Журнал

Шакал, который страшнее волка

Страшнее – потому что неизвестность пугает всегда больше, чем неприятная, но старая и хорошо знакомая проблема.

Шакал, который страшнее волка

Конечно, шакал серьёзно проигрывает своему «старшему» брату по территории распространения и численности в масштабах страны. Но в некоторых регионах за последние годы он прочно занял место «второго по вредности» хищника, практически заставив забыть о былой «вредности» других распространённых псовых типа лисицы и енотовидной собаки.

Волк – в целом довольно хорошо изученное животное. Зверь с широчайшим ареалом обитания, вероятный прародитель домашней собаки – он всегда привлекал к себе внимание исследователей. Актуальнейшим «волчий вопрос» был и для отечественного охотоведения. Численность волка местами оказывала немалое влияние на состояние народного хозяйства, потому и методик её учёта разработано и апробировано было достаточно много: прогоном, картированием участков обитания, на контрольной площадке, многодневным окладом, маршрутным аэровизуальным учётом, учётом в местах концентрации, ЗМУ, наконец.

С шакалом же ситуация сложилась несколько иная. Проживает этот зверь на относительно небольшой части территории нашей страны – в регионах южных, территориально далёких от «центров» охотоведения. С качественными и полноценно апробированными специальными методами учёта дела обстоят не очень хорошо. Точнее, почти никак. Считается, что единственный более или менее достоверный метод – по голосовой активности. Он разработан и частично применяется в Краснодарском крае. Однако этот метод не так прост организационно – требует участия нескольких специалистов одновременно и качественного предварительного изучения соответствующих угодий. Помимо указанного метода, на местах шакала считают прогоном и даже просто на глазок («по сообщениям егерей»). Конечно, по описанным выше причинам, абсолютным цифрам доверять здесь довольно сложно, поэтому и приводить их особого смысла нет. Однако общая тенденция однозначно справедлива: численность этого животного продолжает расти так, что это заметно и невооружённым взглядом. Например, за последнее десятилетие, по официальным данным, на территории Ростовской области она возросла почти в 10 раз. При этом рост численности достигается не только увеличением плотности в наиболее пригодных местах, но и расширением географии обитания.

Периодически в прессе шакала называют инвазивным видом для того или иного региона. Это не совсем правильно. Инвазивный вид – это тот, который привнесён в экосистему искусственно, как, например, енотовидная собака для европейской части России. В случае же с шакалом никакого искусственного расселения нет: его распространение на север обусловлено некими естественными причинами. Аналогичная ситуация с этим животным наблюдается, кстати, и за пределами России: на Балканах и даже в Центральной Европе. Какие это причины – вопрос открытый. Возможно, всё дело в пресловутом глобальном потеплении, а может, виной всему сложный комплекс факторов. Кстати, синоптики обещают некоторое похолодание зим на юге России в ближайшее десятилетие – интересно будет посмотреть, как это отразится на численности шакала.

Итак, какие же последствия для сложившихся экосистем несёт появление в них этого животного? В уже освоенных биотопах равнинной части своего ареала, там, где есть крупные массивы тростниковых зарослей, шакал занимает нишу, наиболее похожую на нишу енотовидной собаки. Шакал, конечно, более активный хищник, чем указанный дальневосточный зверёк, но и в гораздо большей степени «собиратель», чем волк или лисица. Помимо мяса птиц и млекопитающих, в рационе шакала большое значение имеют пресмыкающиеся, насекомые и даже растения. Причём, кроме дикорастущих видов, неравнодушен шакал и к некоторым сельскохозяйственным растениям, например, любит он сладкие бахчевые культуры. Кстати, не чурается шакал при случае закусить и своими же соплеменниками, причём без особых раздумий. Так, например, в прошлом году знакомый охотовед одного из хозяйств Ростовской области, сидя в засаде на переходе, в вечерних сумерках подстрелил шакала. Крепко раненный зверь сумел уползти в ближайший массив тростника, а сгустившаяся темнота не позволила добрать его сразу же. Утром же тушка была обнаружена в хорошенько объеденном другими шакалами состоянии. И такие случаи не единичны. Как и уссурийский енот, шакал старается избегать открытых пространств, держась различных крепей. Правда, в отличие от енотовидки, залегать в подобие спячки, экономя энергию, шакал не в состоянии. Поэтому длительные морозные зимы с высоким снежным покровом губительны для этого животного. Когда изредка морозы вместе с большими снегами радуют наши края своим приходом, шакалье племя голодает и мёрзнет, вплоть до случаев гибели отдельных особей.

