Журнал

Государственная стратегия развития трофейной охоты в России

Среди проблем, стоящих сегодня перед отечественным охотничьим хозяйством, проблема трофейной охоты – задача, на мой взгляд, если и не первоочередная, то одна из самых важных. 

Государственная стратегия развития трофейной охоты в России

Но, к сожалению, очевидно это далеко не для всех. Эту точку зрения, по крайней мере до настоящего времени, не разделяли несколько последних руководителей охотничьего хозяйства нашей страны, с которыми я беседовал и приватно, и вполне официально, внося свои предложения на различного рода совещаниях. Прошло время. Перед законодателями в охотничьей отрасли по-прежнему стоят некие более важные задачи, требующие немедленного решения. А разговоры о регулировании трофейной охоты опять откладываются.

Я не в первый раз пытаюсь в прессе привлечь внимание к этой теме и хочу, пользуясь случаем, повторить еще раз на страницах нашего журнала свои доводы в пользу того, что проблему эту надо решать уже сегодня, не откладывая и не дожидаясь удобного момента.

Нравится нам это или нет, но трофейная охота существует. Более того, мировая практика показывает, что развитие трофейной и коммерческой охоты приносит огромную пользу охотничьему хозяйству и сообществу: где трофейная охота развивается – там растет качество и количество поголовья диких животных. Оно и понятно. Ведь трофейная охота – это бизнес, успешность которого напрямую зависит от численности охотничьих животных. А серьезный бизнес никогда не будет работать себе во вред.

У нас же, как обычно, свой, особенный путь. В России (а точнее, в СССР) с трофейной охотой определились, как принято считать, в 1965 году, когда постановлением Совета Министров РСФСР №848 от 14.06.1965 года были определены требования к охотничьим хозяйствам, которые должны были заниматься этим видом деятельности: «Обязать Главохоту РСФСР обеспечить предоставление за плату советским гражданам и иностранным туристам, посещающим государственные лесоохотничьи и охотничьи хозяйства, жилых помещений, транспортных средств, питания, выдачу напрокат охотничьего оружия, фотоаппаратов, специальной одежды, обуви и снаряжения, оказывать им услуги при отстреле диких животных и ловле рыбы, а также организовать продажу боеприпасов, художественно оформленных трофеев, памятных подарков и сувениров.

Поручить Главохоте РСФСР утвердить по согласованию с Министерством финансов РСФСР и Управлением по иностранному туризму при Совете Министров РСФСР размер платы за услуги при отстреле диких животных и ловле рыбы, оказываемые лицам, посещающим эти хозяйства».

Однако почти формальное участие СССР в СIС и полученные в 60-х и 70-х годах высокие места на международных трофейных выставках не отражали реального состояния вещей. Вопросы трофейной охоты долгое время являлись для россиян чем-то относящимся к другому измерению, чуждому и наносному.

В период перестройки, с 1989 года, а потом и после крушения Союза трофейное дело окончательно захирело. Зато некоторые предприимчивые личности, успев воспользоваться моментом, нажили в этом правовом вакууме состояния. В практически нетронутые угодья хлынул вал иностранных охотников. Именно тогда произошло изъятие из нашей природы наибольшего количества лучших трофеев – каких именно, куда и в каком количестве – теперь мы уже, вероятно, никогда не узнаем, так как никакого централизованного учета и контроля как не было, так и нет до сих пор. Природа безвозвратно потеряла часть генофонда, государство и охотничья отрасль – средства, а мы все вместе – частицу российской охотничьей истории.

Только начиная с 1996 года, когда в России появилась первая общественная организация, объединяющая трофейных охотников – Московский охотничий клуб «Сафари», были предприняты регулярные и последовательные попытки, используя охотничью периодику и личный потенциал членов клуба, вновь привлечь внимание руководящих органов и охотничьей общественности к этой теме. Президент страны в то время был охотник, и в итоге удалось достучаться до самых верхов.

