Журнал

Ода самотопу

...Самотопщики – представители касты, которую в душе презирают «правильные» охотники с легавыми (и даже некоторые со спаниелями), и к которой все прочие относятся с некоторой опаской. Всё-таки не каждый готов порой ради одного выстрела топать десять и более км по заброшенным полям и вырубам... 

...

Что такое охотминимум, вроде бы все знают или, по крайней мере, что-то о чём-то таком слышали. «По неясно видимой цели не стрелять! В летящей паре сзади – селезень, а зайцы начинают плодоносить в марте… Это?» Ну да – и это, конечно, тоже. Брошюрки такие всегда были и даже сейчас есть, так и называются – «Охотминимум – инструкция для охотников спортивно-любительской охоты по соблюдению правил охоты, техники безопасности и обращения с охотничьим оружием».

Но, на мой взгляд, понятие «охотминимум» по самому своему смыслу подразумевает минимальный набор знаний, необходимых не только для безопасности и соблюдения правил охоты, но и для самого процесса охоты – т. е. буквально «как именно добыть то-то и то-то»: места обитания и привычки объектов охоты, способы охоты и особенности их применения в зависимости от ландшафтов, погоды, времён года и прочее и прочее. Примечательно, что во многих странах такая методическая литература издаётся либо государством, либо охотничьим союзом (Польским охотничьим союзом, например), и без этих базовых прикладных знаний и, главное, умения применить их на практике человек с ружьём в большинство угодий просто не попадёт. Но речь не о странах с господдержкой охотничьей отрасли, а о нас: у нас охотник сейчас полностью предоставлен сам себе, и где поднахвататься практической смётки, каждому приходится решать самому.

Так что путь от человека, впервые взявшего в руки дробовик, до охотника в нашей стране у каждого свой. Конечно, большинство набирается опыта у старших товарищей по охотничьим компаниям, многие познают основы новых для них охот в интернете, где при желании вполне можно узнать азы любой охоты. Кстати, а вот с чего, с какой охоты начинать? Классический путь: весна – тяга вальдшнепа, подсадная или манок, гусь/тетерев/глухарь – это кому как повезёт. Потом летнее утиное открытие – для новичков это святое! А дальше? Дальше утка начинает линять, потом сбиваться в стаи, делается осторожной, и в местах, где водоплавающей дичи немного, охоты становятся малоинтересными. Не каждый готов простоять вечёрку ради 2–3 пролётов перед самой темнотой. В своё время я начинал охотиться в компании, где считалось в порядке вещей «открыться» по утке, потом максимум неделю-две ещё поездить – потоптать по мелиоративным канавам, а потом зачехлить ружья до открытия на зайчика и утиного пролёта, на который принято было выезжать, как на открытие, но зацепить удавалось на год через три! Да, были ещё, конечно, любители и мастера свистеть рябчика, но мне как-то сразу не понравилась стрельба по сидячей птице. Зато именно в компании с заядлым «рябчатником» я неожиданно открыл для себя новый вид охоты, который, я считаю, практически полностью сформировал меня как охотника на птицу.

Ода самотопу

Самотопом по фазану 

Переходя между двумя ручьистыми низинами со смешанным лесом, мы с товарищем пошли через заброшенное поле на бугре. «Держи ружьё в руках, – посоветовал он мне, – тут тетерева могут быть». Это было в начале моего второго охотсезона (а первый начался в октябре), так что тетеревов до этого я видел только весной на току и осенью на берёзах. Да, ещё когда за грибами ходили, бывало, поднимал на ягодниках. Но ружьё на всякий случай в руки я всё-таки взял. И вот на покрытом пятнами земляничника с одуванчиком и какими-то лопушками склоне разнотравья перед нами вдруг с оглушительным треском поднялась огромная чёрная птица! Я на секунду опешил, но когда после выстрела товарища птица начала забирать влево по дуге вокруг нас, дрожащими руками вскинулся чуть вперёд чёрного силуэта и выстрелил. Тетерева, а это был, конечно, он, словно за ноги кто-то к земле дёрнул. Не помня себя, я бросился к тому месту, где пропала в траве добыча. Это оказался матёрый, практически полностью перелинявший черныш – только на шее было немного пеньков. Трофей был шикарный, и волнение от неожиданного шумного взлёта такой большой птицы в каких-то пятнадцати метрах долго не проходило. Конечно, я начал расспрашивать, что да почему. Увидел в траве еле заметные тогда ненамётанному глазу дорожки: наброды, свежий тетеревиный помёт. В общем, мысль, что можно, оказывается, вполне целенаправленно «топтать» не только утку, но и тетеревов, пришла сама собой. Т. е., конечно, я и раньше слышал об этом способе охоты – но от своих более опытных (и ленивых) товарищей знал о нём как о трудном, муторном и малодобычливом. А тут вдруг своими глазами увидел, что на самом деле…

В общем, вот так я стал самотопщиком – представителем касты, которую в душе презирают «правильные» охотники с легавыми (и даже некоторые со спаниелями), и к которой все прочие относятся с некоторой опаской. Всё-таки не каждый готов порой ради одного выстрела топать десять и более км по заброшенным полям и вырубам со скрытыми в траве надолбами муравейников, старыми колеями, а то и просто по крупно нарезанной, да так и заброшенной пашне. Само занятие – даже не на любителя, а на настоящего фаната… Но речь не об этом. До первой своей легавой (дратхаара) я проохотился самотопом 8 лет. Конечно, не только на тетеревов, хотя в нашей И-й области это и основной трофей такой охоты. У себя дома я целенаправленно «топтал» коростелей в период массового пролёта, пару раз попадал на отличные высыпки перепела, добывал глухарей, вальдшнепов, каждый сезон по чернотропу – обязательно 1–2 и более зайцев, а стрельба бекасов на дождевых разливах одной из небольших речек вообще надолго стала одной из наиболее ожидаемых охот. На юге я успешно «топтал» куропатку и фазана: оказалось, этот вроде как «признанный бегун» при определённых навыках и смётке вытаптывается вполне обычным образом. Для местных заядлых охотников – вообще привычное дело.

