Журнал

Слово в защиту электронных манков

…Был такой старый анекдот про мальчика Вовочку, который на уроке произнес «жопа». – Нет такого слова, Вовочка! – сказала учительница. – Надо же, – удивился Вовочка. – Жопа есть, а слова – нет. Я этот анекдот вспоминаю почти всякий раз, когда захожу в охотничий магазин. В любом из них – «от Москвы до самых до окраин» – вам предложат широкий ассортимент электронных манков на любой вкус и кошелек, от нескольких сотен до нескольких десятков тысяч рублей, с выносными и встроенными динамиками, с дистанционными пультами, с микшированием и без оного. Между тем к использованию они категорически запрещены.

Слово в защиту электронных манков Вот и в свежеутвержденных «Правилах охоты» сказано, что (ст. 52 п.14.) запрещается «применение электронных устройств, имитирующих звуки, издаваемые охотничьими … и иными животными»…

Можно, конечно, предположить, что в России есть сотни тысяч любителей-орнитологов и именно они и являются главными покупателями всего этого многообразия. В конце концов, верим же мы, что бурный рост продаж бейсбольных бит свидетельствует о быстро растущей популярности этого заокеанского спорта!

Ну а если всерьез, без ерничества, то фактическая ситуация очевидным образом свидетельствует о том, что охотничье сообщество в массовом порядке игнорирует запрет на электронные манки. И дело здесь, пожалуй, не столько в чувстве безнаказанности, вызванном слабым контролем (к примеру, в Вологодской области на августовских открытиях по болотно-луговой дичи я сам несколько раз был свидетелем охотинспекторских «наездов» – манки изымали и протоколы писали прямо в шалашах), сколько во внутреннем несогласии.

Я вам не скажу за всю Одессу (в смысле, за весь мир), но в таких странах с весьма высокой культурой охоты и жестким законодательством, как США, Италия, Швеция, я наблюдал лично использование (легальное, естественно) электронных манков на охоте. Соседняя Белоруссия, первоначально, как водится, унаследовавшая свод советских правил, несколько лет назад в новой их редакции запрет отменила. И правильно, на мой взгляд, сделала.

Нигде и никогда мне не доводилось видеть статистических выкладок, результатов исследований, да на худой конец какой-то логично выстроенной аргументации в пользу запрета. Да и личный довольно продолжительный опыт гусиных охот (если скажу, что никогда не охотился с электронным манком, то читатель все равно не поверит) говорит, что гуси, конечно, реагируют, но отнюдь не так покорно, как крысы из известной сказки на дудочку крысолова. И наличие самого совершенного электронного манка вовсе не гарантирует, что любой желающий набьет их мешками. В то же время я не раз был свидетелем того, что опытный охотник, хорошо владеющий духовым манком, за явным преимуществом «обстреливал» коллег с электроникой.

Единственный всерьез впечатливший меня опыт использования электронного манка был пару лет назад, когда мы снимали для телевидения сюжет про весеннюю вальдшнепиную тягу. Не знаю, всегда ли так бывает или просто в тот раз фишка так легла, но под запись с «цвирканьем» вальдшнепы действительно сыпались на голову. Однако, поскольку мне а) не доводилось слышать про использование электронного манка для охоты на тяге и б) встречать охотников, которые вообще рассматривали бы тягу как источник добычи деликатесного мяса, то никакой практической угрозы долгоносикам этот опыт, думаю, не таит.

Да и вообще проблему, мне кажется, следует рассматривать в принципиально иной плоскости.

Запрет на электронные манки находится в одном идеологическом ряду с запретами на полуавтоматы, ночную оптику и пр., и пр. А сама по себе идея «дать зверю (птице) шанс» и ограничить возможность применения на охоте современных технологий вызывает у меня очень серьезные сомнения.

Во-первых, очень уж произвольно выбирается точка отсчета. Вряд ли кто-нибудь сможет аргументированно объяснить, почему барьер должен пролегать между, скажем, полуавтоматом и двустволкой, а не между двустволкой и одностволкой? Или между «магазинкой» и казно- а лучше дульнозарядкой? Или вообще между огнестрелом и луком или копьем? Между дневной и ночной оптикой, а не между оптикой и ее тотальным отсутствием? Ну, и, соответственно, между духовым и электронным манком?