С 2000 года клуб «Сафари» стал издавать первую в России Книгу охотничьих трофеев, которая являлась попыткой систематизировать охотничьи достижения хотя бы членов клуба в виде конкурсных таблиц. А в 2001 году в соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации (!) впервые была проведена Международная выставка «Природа, охота и охотничьи трофеи». Между прочим, в пресс-релизе той первой трофейной выставки было сказано, что она послужит возрождению российского охотничьего хозяйства… Тогда у всех прогрессивных охотников появилась надежда. Но, увы, ей не суждено было воплотиться.

И вот что досадно, смутные времена вроде бы миновали, но и сегодня отношение к охоте вообще и к ее трофейной составляющей в особенности мало в чем изменилось.

Выходит так, что трофейная охота у нас в стране реально существует, но официально не признана – такого понятия нет до сих пор ни в одном официальном документе. И это в то время, когда в мире существует несколько мощных организаций, озабоченных проблемами трофейного дела, проводятся международные конференции, форумы по проблемам трофейной охоты и тому подобное. Невольно начинаешь задумываться – мы-то чем хуже? Ведь отсутствие правового регулирования в этой части по-прежнему оставляет возможность стихийного, а то и варварского подхода к организации охоты за трофеями на территории нашей страны.

Противники трофейной охоты в России со своей стороны, пользуясь моментом, критикуют это направлении и указывают на недостатки. Так, например, наш давний оппонент А. Данилкин пишет: «Переориентация охотничьего направления (на трофейную охоту) в отсутствие необходимой нормативно-правовой базы, традиций и культуры трофейной охоты, специально подготовленных егерей и охотоведов, низкой самодисциплины охотников порождает множество проблем. Главная из них – тотальное легальное и нелегальное уничтожение самцов с самыми мощными рогами, клыками, черепами. В некоторых популяциях соотношение самок и самцов изменилось от 1:1-2 до 1:5-8 в пользу самок. Повсюду выдающиеся трофейные экземпляры встречаются все реже. Сиюминутная выгода очевидна, но через несколько десятков лет… все прекратится.

Охотники за трофеями, ориентированные на добычу животных высокого трофейного достоинства, по сути, становятся «антиселекционерами». В отечественном экстенсивном охотничьем хозяйстве, где зверей на трофей, за редким исключением, не выращивают, трофейная охота стала губительной для популяций».

В целом, сам Данилкин и его сторонники правы. Не могу только согласиться с окончательным выводом, которым завершаются с их стороны все дискуссии. Трофейную охоту надо не запрещать, а регулировать! Запретить ее, во-первых, невозможно, так как, чтобы что-то запретить, надо иметь возможность этот запрет не только убедительно обосновать, но и эффективно контролировать. А это за-дача, пока по крайней мере, практически нереальная на просторах нашей Родины. Тем более нельзя официально запретить то, что официально не существует! И во-вторых – запрет проблемы не решит! Как пример – ситуация с гималайским медведем. Пока этот вид находился в Красной книге и охота на него была полностью запрещена, процветало массовое браконьерство, когда, по сведениям из достоверных источников, медведей местные мужички-промышленники сжигали вместе с дуплами-берлогами, чтобы вынуть из опаленной туши драгоценную желчь да отрезать лапы. Ведь все это происходило в тех местах, где ни полиции, ни охотнадзора практически не существует. Ситуация кардинально изменилась в тех районах, где на него открыли трофейную охоту и за дело взялись аутфитеры. Когда за каждого добытого медведя, а точнее, за обнаруженную берлогу, охотники стали получать вознаграждение, берлоги стали охранять, а медведя беречь. Есть много других примеров, когда численность диких животных в частных охотничьих хозяйствах заметно выше, чем в отдельных охраняемых природных территориях. К сожалению, в основном это примеры из-за рубежа.

На ежегодном конгрессе «Даллас сафари-клуба» в Далласе (США) в январе 2014 года было представлено письмо председателя Всемирного союза охраны природы (IUCN, организация, аффилированная с ООН, состоящая из ученых и специалистов, представляющих более 200 государственных и 900 неправительственных организаций) в поддержку аукциона по продаже права на охоту на черного носорога в Намибии, где было сказано: «Мы понимаем, что сразу трудно поверить в то, что трофейная охота, даже и на находящиеся под угрозой исчезновения виды, может быть полезным инструментом для охраны дикой природы, борьбы с браконьерством и для улучшения мест обитания диких животных. Мы также понимаем, что сама идея охоты вызывает отвращение у многих людей. Однако в мире, который требует разумных решений, направленных на сохранение дикой природы, трофейная охота, при хорошей организации, часто становится одним из наиболее эффективных и доступных нам инструментов защиты диких животных».

