Журнал

Главное на «Калашникове»

Чистые цеха, блестящий клозет и недорогая заводская харчевня, безусловно, радуют глаз, обоняние и осязание приглашённого журналиста. Но не эти прелести являются главным на оружейном заводе.

Главное на «Калашникове»

Главным на оружейном заводе было, есть и будет само оружие. А функционалом огнестрельного оружия является способность метко поражать цель. Собственно, для демонстрации этого функционала меня и пригласили на контрольно-испытательную станцию Концерна "Калашников", позволяющую испытывать все виды стрелкового оружия до запуска его в серийное производство.

Ещё одно чистое, недавно построенное здание. Все встреченные в коридоре – молодые люди, в спецовках, с нашитыми на груди именем и фамилией. Мягко урчит вентиляция, где-то в помещениях глухо стучат выстрелы. 

В конференц-зале встречаюсь с представительной группой сотрудников завода «ИжМех», который также входит в Концерн «Калашников», во главе с легендой, сыном легенды, Михаилом Евгеньевичем Драгуновым.

Для демонстрации и отстрела было предложено 11 моделей оружия: «Марал», «Изюбрь», «Лось-7-1», МР-234,  МР-155, МР-156, МР-142, «Сайга-12» исп. 340, «Сайга МК» исп. 107, СВ-99, МР-18МН. 

В отстреле используются обычные патроны Барнаульского патронного завода, известные у населения под названием «стандартный Барнаул».

Начинается знакомство ещё в конференц-зале – с детищем Михаила Евгеньевича, MP-142. 

Здесь я сразу хочу сделать ремарку. Аббревиатура MP –  Mashinery Plant – сейчас едина для всего оружия производства «ИжМех». Я говорю об этом потому, что уже сейчас, после возвращения из Ижевска, я в оружейных магазинах  несколько раз обращал внимание на то, что наиболее популярные модели ижевского гладкоствольного оружия подписываются «Иж». Скорее всего, в целях маркетинга: всё-таки привык народ к «Ижам» за семьдесят лет существования марки.

Итак, карабин MP-142.

Карабин, имеющий возможность достаточно оперативной замены ствола: узел замены располагается под стволом перед ствольной коробкой. Как объясняет сам Михаил Евгеньевич: «Крепление цевья идеологически сходно с СВД:  в передней части цевьё винтом фиксируется на упоре цевья; в задней части – направляется по пазам на ствольной коробке. Плюс пружина, поджимающая цевьё к передней точке крепления». 

Зачем появилась раздельная схема «приклад – цевьё». 

1. Даёт возможность использовать стандартные ложболванки, которые десятками тысяч закупает завод для базовых моделей: МР-155, МР-27, МР-43. 

2. Проще процесс замены ствола: не надо отделять ствольную коробку от приклада. 

Трёхпозиционный кнопочный предохранитель на шейке ложи вполне удобен. Рукоять затвора под углом 60 градусов. Узел запирания состоит из шести боевых упоров – по три в двух рядах. Верхняя поверхность ствольной коробки позволяет установку планки Вивера для самых разных моделей оптических прицелов. 

Да, снова ремарка: раздельная ложа, тем не менее, не позволяет отнести карабин к очень популярной сейчас категории takedown. Запомните: это не тэйкдаун, мгновенной разборки пополам на этом карабине – нет! 

Сам карабин я бы охарактеризовал как «тяжёлый, но удобный». Причём тяжесть эта весьма относительна: «лёгкий» ORSIS весит 4 кг, а MP-142 – как и «Медведь-4» –  3,7 кг. То есть стандартная масса для болтового карабина, не отнесённого к light. При этом благодаря удачной развесовке масса практически не ощущается. Ну и излишек массы при стрельбе вполне функционально заменяет дульный тормоз-компенсатор «акульи жабры» на «Лосе». Запомните это соотношение: при применении патрона .308 Барнаула  ДТК = 400 г лишнего веса. 

Очень хороший спуск. Для меня немного короток, но он  регулируется. Хороший уровень отделки деталей – вполне на уровне Heym. Немного непривычно вставляется магазин, но это из-за суеты: впереди были ещё десять образцов для стрельбы, и к каждому – свой магазин, по-своему вставляющийся. 

