Отыграли горнисты, высказана благодарность организаторам охоты, розданы веточки добытчикам, увезена в холодильник, взвешена и оформлена добыча. Мы сидим у костра, пьем пиво, общаемся. Мы – это сборная солянка из сотрудников принадлежащего федеральной земле лесничества...  " /> Мы – клуб. Охотничьи клубы Германии - №1 (16) Январь 2014. Русский Охотничий Журнал
Журнал

Мы – клуб. Охотничьи клубы Германии

Отыграли горнисты, высказана благодарность организаторам охоты, розданы веточки добытчикам, увезена в холодильник, взвешена и оформлена добыча. Мы сидим у костра, пьем пиво, общаемся. Мы – это сборная солянка из сотрудников принадлежащего федеральной земле лесничества... 

Мы – клуб. Охотничьи клубы Германии

...постоянно на договорной основе охотящихся в лесничестве охотников, приглашенных на коллективную охоту из других районов и гостей из Голландии. Голландцы рассказывают, что у них нет охоты на кабанов, и угощают компанию «Сеном» – австрийским ромом с 80 процентами спирта и вкусом ацетона. Памятуя о теме статьи, спрашиваю присутствующих, кто что может рассказать об охотничьих клубах в Германии. Реакция товарищей меня удовлетворила в том плане, что она полностью соответствовала моей, когда этот вопрос был задан мне: «А что это такое?» Эта реакция преследовала меня все время, пока я спрашивал всех, кого мог спросить. И каждый раз приходилось объяснять: это такая организация охотников, с уставом, историей, традициями. «А, – был ответ, – это же охотничьи объединения: федеральное, земельные, областные. А самыми маленькими ячейками являются местные охотколлективы и еще селекционные объединения». «Есть еще Экологическое объединение охотников», – вспоминал кто-нибудь обязательно. «Да какие это охотники? Расстрельные команды!» Тут каждый раз разговор переходил на плотность дичи, ущерб лесному хозяйству, квоты на отстрел и тому подобное.

Но вернемся к нашей теме. Об охотничьих объединениях я уже рассказывал раньше. Это региональные массовые объединения охотников, которым государство передало некоторые функции. Например, обучение кандидатов в охотники и прием экзаменов у них. Эти организации состоят из охотколлективов, образующих областные объединения. Областные объединения являются составными частями земельных объединений, а те – федерального. Аналогичную структуру имеют практически все общественные организации федерального значения. Но это такие всеобъемлющие организации, что не воспринимаются как некоторая обособленная общность – а именно это и понимается обычно под клубом. Как же быть с охотничьими клубами? Не может быть, чтобы в Германии не было охотничьих клубов. Дело в том, что клубная жизнь в Германии развита очень сильно. Можно взять любой вид спорта, любое хобби, любой вид деятельности, и обязательно найдется как минимум один клуб, в котором состоят минимум семь единомышленников. Юридически клуб является зарегистрированной некоммерческой общественной организацией, состоящей как минимум из 7 членов. Называется это «зарегистрированное общество» и создается достаточно просто – на основании типового устава. Такое зарегистрированное общество является самостоятельным юридическим лицом, может совершать сделки и иметь собственность. И я оказался прав: охотничьи клубы в Германии есть! Это мне подсказал всезнающий Google. Обрадовавшись и заинтересовавшись, я взялся за изучение найденного. Эти клубы можно разделить на три вида: обычное областное охотничье объединение со словом «клуб» в названии вместо слова «объединение». Это нам неинтересно, так как уже неоднократно описывалось. Два оставшихся – это собственно охотничьи клубы и студенческие охотничьи корпорации.

Вполне оправданно утверждать, что охотничьи клубы, или, правильнее, клубы охотников, являются городским явлением. Это, разумеется, зарегистрированные общества, состоящие из охотников и сочувствующих. Целью является общение с единомышленниками, организация совместных охот и стрелковых тренировок, обмен опытом и «официальный повод выпить пива и чего покрепче». Совместные тренировки, например, не только веселей, но и экономичней в плане расходов на аренду тира. Обмен знакомствами и взаимными приглашениями на охоту позволяет охоту разнообразить. Очень важным моментом клубной жизни является поддержание охотничьих традиций, например, игры на охотничьем горне. Также очень важной частью жизни клуба является пропаганда охоты и обучение молодых охотников. В большинстве своем клубы не имеют собственной аккредитации для приема экзаменов у кандидатов в охотники, но коллективная помощь при подготовке к официальному экзамену, организуемому региональным объединением охотников, дорогого стоит. Также очень большое значение имеет обучение молодого охотника уже после сдачи экзамена. В принципе, такой клуб – это устоявшийся охотколлектив со справкой о государственной регистрации в качестве «зарегистрированного общества».