  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить

Получается, что правильная охота, как это ни странно на первый взгляд, самый эффективный и к тому же единственный окупаемый способ охраны животного мира! Только, увы, не у нас.

Вот тут, на мой взгляд, и настает самое время задать извечные русские вопросы: кто виноват и что делать?

Виноваты: последовательно сменявшие друг друга за последние тридцать лет органы управления охотничьим хозяйством страны, которые пропустили нужный момент и вовремя не отреагировали на изменения в новой экономической и политической ситуации. Не увидели или не захотели увидеть необходимость насущных перемен. Пустили, как говорится, этот процесс на самотек. То же самое мы имеем и в настоящее время.

Что делать: срочно исправлять ситуацию, описанную выше и до боли знакомую каждому российскому охотоведу и большинству охотников, – занимаясь регулированием охоты вообще, регламентировать трофейную охоту в России. Для этого, конечно, придется пройти долгий и унылый путь бюрократических согласований внесения изменений в современное законодательство.

Прежде всего в закон «Об охоте» надо ввести соответствующее понятие и дать определение трофейной охоты (и охотничьего трофея) – наряду с охотой любительской, спортивной, промысловой и прочими.

Я предложил бы следующее простое определение: трофейная охота – охота с целью добычи экземпляров охотничьих животных с выдающимися трофейными качествами, охотничьих трофеев. Охотничий трофей – часть тела животного, остающаяся практически неизменной после разделки и переработки туши (тушки), подлежащая последующему измерению и оценке в соответствии с международными правилами.

Перечень охотничьих трофейных животных приводится в «Книге рекордов российских охотничьих трофеев», издаваемой по инициативе клуба «Сафари» с 2009 года.

Затем следует определить цель развития трофейной охоты в стране – как одного из инструментов достижения оптимального состояния популяций охотничьих животных путем увеличения их численности через обеспечение условий обитания, охрану угодий и регулирование самой охоты.

Для чего в соответствующих подзаконных актах и в правилах охоты определить порядок организации трофейной охоты в России: определить сроки, сформулировать требования к хозяйствам, которые смогут заниматься трофейной охотой, перечень предоставляемых услуг и, может быть, даже минимальные цены на трофеи. Ведь охота в современных условиях имеет затратный механизм и возмездный характер. Иными словами, за трофеи, естественно, придется платить. Стоимость охоты – величина многосложная, но главной государственно регулируемой величиной должна стать стоимость разрешения (лицензии) на трофейный отстрел, которая должна иметь четкую и экономически обоснованную базу расчета. По сути, это будет главный налог, который мы, трофейные охотники, должны будем уплатить государству за право на этот вид охоты.

Поэтому другим важнейшим шагом к цивилизованному регулированию трофейной охоты должно стать нормативное разделение разрешений (лицензий) на трофейные и обычные, для любительской охоты. Такой нормативный документ фактически легализует трофейную охоту как одно из направлений охотпользования, придаст ей государственную значимость. Причем с таким порядком пользования, чтобы (и это очень важно!) по обычной лицензии было совершенно невозможно отстрелить трофейное животное.

Стоимость разрешений на добычу трофейных животных, безусловно, должна быть намного выше молодняка и самок. Именно так все и происходит сегодня. Но, увы, на «черном рынке» трофейной охоты в России! И нигде в мире престижные трофеи, стоимость которых на международном рынке исчисляется тысячами, а порой и десятками тысяч долларов, не попадают к своим владельцам как «мимо» государственной казны, так и «мимо» отрасли. И тут мы действительно перегнали даже слаборазвитые африканские и азиатские страны.

