Тема нашего номера настолько обширна, что ученые люди посвящают ей многодневные конференции и многопудовые тома, а бизнесмены вкладывают в нее десятки миллионов долларов. Мы же хотим обойтись 160-страничным журналом, а ваш покорный слуга – и вовсе влезть на один разворот текста. " /> Кого разводим? Где селим? - №7 (34) 2015. Русский Охотничий Журнал
Журнал

Кого разводим? Где селим?

Тема нашего номера настолько обширна, что ученые люди посвящают ей многодневные конференции и многопудовые тома, а бизнесмены вкладывают в нее десятки миллионов долларов. Мы же хотим обойтись 160-страничным журналом, а ваш покорный слуга – и вовсе влезть на один разворот текста.

Кого разводим? Где селим?
Итак, что мы имеем?

Страну с довольно сильно обедненной фауной – если брать европейскую и лесостепную части страны.

Страну, где 4/5 территории занято малопродуктивными угодьями – тундрой, лесотундрой, северной и горной тайгой. 

Грубо говоря, мы имеем территорию, на которой интенсивное ведение охотничьего хозяйства (включая дичеразведение) возможно лишь в лучшем случае на одной пятой площади.

Дичеразведение и идущая рука об руку с ним акклиматизация имеют несколько задач:

– пополнение уже существующих популяций охотничьих животных в дикой природе;

– создание новых популяций за пределами их основных ареалов;

– обогащение существующих на сегодняшний день экосистем с заполнением пустующих экологических ниш;

– создание условий для гарантированной охоты на огороженных или ограничиваемых каким-либо другим еще способом территориях.

На самом деле все эти умные предложения можно заменить несколькими очень простыми словами: увеличение количества и разнообразия дичи.

КОГО РАЗМНОЖАЕМ?

Размножать, как показывает практика, можно кого угодно.

В Южной Африке размножили, к примеру, белого носорога. Очень успешно размножаются в неволе слоны (да-да, несмотря на длительный срок беременности и полового созревания), все кошки – большие, средние и малые, масса птиц, большая часть копытных... Да проще перечислить тех, кто плохо или вовсе не размножается в неволе. Классическим примером тотального дичеразведения является штат Техас – мы посвятили ему большую статью в № 7 за 2014 год.

Так что, мы хотим превратить нашу страну в еще один Техас?

Нет.

Не нужно, да и не получится. Техас – худо ли бедно – тропики. Которых у нас нет вообще. Кроме того, США – богатейшая страна мира, и тамошние охотпользователи имеют возможность значительное время ждать отдачи от разведения на своих просторах всяческих экзотов.

КОГО РАЗВОДИТЬ НАМ?

Прежде всего тех, кто уже обитал на наших просторах раньше. Это зубры и подобные им быки в широколиственных лесах и лесостепной зоне.

Это дикие лошади и сайгаки. Это степные бизоны.

И овцебыки, которые могут освоить практически всю территорию российской тундры.

Успешно работает дичеразведение вкупе с акклиматизацией и там, где дело касается гусеобразных. На северо-востоке идет очень интересный проект по акклиматизации канадской казарки. Восстановлена и процветает популяция белощекой казарки в европейской Арктике (более того, эта птица выведена из Красной книги Российской Федерации и причислена к охотничьим видам) – и тоже без помощи дичеразведения здесь не обошлось.

Североамериканские бизоны с Аляски уже некоторое время втихаря живут себе в Якутии под сенью правительства Саха-Якутии. Кто знает, может, и до отстрела дело дойдет.

Сегодня в Российской Федерации производится попытка акклиматизации белохвостого оленя. Многие специалисты относятся к ней сдержанно-негативно – ибо все «новосветские» вселенцы весьма и весьма плодовиты и склонны вытеснять аборигенную фауну, как об этом в нынешнем номере журнала рассказывает нам Алексей Вайсман. Тем не менее лично я вполне допускаю, что новый вид успешно впишется в европейские экосистемы – так, как вписался в них, скажем, пятнистый олень. Ведь он вполне в состоянии занять некую свою уникальную экологическую нишу – между косулей и лосем, – остающуюся на сегодняшний день свободной.

Тем более что популяция белохвостого оленя вполне успешно прижилась в соседней Финляндии, и никаких неудобств соседям она не доставляет. Скорее – наоборот. «Белохвостика» становится все больше, и он потихоньку «просачивается» даже через нашу границу, рискуя явочным порядком влиться в ряды видов фауны Российской Федерации.

ГЛАВНАЯ ПРОБЛЕМА

Главная проблема в интродукции и реинтродукции искусственно выращенных животных – это не гипотетическая проблема с генофондом и вытеснением одних видов другими. Она прежде всего – в недостаточной степени охраны охотничьих угодий, в результате чего выпущенные на свободу из загородок животные практически не будут иметь шанс на нормальное воспроизводство в дикой жизни. Поэтому на сегодня их содержание возможно лишь на огороженных территориях, откуда если они и будут распространяться, то только при недостаточно внимательной охране.

Собственно, это уготовано всем зверям, не прошедшим адаптацию к нашей суровой охотничьей реальности – будь они хоть наиэкзотичнейшими пришельцами из Африки, хоть заурядными маралами, кабанами или пятнистыми оленями.

Реальную охрану дичи сегодня может обеспечить только ферма.

Она же обеспечит и гарантированную охоту


Текст: Михаил Кречмар 

Фото: Анна и Ольга Филимоновы 


Вернуться к списку


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№9 (60) 2017 №2 (17) Февраль 2014 №10 (37) 2015 №12 (27) 2014 №6 (69) 2018 №5 (80) 2019