Журнал

О птицах святой земли

С восточными птицами вообще никакие не сравнятся. – У меня как-то был сокол из Святой земли, – сказал Мэнни. – Так он был такой же злой, остроглазый и быстрый, как сами сарацины…

Артур Конан Дойл

О птицах святой земли

Я видел эту птицу, видел сокола Святой земли! В наплывающих сумерках он появился со стороны моря, чем очень обрадовал стоявших на пляже людей с увеличительными трубами. Птица двигалась к узкому коридору относительно ровной суши, зажатой между горами Синая и Иордании. Здесь Сирийско-Африканский разлом выходит из-под вод Красного моря и тянется на север уже через земную твердь. И именно здесь расположен Эйлат.

Для перелётных стай эта точка на карте – словно горлышко песочных часов. В него птиц буквально «загоняют» окружающие пустыни и горы. Но не только птицы выбирают Эйлат. Каждую весну всё больше людей прилетает на юг Израиля не для пляжного отдыха, а чтобы увидеть пернатых путешественников. И здесь активно формируется сектор туристического бизнеса, рассчитанный исключительно на бёрдеров.

Бёрдинг – бескровный способ охоты, в котором трофеями являются встречи с птицами разных видов. Прямой перевод слова («птичкованье») у нас не прижился – коробит слух, поэтому будем пользоваться английским, ведь созвучное «кёрлинг» уже никого не раздражает.

Приверженцы увлечения получают от него немалое удовольствие, а для многих это своеобразный вид спорта. Так же как и в любой охоте, с накопленным опытом к бёрдеру (бёрдвотчеру) приходит желание «добывать» новые и редкие трофеи. И тогда он планирует свои путешествия (и траты на них) на годы вперёд – нет, не убить и не поймать, а лишь «увидеть мечту».

Если вам будет интересно, как устроена жизнь фанатиков бёрдинга, посмотрите голливудскую комедию «Большой год». На «Оскара» фильм не тянет, но он вам понравится. В его героях охотники всегда видят себя. Бёрдерские страсти порой приобретают и криминальную окраску, о чём в одном из фильмов узнали почитатели телесериала «Чисто английское убийство».

Но нельзя забывать, что, кроме бёрдеров, существуют и любители фотографировать птиц. Теперь, после поездки в Эйлат, я точно знаю, что это разные люди. Хотите знать, какими отличительными признаками обладают бёрдеры? Вопрос это не пустяшный, особенно если вам хочется запечатлеть на камеру определённую пичугу в конкретном месте…

Первый признак лежит на поверхности: в бёрдерских руках всегда мощные зрительные трубы.

Вторая деталь: почти у каждого бёрдера в руках книга. Это серьёзный определитель с подробными рисунками и названиями всех видов и подвидов птиц региона: самок и самцов, молодых и взрослых, в зимнем, летнем и в брачном пере. Фотографу в этом отношении легче: запечатлев какую-то «прекрасную незнакомку», он может уже в домашних условиях определить её вид.

И, наконец, третий и определяющий признак. В отличие от фотографов, бёрдерам не нужно максимально приближаться к объекту своего интереса. Труба зафиксирует встречу с птицей и с 500 метров. Поэтому их компании при поиске и разглядывании живности очень похожи на детские экскурсии в зоопарк – такие же шумные. Если вы находитесь в каком-то «намоленном» орнитологами месте и хотите сфотографировать некую птичку, но видите приближающихся «людей с трубами», уходите, а ещё лучше – убегайте: птичка не вынесет их присутствия, улетит. Вы, наверное, почувствовали, что я немного обижен на бёрдеров…

Такие мы, люди, разные. Одним подавай птичек поближе, другим подальше, а третьим никаких птичек не надо: они хотят тепла, моря и солнца. Каждую русскую зиму в моей уставшей от уличной темени семье вызревает желание хотя бы на неделю окунуться в лето.

В марте 2016 года, изучив возможности фотоохоты в Эйлате, я узнал, что семейная поездка частично совпадает с Международным фестивалем наблюдений за птицами. Посчитав, что информация о фестивале будет полезна нашим орнитологам, я обратился в две их общественные организации. Просил связаться с устроителями для включения меня в число участников как гостя из России. С моей стороны был клятвенно обещан письменный отчёт для публикации или сообщение на семинаре. Я поделился бы не только впечатлениями, но и программами мероприятий фестиваля. Возможно, опыт организаторов может быть перенесён и на нашу почву.