Сезоны, сроки (продолжительность) и нормы отстрела во время охоты по трофейным разрешениям (лицензиям) подлежат отдельному регулированию, что позволит полнее контролировать этот процесс в целом. За счет расширения сроков добычи, в частности, можно стимулировать охотничьи хозяйства к занятию трофейной охотой. Например, прежде всего сюда попадает вся охота на реву, во время гона и тому подобное. Причем как в смысле ее разрешения, так и в смысле ограничения. Так, некоторые самцы трофейных животных (козлы, бараны) не сбрасывают рога, и выборочная трофейная охота на них возможна в течение почти круглого года. А некоторые виды, испытывающие серьезный прессинг от охоты, а больше от браконьерства (европейская косуля в средней полосе РФ), нуждаются в дополнительном ограничении охоты в брачный период, когда звери теряют осторожность, и в дополнительной охране, скажем, в зимнее время.

Отдельно необходимо продумать и законодательно определить порядок и систему государственного контроля за добычей трофеев: пломбы, специальные метки, вплоть  до фотофиксации трофея и координат его добычи по GPS специальным контролирующим лицом, уполномоченным государством, в особенно важных (дорогих) случаях.

Но любая система регулирования и контроля, конечно, мертва без серьезного наказания за ее нарушение (достаточно высоких штрафов или уголовного преследования) и без его неотвратимости. А, значит, придется добиваться развития службы охотнадзора и соответствующей судебной практики по этому вопросу, внесения изменений в АК и УПК.

И, конечно, важнее всего разъяснительная работа – с целью убедить, доказать, достучаться до сознания охотоведов и охотников, показав им всю пользу и личную выгоду от такой работы. Объяснить, что трофейная охота – это не только отстрел животного, чтобы заполучить большой и красивый трофей и вместе с ним некоторое количество денег. Это специальная форма охоты на взрослых животных, и только на тех, которые достигли стадии между продуктивным и постпродуктивным возрастом, оставили свои гены во многих поколениях и теперь могут быть изъяты без всякого вреда, но даже и с пользой для популяции, поскольку их отстрел освобождает жизненное пространство для последующих поколений. Только при таком понимании и исполнении трофейная охота становится важным инструментом управления и приносит значительную прибыль длительное время.

Решая вышеназванные проблемы, придется разработать нормы государственной сертификации – требования к охотничьим хозяйствам, намеренным заниматься трофейной охотой, а стало быть, получать свою долю специальных трофейных разрешений (лицензий). В частности, охотничьи хозяйства для занятия трофейной охотой должны:

– вести регулярные документально фиксированные наблюдения за трофейными животными на своей территории с целью визуального определения их наличия и локализации, включая фотофиксацию различными способами;

– проводить как общий, традиционный учет охотничьих животных, так и специальный учет трофейных особей, отслеживать их динамику в популяции;

– иметь в достаточном количестве хотя бы минимальную инфраструктуру: ночлег для трофейных охотников, прибывающих в хозяйство, как правило, не на один день, необходимый транспорт, наблюдательные и стрелковые вышки, условия для разделки и первичной обработки трофея и прочее;

– иметь квалифицированный, обученный и аттестованный персонал, проводить его обучение или направлять на специальные курсы и практикум по основам селекции и трофейного дела (например, на базе ГОХ), на курсы измерителей охотничьих трофеев (такие специалисты обязаны прежде всего уметь определять возраст и трофейную ценность зверя не только имея его на руках, но и, главным образом, на расстоянии, в угодьях);

– вести селекционную работу, селекционный отстрел за счет лицензий, выделенных для любительской охоты.

Селекционная работа – основа создания охотничьего хозяйства для трофейной охоты, особенно при интенсивном его ведении. Селекция в данном случае означает выборочный отстрел.

Основной критерий – качество особей. Так, задача специалистов охотничьего хозяйства, если коротко, видится в поддержании количества взрослых (крупных) самцов в популяциях на оптимальном уровне.