Магазин однорядный, что тоже должно повлиять на кучность в положительную сторону. Правда, здесь, должен сказать, есть и один минус: из-за применения однорядного магазина винтовка оказывается «высокой».

Посадочные места для оптики МР-142 полностью соответствуют «Ремингтону-700», что облегчает подбор кронштейнов.

Выстрелил раз пятнадцать, наверное. Попал в круг диаметром сантиметров 15, что говорит… А ни о чём не говорит, если иметь в виду качество применяемых боеприпасов. 

Ну что: уверенно хороший болтовик, которого не было до сих пор в нашем отечественном ассортименте как класса. Может быть изготовлен в большом ассортименте патронов – от .223 Rem до 9,3Ч64. 

Следующий образец, предоставленный для стрельбы, – карабин «Лось-7-1». 

Старый добрый бренд, выпускающийся с 1960 года. Испытанная рабочая лошадка без неожиданностей. Затвор, открывающийся под углом 90 градусов, магазин с патронами в шахматном порядке, флажковый предохранитель.

Однако…

Неожиданности меня всё-таки подстерегли.

Если MP-142 требовал усилий над каждым действием – перезарядка, установка/вынимание магазина – то «Лось» был понятен совершенно интуитивно. Затвор ходит ровно и быстро, досылается без усилий, спуск…

А вот спуск на том экземпляре «Лося-7-1», который был у меня в руках, оказался лучше, чем на всех других винтовках, с которыми мне пришлось познакомиться в испытательном центре. Кроме одной, но о той – особо.

Спуск на «Лосе» был практически идеален. Лично для меня, я подчёркиваю. Длинный, с «предупреждением» и отчётливым срабатыванием. 

Кроме того, на «Лось» в имеющемся исполнении можно было установить на резьбе дульный тормоз-компенсатор. Советник генерального директора Евгений Спиридонов, сопровождавший меня в Центре, выбрал ДТК «акульи жабры», которые погасили подброс-отдачу практически до нуля – что, признаться, очень приятно для не тяжёлой, в общем-то, винтовки.

Оружие показалось и прикладистым, и комфортным, но, в общем-то, от старичка я ничего другого и не ожидал. 

Карабин «Марал» обратил на себя внимание характерным «кургузым», нетипичным для охотничьего оружия внешним видом и интересной рукояткой затвора, чем-то отдалённо напоминающей Heym SR 30. В руки карабин лёг очень хорошо. Стрельба из него, конечно, требует особой привычки. Хотя кучность он на практике показал примерно одинаковую со всеми остальными образцами.

Больше всего меня интересовал охотничий карабин «Изюбрь» – полуавтомат под патрон .308 Win полностью оригинальной конструкции Никонова. Исторически существует две модификации «Изюбря»: в одной запирание осуществляется перекосом затвора, а карабин имеет съёмную крышку ствольной коробки, что значительно облегчает чистку и обслуживание оружия (такой карабин мы видели в музее «ИжМаш»). В другой же модификации, из которой и производилась стрельба, ствольная коробка была без съёмной крышки, зато её верхняя часть имела выступы в виде рёбер планки Вивера.

Ради планки и пришлось пожертвовать съёмной крышкой, которая даёт доступ к казённику. Но тут, видимо, ситуация патовая: или хорошие современные средства для установки оптического (и других) прицелов, или доступ к казённику. Приходится решать.

Запирание осуществляется поворотной личиной затвора (как, кстати, и у «Марала»), в этом отношении «Калашников» – он и есть «Калашников».

В общей сложности я выпустил из карабина, наверное, патронов 30 «стандартного Барнаула».

Карабин имеет очень хорошую развесовку, прикладист, невелик габаритами. Про него как раз трудно сказать «взял в руки – понимаешь вещь». Но, в общем-то, оно и неважно, ибо охотничье оружие не предусматривает действий «огнём, штыком и прикладом».

Система перезарядки (газоотводная система вместе с толкателем) низко прижата к стволу, что даст возможность прижать к стволу и прицел. 