Однако функционеры обеих организаций выразили своё недоумение. А чем и как они могут помочь? Как? Так вот же e-mail устроителей, просто напишите им. Однако простых и логичных действий от уважаемых людей, к сожалению, не последовало: никто никуда не стал писать…

Организаторов фестиваля я нашёл сам. Буквально в соседнем отеле они размещали своих гостей. После встречи с Дэном Алоном меня подключили к интернациональной группе. В её составе на следующий день я посетил два места. Что интересно, передвигались мы на микроавтобусе, зеркальце которого украшала георгиевская ленточка.

Первой точкой наблюдений стал рыбоводный пруд. Его берега и поверхность собрали более десятка видов, включая смешанную стаю из широконосок и трескунков. Вы наверняка знаете, что это самые поздно прилетающие в Россию утки, вот и задержались они «на чужбине». Здесь же были замечены три вида цапель, лысухи, нильские гуси, серощёкие поганки, зелёная щурка, два вида куликов и жёлтые трясогузки. Гид увлечённо рассказал группе об отличиях подвидов жёлтой и черноголовой трясогузок, демонстрируя картинки в определителе.

Вторым местом стало морское побережье у самой границы с Иорданией. Здесь и состоялась моя встреча с соколом. Удалось также увидеть редких эндемиков – красноморских чаек. Оптика помогла рассмотреть двух сидевших на буях бурых олушей, невесть как занесённых сюда из тропиков. Рядом с пляжем держались цапли, шпорцевые чибисы и хохлатые жаворонки.

Все остальные дни пребывания в Эйлате я искал птичек один, вне компании. Главным объектом интереса стал местный орнитологический парк, расположенный всего в двух километрах от гостиничной зоны курорта. Парк – это кустарниковые заросли площадью не более десяти гектаров, прилегающие к водным площадкам, где выпаривают соль. Здесь работает станция кольцевания птиц, причём работает абсолютно открыто для посетителей. Каждое утро орнитологи взвешивают и измеряют птиц, попавших в сети. И отпускают, иногда предоставляя право дать пленнику волю кому-то из гостей.

Некоторым птицам, постоянно зимующим в парке, «везёт» больше других. На одной из фотографий можно видеть самца варакушки со множеством разноцветных колечек. «Под раздачу» попадают и весьма крупные птицы: несколько больших белых цапель, встреченных мной у моря, тоже имели кольца.

На прилегающем к парку водоёме кормилось большое количество куликов: ходулочники, травники, шпорцевые чибисы и самки турухтанов. Здесь же держались фламинго, цапли, чирки-свистунки, пёстрый зимородок, малая поганка, одиночная кряква. И много мелочи: пеночки, славки, варакушки, принии…

Из хищников я видел степного орла, канюка, болотного луня, чёрного коршуна, грифов и каких-то более крупных падальщиков. Некоторых птиц удалось рассмотреть, некоторые дали себя сфотографировать. Неудачи в фотографировании были связаны с неправильной коррекцией экспозиции. В Эйлате очень много света. В прежних ближневосточных поездках мне хорошо подсказывал «Олимпус Е30». А вот «Никон 7200» от подсказок отказался, хотя, возможно, я его просто плохо просил. В итоге часть фото светлоокрашенных птиц получилась с пересветом. Примером такой неудачи служит фотография фламинго.

 И продолжу тему ошибок. Обрадовавшись теплу, я, надев лёгкие кеды на мягкой подошве, в первый же выход натёр ноги. Нормальные кроссовки с жёсткой подошвой – такой должна быть обувь всех, кто хочет ходить не по асфальту курортной зоны израильских городов. Здесь всегда под ногами камни.

Побывав в Израиле, я ещё раз убедился, что наблюдения за птицами – весьма увлекательное занятие. Но, как в старом анекдоте, «наблюдение за наблюдающими» может оказаться ещё интереснее. Сейчас я жалею, что почти не снимал людей. Особенно тех, кто днём ехал в горы, искать грифов и орлов, а вечером стоял на ближнем к иорданской границе диком пляже в ожидании местных редкостей. В том числе берберийского сокола, или, как его называют у нас, шахина – сокола Святой земли.

  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить

Текст и фото: Александр Гришин


Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№5 (44) 2016 №12 (39) 2015 №1.2015 №12 (51) 2016 №1 (52) 2017 №11 (62) 2017