской области немало. На утиных излюбленных водоемах птиц подстерегает опасность, поэтому им приходится искать новые места, где они могли бы провести световой день.

Во-вторых, утки в конце августа еще активно линяют. Для линьки они выбирают спокойные и наиболее укромные места – как правило, либо густой тростник, либо бурелом, залитый водой. Именно в этот период охотнику-утятнику и стоит наведываться на бобровые запруды. Потом, с середины сентября, когда утки начинают сбиваться в стаи, бобрятники уже навещают редко.

В-третьих, на бобровых запрудах утки могут найти неплохую кормовую базу. Причем в самых неожиданных местах. Мне удавалось добывать кряковых даже на запруде размером 3 на 5 метров – главное, чтобы место было уединенное и корм имелся.

Такие места называются у охотников утиными дневками. Эти места должны быть как можно дальше от человека. Перспективней всего искать их в глухих лесах, через которые проходит ручей или речка, даже самая незначительная и мелкая.

Кого же можно повстречать на бобрятниках? Как правило, такого рода места облюбовывает кряква, которая с удовольствием там же и гнездится. А вот перелетной утке даже самые большие запруды вряд ли придутся по душе – на них ведь все равно не найти больших открытых пространств с водой.

Теперь вернемся к началу – именно о такой бобровой запруде, укромной и удаленной, и рассказал мне мой хороший знакомый. Она находилась примерно в километре от ближайшей дороги. Самым интересным для меня было узнать, ночуют ли там утки, а если нет, то во сколько прилетают. Почему возник такой вопрос? Неподалеку (километрах в двух) было озерцо с камышом, на котором в светлое время уток никогда не бывало. Сколько ни искали, ни караулили их днем – никого не было. Но имелась одна особенность: на ночь, после вечерней кормежки, крякаши так и тянули туда на ночевку… И естественным образом возник вопрос, а где же они проводят день?

Итак, вечер перед охотой. Звоню товарищу:

– Ну чего, завтра давай на утро по-темному на бобрятник сходим?

Он отвечает:

– Да че-то неохота ради двух-трех уток вставать в такую рань…

– О, чего, я один туда пойду? Километр по лесу, по бурелому, в темноте… А в этих лесах и медведи встречаются…

 – Да нет там никого.

– Ага, рассказывай. Два года назад сам же медведя там взял.

– Так он и был последний.

– Че-то смутно я в это верю.

Ну да ладно, охотничье любопытство все равно заставляет встать в час ночи, проехать 110 километров и в 3.00 быть уже на краю леса. В полной темноте собирался я в путь. Зарядил ружье, и не пятеркой, а картечью и пулей… Как говорится, береженого бог бережет! Не стал в этот раз брать свой полуавтомат, а решил прогуляться со старенькой МР-кой, вертикалочкой. Уже несколько ружей сменил, а первое продавать рука не поднимается, да и бой у него, дай бог каждому современному.

Включил фонарь, навигатор – и в путь. Первые метры дались легко, но скоро я запнулся об какую-то корягу и упал…

– Блин, ну какого... я пошел в этот бурелом ночью…

Но мысли о предстоящей охоте грели душу.

По пути были и ямы, и поваленные деревья, которые приходилось перелезать. А спустя некоторое время в 10-15 метрах от меня раздались сильный треск и удары копыт… Но мало того – это было все так неожиданно, что страх закрался в душу.

«Кабан», – подумал я. «Хорошо, что не медведь», – подумал мой внутренний голос.

Ну да ладно, хватит страхов – через час я был на месте. В начале пути я шел вдоль ручья шириной 30 сантиметров и глубиной по щиколотку. Однако уже через километр, перед бобровой запрудой, он превратился в большой пруд размером 20 на 100 метров, в конце которого красовалась плотина, а посередине – бобровая хатка. Глубина запруды иногда была более 1,5 метров, и в забродниках не всегда можно было пройти. Я обосновался на поваленном дереве, корни которого стали для меня естественным скрадком.

С собой в рюкзаке я принес два чучела уток, которые и расставил недалеко от себя.

Время 4.15. Уже начало светать. Никого нет. Пару раз пролетел вальдшнеп. В двух метрах гоняет насекомых летучая мышь…Тишина… Красота. Я пью ароматный кофе…

В 4.30 послышался заветный свист утиных крыльев… но утки прошли стороной, не обращая внимания на манок и чучела. Ничего трагичного в том, что утки прошли мимо, нет – они пошли на кормовые поля. А вот минут через 20-30 стоит ждать их обратно на дневку. Так и вышло. Через 20 минут прилетел один крякаш, немного покружив, сел в дальний конец бобрятника. Пока я за ним следил, еще пара села на чистую воду в 20 метрах от меня, но было еще темновато, птиц не видно, и стрелять я не стал, а потом, наверное, и вовсе подшумел – утки сорвались и ушли в темноту. Буквально через 10 минут из леса прилетела еще пара и села за кочку, в 30 метрах от меня. Как я их ни манил, они только отдалялись от меня. Скажу сразу – не очень удачное место для скрадка я выбрал. Все утки заходили с темной стороны, и на подлете стрелять их не представлялось возможным. И вот, наконец, заходит пара и с высоты начинает планировать к чучелам, поднимаю МР-очку…Выстрел!!! И крякаш камнем падает на воду, вторым выстрелом пытаюсь добыть второго, но дернул, и утка ушла за лес…Отлично, все не зря. Только выпил очередную порцию кофе, как над запрудой начал кружить еще один селезень. Наверное, минут 10 я посылал ему позывы к присаде, а он в это время кружил над чучелами. И все же у меня нервы крепче… Ну еще бы, ночь по лесу гулять. И утка уже в чучелах. Выстрел – и заветный трофей лежит на водной глади. Ну что, охота удалась. Пока подбирал уток, над запрудой еще прошли пара и тройка крякашей. При желании можно было добыть еще, но я свою задачу уже выполнил: узнал, в какое время и куда приходит утка на дневку. А добытые трофеи пришлись к ужину как нельзя кстати. В 7.00 я уже был у машины, собрался и поехал на работу. 

  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить

Текст и фото: Андрей Усольцев


Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№2 (65) 2018 №11 (38) 2015 №1 (52) 2017 №7, Июль, 2013 №8 (35) 2015 №12 (63) 2017