Коробка. Массивная, фрезерованная, из единого куска стали. Кстати, именно ей мы и обязаны тем балансом, который имеем.

Спуск. Замечаний нет, то есть хороший.

Точность. Ну о какой точности может идти речь при показательных пострелушках валовым «Барнаулом»?


И, тем не менее, я с открытого прицела (а мне он там не очень нравится, кстати) полный магазин в лист А5 положил.

Дульный – не знаю, как его назвать – ну, наверное, тормоз-пламегаситель. Что-то он даёт: наверное, без него отдача при такой небольшой массе была бы побольше. Но я с энтузиазмом воспринимаю идею поставить вместо него резьбу с возможностью установки сменных ДТК.

Главный недостаток карабина сегодня – это то, что он не стоит в серии.

MP-18 МН никаких неожиданностей мне не принесла: была у меня такая винтовка, к качеству её боя ни у кого нет претензий.

Говорить что-то о дробовике, не имея возможности пострелять из него на стенде – всё равно что рассказывать о бассейне, когда в него не налили воду, но я попробую.

Гладкоствольное оружие, предложенное «Калашниковым», мне тоже показалось интересным.

Прежде всего, это лёгкая двустволка-вертикалочка МР-234. Оружие с низкой посадкой стволов на цапфах, с очень хорошим балансом, вскидистое – игрушка!

С одним спусковым крючком, по стандартной схеме срабатывания ударного механизма «нижний/верхний» (при необходимости очерёдность спусков можно поменять).  Двустволка, побывавшая у меня в руках, имела хорошо сведённые и соосные стволы, что само по себе настраивает на  оптимистичный лад.

Модель с инерционным перезаряжанием MP-156 – добротный полуавтомат классического типа с подствольным магазином и очень мягкой отдачей. Для контраста сделал несколько выстрелов из предшественника – газоотводки MP-155 – да, разница значительная, в пользу 156 модели, не поспоришь.

Но вот что меня по-настоящему поразило в этой выкладке разнообразного оружия от «Калашникова» – так это «Сайга-12» исп. 340.

Громоздкое чудовище с приспособлением вроде мясорубки на конце ствола, с торчащими во все стороны ручками, рычагами, рельсами…

И не имеющее никакой отдачи.

Вот так прямо – никакой.

Я уверен, что любая субтильная девушка способна стрелять из этого оружия (на секундочку уточню – полуавтомат 12-го калибра!) с одной руки.

А в классе нарезного оружия моё сердце всё-таки завоевала специализированная снайперская винтовка СВ-99, сделанная на базе биатлонной винтовки с саундмодератором.

Лёгкая, оперативная – и поразительно точная. Вот выстрелами из такого оружия пишут, наверное, вензеля монархов на соревнованиях.

Но это, увы, совершенно не охотничье оружие…

Что хотелось бы сказать в целом по оружию, с которым пришлось повстречаться в Концерне «Калашников»?

Без сомнения, это добротные рабочие образцы. Некоторые – как, например, двустволка-вертикалка МР-234, болтовой карабин MP-142 и самозарядный карабин «Изюбрь» – вполне готовы вступить в соревнование со многими иностранными образцами. Возможно, знаток скажет то же самое относительно инерционной самозарядки  MP-156, но я не отношу себя к знатокам такого типа оружия.

«Лось-7-1» остаётся тем, что есть – рабочая лошадка труженика леса.

Ну а аналогов «Сайге-12» исп. 340 я себе на Западе и не представляю…

Подытоживая увиденное, хочу сказать: развитие модельного ряда Концерна «Калашников» налицо. Естественно, мы видим, что предприятие находится в решающей стадии модернизации – и в той же стадии находится модельный ряд. Поэтому охотники и стрелки с нетерпением ожидают означенных новинок на обновлённом российском оружейном рынке. 

  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить

Текст и фото: Михаил Кречмар. 


Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
"Русский охотничий журнал" №3(77)2019 №5 (68) 2018 №6, Июнь, 2013 №8, Август, 2013 №2.2015 №10, Октябрь, 2013