Вернее, если это барьер личный и этический – ради бога. Охотник, который выбирает максимальную состязательность и принципиально не стреляет в загородках и на подкормочных площадках, ценит красоту одного точного выстрела и умение самому подманить того же гуся, вызывает у меня самое искреннее уважение. Медаль ему на шею! (Я, честное слово, безо всякой иронии.) Но почему обратной стороной этой медали должен быть запрет для тех, кто не может, не умеет, наконец не готов тратить дополнительные время и силы на покорение настоящих охотничьих вершин? Я, например, отношусь к той категории граждан, про которую говорят, что им в детстве слон уши оттоптал. Я не способен без тотальной фальши воспроизвести самую простую мелодию. Исполненная мной у охотничьего костра песня гарантирует слушателям ночные кошмары. Звуки, которые я извлекаю из духового манка, мгновенно отгоняют гусиные стаи за горизонт. А электронный прибор чудесным образом нивелирует этот недостаток.

Во-вторых, ограничения на использование на охоте современных технологических достижений обычно имеют побочные эффекты (к манкам это, правда, не относится). К примеру, лук и стрелы – это, конечно, класс. Это – состязательность, это – высший пилотаж! Но что у нас там (если сравнивать лучную и винтовочную охоты) с процентом подранков? Что этика говорит про шанс уйти со встречи с охотником, который зверь получает вместе со стрелой в бок и долго загибается потом от гниющей раны?

Или, скажем, запрет на ночную оптику. На мой взгляд, совершенно очевидно, что при одновременном отсутствии ограничений на охоту в темное время суток обратная сторона этой медали – стрельба по плохоразличимой цели и, как результат – те же подранки.

Однажды известный правозащитник и охотник с огромным стажем С.А. Ковалев на вопрос журналиста про этику охоты сказал: «Давайте для начала попробуем разобраться с этикой внутри своего вида». В принципе я склонен с ним согласиться.

В «Правилах охоты» (ст.51) сказано: «Отстрел охотничьих животных осуществляется способами, не допускающими жестокого обращения». Несколько коряво, конечно, но в общем понятно, о чем речь. Не следует причинять зверям и птицам таких страданий, которых заведомо можно избежать. Есть еще сезонные ограничения, охраняющие прежде всего воспроизводство поголовья. И это все, что, на мой взгляд, должно регулироваться охотничьим законодательством (не моим или вашим, читатель, представлением о прекрасном, а именно обязательным к исполнению законом) в этической сфере.

А все остальное – это квоты и лимиты.

Разрешено тебе добыть в день Х гусей (намеренно не ставлю цифру, чтобы не открывать новой ветки для дискуссии) – старайся, добывай. Да, в разрешенное правилами время и в разрешенном правилами месте. А уж с электронным или духовым манком или вовсе без оного – твои проблемы.

В качестве аргумента «за запрет» доводилось слышать, что результативность охоты, дескать, повышается, а проконтролировать применение охотником электронного манка инспекции не под силу. И этот аргумент, признаюсь, раздражает меня сильнее всего.

Давайте тогда до кучи запретим на охоту на джипе приезжать – в нем и незаконную добычу спрятать можно, и от охотинспекторского «уазика» оторваться. А еще лучше – запретим охоту как таковую. Тогда вообще никаких нарушений не будет.

Да, еще одно соображение про электронный манок за пределами Родины: это у нас он на 99% применяется на охоте по водоплавающим. А в большом мире – и косуля, и лось, и олень, и хищники. И ничего, поголовье такое, что нам только мечтать.

Во избежание любых неясностей: закон надлежит исполнять вне зависимости от того, насколько он хорош и разумен. И я настойчиво призываю читателей это делать. Но исполнение закона ничуть не мешает выражать несогласие с ним и добиваться его пересмотра.

Текст: Сергей Александрович

Использование материалов журнала (перепечатка, полная или частичная статей и иллюстраций, цитирование) возможно только с письменного разрешения редакции.

 

Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№1 (40) 2016 "Русский охотничий журнал" №1 (75) 2019 №3, Март, 2013 №12 (63) 2017 №11 (62) 2017 №8 (82) 2019