Ода самотопу

Сидка тетерева в бурьяне 

Многие почему-то считают, что охотиться без собаки неэтично: подранков много теряется. По своему опыту скажу так. Во-первых, научиться стрелять с минимальным количеством подранков при наличии стенда или хотя бы ручной машинки для запуска тарелок – вполне реально. Во-вторых, именно при охоте самотопом, когда каждый трофей достаётся километрами и потом, учишься дорожить каждым шансом и каждой сбитой птицей. В общем, на третий-четвёртый год такой охоты мы с нашей самотопной компанией добычу теряли редко. Тетеревов почти никогда, даже и не припомню сейчас такого. Труднее всего находить мелочь и куропаток в бурьянах, особенно если вдвоём-втроём стреляешь и по неопытности глаза от «своих» мест падения разбегаются. Но это отдельный разговор, как-нибудь в следующий раз. А сейчас о том, почему я, имея на данный момент более 15 лет стажа охоты с легавыми (и даже степень эксперта), считаю всё-таки самотоп наилучшей школой для охотника на птицу.

Самое главное: без страстного желания найти птицу самотопом охотиться не станешь, и без умения и «вязкости» в поиске уже сбитой – много не добудешь. Далее естественным образом прикладывается смётка: умение «читать» угодья, стации и поведение птицы в данный конкретный момент в зависимости от погоды, сезона, времени суток и прочих условий. Т. е. опытный самотопщик всегда с большей степенью уверенности знает, что и где искать, и при движении в угодьях сознательно выбирает места наиболее вероятной встречи с дичью. В этом плане очень показательно сравнение с другим распространённым и мне лично прекрасно знакомым типом охотников – пришедшим в эту охоту «через собаку». Таких людей много, особенно среди любителей выставляться на полевые состязания. И собаки у многих прекрасные – полевые победители и даже чемпионы, и в поездках по стране вроде бы проводят достаточно времени, но как дело доходит до охоты… так результаты, как правило, довольно скромные. Причём самое забавное, что даже с действительно классными рабочими легавыми! Сначала меня это сильно удивляло, но потом, в разговорах, а гораздо более в совместных поездках, я понял, что благодаря самотопу всё время общался в основном с охотниками-корифеями, тонкими знатоками дичи, её кормовых стаций и повадок, и просто не знал, что есть люди, которым сложно замечать и обобщать элементарные для самотопщика вещи. Ведь равномерной концентрации дичи практически нигде и никогда не бывает: тот же тетерев на любом поле чаще всего будет тяготеть к местам с определённым разнотравьем, не слишком густым, но и не редким, с определённой влажностью, это могут быть и бугры, и низинки, даже еле заметные глазу. А многие мои знакомые просто идут через такое поле как бог на душу положит. Оно для них всё одинаковое, хотя у человека уже вторая собака – и на тех же тетеревов он уже больше 10 лет охотится!

Ода самотопу

Вытоптали 

Кто-то скажет: «Так на то и собака, чтоб искала!» Верно, но не совсем. Во-первых, из подружейных самостоятельно ищет только легавая – и то далеко не любая и редко далее ста метров вправо и влево от ведущего. А охота со спаниелями и ретриверами, по сути, тот же самотоп, только собакой, и топчется за раз полоса в 15–30 метров шириной. Да ещё охотник чаще всего заранее видит, что «вот сейчас что-то вытопчется». При этом стандартная ширина полей у нас – 500 метров, ширина лугов, где я охочусь на дупеля, тоже доходит до полукилометра и больше. И если охотник не понимает, как в таких угодьях оптимально вести собаку – буквально, где у неё больше шансов найти птицу, – то встреч с птицей у такой собаки будет мало: на практике 3–4 там, где запросто могло было быть десяток и более работ. А это – полевой опыт, который не менее врождённых качеств формирует умение собаки находить ту самую птицу. На практике гораздо более добычливой может быть ничем не выдающаяся (на состязаниях) легавая, имеющая по 400–600 и более работ по разной птице в год, чем импортный многократный полевой победитель, имеющий таких встреч в разы меньше, причём как минимум половину (и больше) – в процессе ежегодной весенней подготовки к состязаниям. Так что наиболее успешны в охоте те легашатники, которые либо пришли из самотопа, либо имеют весь набор качеств, для этой охоты необходимый. Но последним всегда сложнее и при первой натаске, и в первые сезоны охоты.

Поэтому я и считаю, что для человека, решившего по какой-то причине, что ему надо стать охотником на полевую/боровую/болотную дичь, в качестве практического охотминимума ничего лучше самотопа нет и быть не может. Знания и способности, которые этот способ охоты даёт, другим образом получить, наверное, почти невозможно, зато применимы они потом на любых других охотах.

Ода самотопу

По тетеревам 

Текст и фото: В.Черных 


Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№9 (36) 2015 №8, Август, 2013 №11, Ноябрь. 2012 №3 (30) 2015 №4 (55) 2017 №2 (17) Февраль 2014