Если верить А. Данилкину, «доля охотников за трофеями в общем объеме добычи крупной дичи, при бережном отношении к ресурсам и генофонду, вряд ли может быть больше 5%». Весьма похоже на правду. Нетрудно подсчитать, что в тех популяциях, где плотность позволяет изымать, как правило, 20% от после промысловой численности, можно добыть только 1 трофейное животное из 20 любых разрешенных к отстрелу. В реальности же наши охотхозяйства, практически не имея достоверного понятия о структуре популяции, едва получив разрешение на отстрел нескольких особей, не задумываясь, объявляют большую часть самцов трофейными и организуют на них охоту с целью получения максимальной прибыли сиюминутно. В оправдание звучат известные истории о необходимости выживания в трудных современных условиях…

Ко мне часто обращаются владельцы охотничьих хозяйств, причем зачастую весьма не бедных, с просьбой прислать больше охотников, способных заплатить за охоту на хорошего трофейного, например, лося. В ответ я всегда задаю вопрос: «А известно ли вам, сколько у вас в хозяйстве есть рогачей, ну хотя бы с рогами по 6-8 отростков?» В ответ, как правило: «А кто ж его знает? Просто надоело постоянно вкладывать средства в содержание хозяйства». Хотя, согласно здравому смыслу, любой хозяин не только мог бы, но и обязан прежде всего прикинуть, насколько его охотхозяйство близко к тому, чтобы предлагать трофейную охоту. Государственная сертификация должна решить и эту проблему.

Надеюсь, понятно, что богатая трофейная охота возможна только в благополучных, процветающих популяциях многочисленных охотничьих животных. А значит, вместе с этим обязательно придется решать вопросы, связанные с дичеразведением, биотехнией и охраной охотничьих угодий. Правда, это уже проблемы, неразделимые с ведением любого охотничьего хозяйства, не только трофейного.

Трофейное направление, как никакое другое в охотничьем хозяйстве, весьма затратное, создается на протяжении десятков лет, а значит, для его благополучного развития необходимы государственные гарантии целостности хозяйства на десятилетия – вплоть до возможной передачи его по наследству. А также привилегии – подобно тем, что предоставляются сегодня фермерским хозяйствам в сельскохозяйственной сфере. Очень важно, чтобы законодательство гарантировало охотничьему хозяйству, прошедшему государственную сертификацию, предоставление положенного количества трофейных лицензий в лучшие для охоты расширенные сроки на долгие годы.

В качестве первого шага на пути решения этой многотрудной задачи я бы предложил создание рабочей группы, а затем специализированного постоянно действующего органа – Совета по трофейной охоте при государственном органе по ее регулированию. С привлечением в дальнейшем членов этого совета к детальному решению большинства выше обозначенных задач – обучение, сертификация, контроль и так далее.

Необходимо также предпринимать конкретные шаги по учету и систематизации достижений трофейных охотников на территории России. Как уже было сказано, с 2009 года по инициативе Московского клуба «Сафари» начато издание специальной «Книги рекордов российских охотничьих трофеев», первой попытки систематизированно объединить в одном национальном летописном издании выдающиеся охотничьи трофеи разных видов диких животных, добытых в разное время российскими охотниками и охотниками других стран на территории Российской Федерации. В то же время факт издания книги сделал знаменательныйшаг в развитии охотничьего трофейного дела. Кроме зоологических видов в книге выделено несколько трофейных категорий охотничьих животных. В результате один и тот же с точки зрения зоологии зверь стал считаться разным в зависимости от ареала обитания. А это для охотников за трофеями – новые поездки, а для отечественного охотничьего хозяйства – заработок.

Ведение такого издания на протяжении ряда лет позволит обнаружить динамику процесса. И, возможно, хотя бы частично позволит восстановить информацию об охотничьих трофеях, так бездарно утраченных нашей страной в прошлые годы. И в этом вопросе не лишней была бы государственная поддержка – наряду с участием всех общественных охотничьих объединений.

Развивая этот проект, необходимо одновременно совершенствовать систему измерения охотничьих трофеев применительно к трофеям нашей страны. Такая система измерений должна учитывать особенности наших охотничьих видов, но в то же время коррелировать с международными системами измерений. Как показал первый опыт – это вполне возможно сделать.

Сложно, хлопотно? Да! Но, как говорится, цель оправдывает средства. Ведь нельзя забывать, что охотничьи трофеи – наше национальное достояние, за которое мы несем ответственность перед будущими поколениями и перед мировым сообществом.

Текст: Леонид Сонин 

Фото: Автор и Михаил Кречмар 



Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№9 (72)2018 №3 (66) 2018 №8 (71) 2018 №8 (47) 2016 №10 (73) 2018 №3, Март, 2013