Студенческие охотничьи корпорации столь же немногочисленны, как и охотничьи клубы. Они опираются на традиции ранее так называемых «носящих цвета, бьющих корпораций» и наследуют оставшимся с довоенных времен организациям. Это пожизненные объединения студентов на основе корпоративного кодекса. Каждая корпорация имеет свои цвета, носимые на фуражке и перевязи. Корпорации делятся на «обязательно бьющие» и «добровольно бьющие». Дело в том, что изначально основой студенческих корпораций было фехтование на саблях, и основным отличительным признаком доблести считался шрам на лице, нанесенный такой саблей. Соответственно, в первых корпорациях фехтование является обязательным, во вторых – добровольным. Шрамы на лице сейчас не котируются. Интересующие нас студенческие корпорации выделяются безусловной ориентацией на охоту. Вступить в такую корпорацию может только студент, имеющий охотбилет или стремящийся его получить. Принцип пожизненности в сочетании с зачастую вековой историей обеспечивает большое количество «старых господ», выступающих меценатами и менторами. Большинство корпораций владеет собственными домами, где студенты живут как в общежитии. Там есть возможность хранить оружие, заниматься снаряжением патронов и пользоваться снаряжением товарищей. Немецкое законодательство разрешает охотникам хранить и одалживать оружие друг у друга. Поэтому член корпорации со свежим охотбилетом может спокойно поехать на охоту в угодья старого господина с винтовкой товарища. 

  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить

Разумеется, есть в Германии и филиал клуба «Сафари». От обычного охотничьего клуба он отличается только ориентацией на трофейную охоту и некоторыми особенностями, обусловленными традициями клуба «Сафари».

Особенностью всех немецких охотничьих организаций является отсутствие у них собственных угодий. Теоретически зарегистрированное общество может купить или арендовать угодья. Но необходимо нанимать или выбирать одного или нескольких ответственных охотников, которым будет предоставлено право осуществления охоты. На практике основной проблемой является невозможность ограничения количества членов зарегистрированного общества и текучка. Соответственно, неизбежны склоки вокруг организации охоты в клубных угодьях, демократические интриги, отток разумных членов и превращение клуба в болото. Игра не стоит свеч. Поэтому никто этим не занимается.

Еще одной разновидностью охотничьих клубов являются кинологические объединения и общества по разведению собак охотничьих пород. Эти общественные организации живут самой активной жизнью. Законодательство об охоте требует наличия на каждой коллективной охоте достаточного количества годных охотничьих собак. Также охота на водоплавающую дичь не разрешена без подходящих для данной охоты собак. И вообще, «охотник без собаки – не охотник». Для официального допуска к участию в охоте собака должна сдать экзамен на «профпригодность», включающий проверку послушания, отсутствие страха перед выстрелами, движение по следу, а для специалистов – легавых, гончих, гончих по кровяному следу – еще и специальные экзамены. Так как здесь закономерный интерес к селекции и поддержанию высокого уровня качества собак охотничьих пород напрямую связан с финансовыми интересами заводчиков, часто одновременно являющихся экспертами и судьями на экзаменах, то имеется склонность не допускать собак без официальной родословной для сдачи экзаменов. В разных землях допуск к экзамену на годность урегулирован по-разному – от обязательной родословной до достаточности соответствия фенотипу. Но экзаменаторы-то – все равно заводчики и функционеры кинологических организаций. Поэтому бурление вокруг собак выделяется интенсивностью организационной жизни охотников. Есть ведь и клубы для породистых охотничьих собак, не внесенных в селекционные книги породы. Иначе и быть не могло. Для нас этот факт интересен тем, что владение собакой определенной породы делает обязательным членство в кинологическом клубе этой породы, а «безбумажными» – в клубе безбумажных. Клубы же эти обладают часто богатой историей, традициями и активной жизнью. Можно смело утверждать, что кинологические клубы являются самыми активными охотничьими клубами в том понимании, которое мы вкладываем в понятие охотничьего клуба. Добавлю, что вопрос: «Какая у тебя собака?» задается на порядок чаще, чем «Какая у тебя винтовка?» или «Какой патрон?»

Большинство охотников так или иначе являются членами региональных объединений и дополнительно еще одного или нескольких обществ. Но на вопрос о клубах все равно отвечают непониманием. Я выше заметил, что собственно клубы – явление городское. Это не из желания как-то задеть или выделить жителей крупных городов. Просто «на селе» охотники больше контактируют друг с другом и чаще бывают в угодьях. Поэтому коллективы образуются спонтанно и по несколько иным принципам. Например, совершенно нормально, когда охотник, арендующий угодья, пускает к себе охотников без угодий, которые помогают ему организовывать хозяйство и выполнять план по добыче. Также часто несколько охотников совместно арендуют одни угодья и ведут совместное охотхозяйство. Естественным, а часто и обязательным объединением охотников является селекционное, в котором арендаторы и владельцы соседних угодий общими усилиями работают по селекции охотничьего вида, например, благородного оленя, лани, муфлона. Все это – естественные клубы охотников.

Лесник у костра на мой вопрос о клубах ответил просто: «Вот мы поохотились, сидим, выпиваем, разговариваем. Мы – клуб».


Текст: Александр Бирченко 


Вернуться к списку


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№7 (46) 2016 №3 (30) 2015 № 2 (89) 2020 №2.2015 №5 (56) 2017 №5 (44) 2016