Журнал

Вологодские селезни

В первый раз я оказался на севере Вологодской области несколько лет назад и с тех пор горел идеей поехать туда на весеннюю охоту... 

Вологодские селезни

...Отгремели охоты области Псковской, приближались майские праздники, и пришла пора собираться вслед за весной. Моя спаниелька Белка зализала раны, патронов оставалось достаточно, оба ружья были готовы. В этот раз я решил взять помимо «семерки» еще и утиную «пятерку». И, как оказалось, очень правильно сделал.

Север Вологодской области встретил хмурой погодой и проливным дождем. Белка посапывала сзади в клетке, лишь изредка поднимая на нас мокрый нос и сонные глаза. Мы оформили путевки и поехали к друзьям – их дом для нас служил перевалочной базой. План действий был прост – перегрузиться на лодки и уйти по рекам до глухих разливов и болот. Каждый день – новая стоянка.

Сказано – сделано. Тем же вечером, собрав и упаковав весь шмурдяк, мы отправились искать тихие уголки. Принимавший нас мой хороший друг Рома, который охотится в тех местах уже много лет, лихо обходил топляки и мели, уверенно ведя нас на первую стоянку. Я обратил внимание на быстрый подъем уровня воды и даже не представлял, что он может быть настолько быстрым. Причиной тому была очень поздняя весна. В лесу еще лежало почти 70 сантиметров снега, но с нашим приездом пошли дожди и все начало активно таять.

Вот мы и на месте – первая стоянка на большом острове. Лагерь поставили в глубине, лодки вытащили высоко на берег и замаскировали. Быстро темнело. Мы расставили утиные чучела и, растянув маскировочную сеть, доработали ее со всех сторон ветками и тростником. Потом вскипятили чайник и стали наблюдать и планировать первое утро. Получалось так, что река огибала наш остров, а напротив была небольшая заводь со спокойной водой и растительностью. В пределах зрения и слуха селезни активно гоняли уток, летали по 2-3 штуки, но парочек было немного. Интереса ради опробовали манки, отлично зарекомендовавшие себя в Псковской области. И тут же с характерным жваканьем с болота поднялись три зеленоголовых красавца и начали кружить над нами. Осадка – и вот они уже идут низом, жадно заходят на посадку, снова поднимаются. Еще вираж, еще. Собака вся напряжена, готова сорваться в ледяную воду, но селезни не садятся. Но вот и стемнело – пора спать.

Ночью ударил крепкий мороз, собаку трясло, мы оделись как могли теплее и попытались уснуть. Над палаткой шумно шли стаи гусей, кричала выпь на болоте да свистели вокруг утиные крылья.

4 утра – подъем. На палатке лед, на чучелах лед! Быстро снимаем их, протираем от инея – и обратно в воду. Собаку пристегиваю в глубине лагеря. В такой холод молодую помощницу я решил не пускать в воду. Готовлю лодку для добора, и мы начинаем действо по завлечению ухажеров к нашим чучелам. Пара селезней заходит на посадку и тут же отворачивает. Что не так? Сзади шорох. Белка вырвалась и прибежала к нам. Инстинкты никто не отменял.

Проходит одиночка. Делает круг, но замечает в стороне живую утку и уходит с ней. Наманиваем еще пару селезней – они целенаправленно идут на посадку в чучела. Делаем по выстрелу и берем их. Тут у меня закрадываются сомнения в моих патронах с «семеркой» – своего после первого выстрела мне пришлось добирать . Осмотрев селезня, замечаю, что дробь почти не пробила его. Много дробин задержалось сразу под оперением. Перезаряжаюсь на заводскую «пятерку».

К чучелам присаживается селезень гоголя – его я беру уже чисто. Вот тебе и пятерка – крепкий гоголь пал одним выстрелом. А кряковый селезень севера Вологодской области, как мне показалось, отличается от псковского собрата меньшим размером и более крепким пером. А по окрасу наши псковские проигрывают. У северного более яркая расцветка оперения.

Также стоит заметить, что в том сезоне я первый раз решил выставлять не 1-2 чучела кряквы, а сразу штук 5-6. С обязательным присутствием 1-2 селезней. И, на мой взгляд, эта комбинация выигрывает за счет количества. В сумерках и на большой воде 1-2 чучела селезень может просто не увидеть. А когда сидит стайка – это всегда вызывает интерес. Причем наличие чучела-конкурента ничуть селезней не смущает.

После первой утренней охоты мы решили вернуться в дом, отдохнуть, отогреться в бане после ночных заморозков (а было, как выяснилось, -7˚) и подготовиться к более дальней заброске. Но утром обнаружилось, что паводок затопил почти всю дорогу. Артем и Рома в срочном порядке попрыгали в свои высокие автомобили и поспешили выехать ближе к трассе. Машины, уйдя по фары, напоминали катера, рассекающие стремительную реку. Тем временем я паковал все вещи.