Теперь несколько слов о способах добывания шакала. Коллективный метод охоты на это животное, по большому счёту, существует один – загонный. По всей видимости, именно этим способом добывается наибольшее число шакала, как минимум, в «равнинной» части его ареала. Нередко добывается он и при неспециализированных охотах, когда охотники, обычно с собаками разных пород, проганивают (или, как говорят на юге, «гаят») тростниковые массивы в поисках самой разной дичи – от кабана до фазана, попутно не отпуская без выстрела и шакала. Самым распространённым индивидуальным способом охоты на шакала является охота на приваде. Шакал – животное территориальное, образующее сложные многочисленные группы, каждая из которых имеет свой участок. В естественных угодьях размер участка чаще всего таков, что для его обследования шакалам требуется более одной ночи. Иногда звери могут не посещать даже «прибитую» приваду до пары недель. Поэтому в таких случаях наиболее эффективно работает схема с 3–4 привадами и таким же количеством охотников, их регулярно посещающих. Конечно, помимо «коллективов», среди шакалов нередко встречаются и одиночки, территориальное поведение которых отличается.

По-другому ситуация обстоит в местах с какими-либо очень обильными источниками питания – этаких «неспециальных» привадах (например, вблизи крупных свалок возле населённых пунктов). Там многочисленные шакалы время от времени могут создавать очень высокие концентрации. Охота в таких местах бывает очень добычлива и весьма интересна, но самих этих мест, способных прокормить целые шакальи орды, весьма немного. Поэтому в большинстве угодий, чтобы взять этого зверя на приваде, придётся попотеть (и помёрзнуть).

Охота с использованием манка, изображающего крик раненого зайца, иногда может быть весьма успешна, но далеко не всегда и не везде. Также она требует большого охотничьего мастерства, опыта и свободного времени. В общем люди, успешно применяющие этот способ, есть, но их единицы.

Капканный лов – тоже удел егерей и небольшого количества энтузиастов. Этот способ может быть разным по эффективности, но наиболее хороший результат получается в морозные и снежные ночи, которыми в последние годы погода нас не особо балует. Кстати, шакал не попал в тот пресловутый перечень животных, для добычи которых нельзя использовать стандартные ногозахватывающие капканы, что для охоты на этого зверя является безусловным плюсом. Учитывая особенности излюбленных местообитаний шакала, в некоторых случаях теоретически можно предположить достаточно высокую эффективность петельного лова, однако он на данный момент запрещён действующим законодательством.

Что касается применения снегоходной техники (наиболее практикуемого в наших краях метода регулирования численности волка), то по шакалу этот метод действует весьма ограниченно. Застать этого зверя в светлое время суток на открытой местности – крайне редкое явление. А вот ночью в некоторых случаях встретить шакала на относительно открытом пространстве вполне возможно. Поэтому активная ночная охота с применением специальных технических приспособлений (в первую очередь – тепловизоров) могла бы стать основным методом регулирования численности этого животного, если бы это было разрешено. На сегодняшний же день применение ночной оптики и тепловизоров для добычи шакала запрещено даже в целях регулирования численности.

В действующем охотничьем законодательстве для добычи шакала сделаны некоторые послабления. Так, для его добычи, как и для добычи волка, даже при осуществлении любительской и спортивной охоты, допускается применение электроманков («электронных устройств, имитирующих звуки, издаваемые охотничьими животными и иными животными»), разрушение «выводковых убежищ» для изъятия детёнышей и даже добыча «в бедственном положении, беспомощном состоянии, на переправах через водные объекты, в условиях стихийного бедствия или другой чрезвычайной ситуации, спасающихся от пожара, наводнения (в половодье), бури, в засуху, бескормицу, гололёд».

Однако многие охотники и работники охотничьего хозяйства считают, что этого недостаточно и было бы неплохо возродить практику времён «Типовых правил охоты» в РСФСР, когда добывать шакала можно было при любом законном нахождении в охотничьих угодьях без всяких специальных на то разрешений. Кстати, вступление в силу федерального закона «Об охоте…» в этом вопросе в своё время сыграло злую шутку с охотниками во многих регионах. Ведь с момента его принятия для добычи любого животного необходимо иметь разрешение, куда это животное вписано. А во многих выданных до принятия указанного Закона долгосрочных лицензиях (документах, на основании которых юридическими лицами, в том числе обществами охотников, осуществлялось охотпользование) волк и шакал вообще отсутствовали в перечне видов по самым прозаическим причинам (отсутствие данного животного в настоящий момент, отсутствие лишнего места на бланке долгосрочной лицензии, отсутствие текущей необходимости иметь это животное в перечне…). Вот и получилось, что юридические лица, осуществляющие деятельность на сновании долгосрочных лицензий, не могли выдавать разрешения на добычу тех видов животных, которые им не предоставлены в пользование. Эта проблема в своё время создала некоторое количество юридических прецедентов, подробности которых существенно превзошли бы объём настоящей статьи, однако и в настоящий момент, хотя масштаб проблемы несколько снизился, до конца она не ликвидирована.

Впрочем, при всех обозначенных юридических нюансах, едва ли найдётся большое количество охотников, пропустивших бы без выстрела этого зверя вне зависимости от имеющихся бумаг.

Шакал

Текст и фото: Михаил Сидоров 


Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№10 (25) Октябрь 2014 №4, Апрель, 2013 №5 (44) 2016 №10, Октябрь, 2013 №1 (52) 2017 №2 (65) 2018