Следующим намеченным местом охоты были огромные болота, разрезая которые петляла большая река. Добравшись к вечеру до места, мы обнаружили островки суши, называемые местными жителями «гривами». Сложности с высадкой начались практически сразу же. Обычно сухие болота, по которым можно пройти в кедах, во время паводка превратились в заливные луга. Первой на берег с лодки выпрыгнула Белка, тут же погрузившись практически по уши. Мы молча переглянулись и полезли за высокими сапогами.

По болоту до гривы было примерно с километр. Взяв самое необходимое и минимум патронов, мы по колено в воде побрели к гриве.

В этот раз нас сопровождал Ромин 7-летний кокер по кличке Рой. Выбравшись на сушу, мы занялись обустройством лагеря. Собаки же причуяли какого-то зверька и с лаем пошли на ветер. Хорошо, что спаниели далеко не уходят и работают в контакте с охотником. Останавливать не пришлось.

Вечер мы провели за вкусным ужином, за охотничьими и рыбацкими байками, за воспоминаниями и неспешной беседой. Болото казалось интересным и перспективным, поэтому мы думали, что ночью нас оглушат тетерева, но этого не случилось. Были одиночные голоса и где-то вдалеке всего один ток.

Рано утром мы прошли в глубь болот. На очередную гриву. За ней начинались разливы.

Расставившись по берегу, начали манить уже в три манка. Первый селезень не заставил себя долго ждать, жадно плюхнулся и был чисто бит. Теперь я уже стрелял «пятеркой». Опытный Рой пошел на подачу. Я же решил, что дух соперничества не помешает, и отправил вдогонку Белку. Более легкая и быстрая сука догнала матерого кобеля, перемахнув береговую топь, и оказалась в воде. В этот раз молодость взяла верх над опытностью. Я был очень доволен и горд!

Солнце было уже высоко, и мы думали собираться в обратный путь к палаткам, когда увидели пару летящих к нам селезней. Приводнив и добыв одного красавца, я взялся за манок и истошным воплем начал разворачивать второго. Сразу сказалась глушь – птица не настеганная: после непродолжительных уговоров селезень поддался и развернулся.

В тот момент, когда селезень разворачивается и летит в сторону охотника, манки должны замолчать, чтобы не допустить никакой фальши. Тут уже работают чучела. Вот и мы притихли, придерживая собак от лишних движений. Так что и этот ухажер был добыт.

Было отличное солнечное утро, настроение замечательное, собаки отработали. Красивая охота!

Вечером отправились на болотистые берега разлившейся реки и устроили засидку на вечерний лет. Собак оставили в лагере, чтобы им не сидеть в воде. За весь вечер был всего один налет, и тот очень неуверенный. Стрелять не стали, так как дистанция была предельная. Этот одиночка заставил нас крепко задуматься. Проанализировав предыдущие утрянки и вечорки, мы пришли к выводу, что селезень сместился в более глухие места и заводи. И мы решили изучить разлив за той дальней гривой, где была утренняя охота. Так что вновь собираем маскировочную сеть, чучела и выдвигаемся в лагерь.

Следующее утро провели в трех километрах от предыдущей утренней стоянки. Рано придя на место, застали селезней, еще спящих в прибрежной растительности. Над головой недовольно захлопал крыльями глухарь, под треск ломающихся веток улетавший подальше от неведомых ночных путников. Прежде чем начало сереть ночное небо, мы успели попить горячего чая, а я успокоил Белку. Вот теперь пора!

С первыми звуками манка тростник заходил ходуном, по воде раскатились всплески от взлетающих птиц. Кряквы недовольно ворчали, улетая в более спокойное место.

Поднялся ветер. Погода резко менялась. Это утро было не похоже на прежние и по охоте – утка летала стаей и очень плохо реагировала на манки. Одиночки уже не так бесстрашно подсаживались, а чаще уходили, завидев в небе стайку сородичей. Но вот пять уток, внезапно вывернув из-за непросматриваемого угла, с шумом присели к чучелам. Успеваю разглядеть, что все пять – селезни-широконоски. Кстати, тоже очень крепкая на рану птица.

Стаи летают без остановок, сбиваются все в бОльшие и начинают покидать разлив. Мы понимаем, что очень скоро они все сместятся с этого Эльдорадо, и меняем тактику – замолкаем. Совсем. На какой-то момент показалось, что и птица успокаивается. Лишь изредка я обозначаю место чучел, одиночно покрякивая. И это дает результат – одиночки вновь налетают и присоединяются к первым утренним трофеям. Ну а потом, когда окончательно рассвело, нас ждал путь на соседнюю гриву, к лагерю, сборы и возвращение в дом. А на следующее утро мы простились с друзьями и отправились в обратный путь, увозя такие трудовые и такие ценные для нас трофеи.
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить

Текст и фото: Антон Белов 


Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№6 (21) Июнь 2014 №4 (55) 2017 №4, Апрель, 2013 №5 (68) 2018 №3, Март, 2013 №1-2, Январь-Февраль, 2013