Журнал

Про охотминимум, или Иная простота хуже воровства

Помнится, когда принимали Закон об охоте, все мы – специалисты рабочей группы по подготовке закона – настаивали на экзамене по охотминимуму. …Не знаю, анекдот или нет, но говорят, что такая же простая процедура получения документов на охоту есть в ещё одной стране – Гондурасе. 

Про охотминимум, или Иная простота хуже воровства

Несколько лет назад, когда я ещё работал в министерстве, вдруг зазвонил сотовый и жена необычайно взволнованным голосом сказала: «Не волнуйся, у меня всё хорошо. И нас отпустили домой». Поняв, что я не в курсе происходящего, она громко прошептала в трубку: «У нас тут милиция кругом, ты посмотри интернет». Тут уж мне стало не по себе. В новостях ещё с утра пестрели сообщения о какой-то стрельбе на северо-востоке Москвы, но я никак не мог связать её с тихим складом аптечной фирмы, где моя благоверная трудилась на финансовом фронте. Внимательно почитав информационные выпуски, я пришёл в состояние шока: есть погибшие и раненые. Как выяснилось вечером, всё произошло через кабинет от рабочего стола моей жены. Она бывалый экспедиционщик и много раз слышала ружейные выстрелы, но в этот раз  громкие хлопки в офисе все приняли за падение поддонов на складе, настолько человеческий ум не воспринимает нехарактерные для городской обстановки звуки. Так или иначе, вооружённый зарегистрированным охотничьим ружьём преступник проник в обычный офис, где в сугубо женском коллективе работало несколько мужественных парней, один из которых ценой своей жизни спас многих. Светлая ему память.

Оказалось, будущий преступник, получив совершенно беспрепятственно охотничий билет (по закону претендент должен только «ознакомиться» с требованиями охотминимума, никаких экзаменов сдавать не нужно), затем также «в установленном порядке» прошёл все установленные процедуры по получению лицензии на оружие.

Помнится, когда принимали Закон об охоте, все мы – специалисты рабочей группы по подготовке закона – настаивали на экзамене по охотминимуму как на крайне необходимой процедуре, позволяющей в том числе понять, зачем человек хочет получить охотбилет, и дать будущему охотнику необходимый объём знаний. Но законодатели, озабоченные борьбой с коррупцией больше, чем охраной животного мира, сказали нам: знаем мы ваши экзамены, вон, посмотрите, что творится при получении водительских прав, взятки одни.

…Никогда бы не подумал, что так близко коснутся меня самого вроде бы совсем безобидные ошибки законотворчества.

Помню до сих пор, как ходил год кандидатом в охотники, получал рекомендации двух старших товарищей и сдавал охотминимум, прежде чем получил в далёком 1979 году на втором курсе института охотничий билет Росохотрыболовсоюза. То есть никакого формализма и «блата»: все были равны перед лицом охотминимума, хотя многие наши студенты-первокурсники были уже весьма многоопытны в охотничьем деле, что неудивительно при жизни за Уралом.

Буквально месяц назад на конференции по дичеразведению мы пытали чешского коллегу об охотничьем бытье в Чехии и между делом задали ему каверзный вопрос: а что легче в Чехии – получить водительские права или охотничий билет? С нескрываемым удивлением чешский охотник сказал: конечно, охотничий билет получить много сложнее, ведь помимо экзамена нужно ещё год проходить практические занятия (аналог нашего советского кандидатского стажа), участвовать в охотах в качестве ученика, проводить биотехнию и т. д. В Финляндии экзамен при получении охотбилета действует с 1964 года. Плюс ко всему каждые 3 года нужно ещё пройти тесты по стрельбе, которых целых три: для охоты на косулю, охоты на лося и оленей и охоту на медведя.

Вполне понятно, что охотником должен быть человек, подготовленный во всех смыслах – умеющий различать охотничьих животных разных видов и отличать самцов от самок по внешнему виду, по следам, голосам и разным прочим признакам жизнедеятельности. Охотник по характеру местности и растительности должен понимать, где и какого зверя нужно искать, как к нему подойти и как добыть. Ясно, что охотник должен иметь привычку передвижения по бездорожью и полевые навыки: правильно развести костёр и сделать таган для котелка, устроить ночёвку, ощипать/ободрать и приготовить добытую дичь. Сразу же возникает следующее требование: охотник должен иметь соответствующую сезону экипировку и приспособления. С разным эквипментом сейчас вроде бы проблем нет: глаза разбегаются, – но и тут нужно понимать, что и для чего брать. Это раньше было 2 вида обуви: весной, летом и осенью – болотные сапоги с портянками и зимой – валенки (ну или ичиги, торбаса). Изобретателей современных сапог «а-ля Топтыгин» из ЭВА с тёплым чулком я всегда вспоминаю добрым словом хоть в весеннем шалаше, хоть в декабрьском загоне.

Отвлекусь. Что, например, всегда лежит в моём маленьком рюкзачке из водостойкой кордуры, куда бы я ни поехал? Непромокаемые спички, моток синтетической бечёвки 30 м (утку достать в глубоком месте, привязав сучковатую палку), 4–5 гвоздей, горсть шоколадных конфет, тактический фонарик, складная пилка (вместо топора), «Лазерман» 15 лет от роду (им можно почти всё: прикрутить, откусить, отрезать, оторвать, ободрать что-то некрупное, перепилить кость и даже забить небольшой гвоздь, используя этот стальной набор, говоря словами нашего школьного трудовика, «не по назначению»), чёрный полиэтиленовый пакет на 120 л (а вдруг что положить?). Зимой добавляю простой охотничий нож Mora. Это потому что – цитирую интернет: «Если вы добыли лося, вся работа ещё только начинается». Этот интернет ещё не знает, что за работа бывает, если вы добыли не лося, а большого медведя, километрах… да хотя бы в нескольких от жилья. И пусть спички пригодились мне за 5 лет лишь однажды, а пилу я достаю раз в два года, я всё равно буду носить этот набор, потому что каждый предмет тут обоснован каким-то случаем и нажитым опытом. Раньше ещё носил добрый кусок петельной проволоки: а что – нужная вещь! Весит всё это добро меньше килограмма.

Только опытный охотник, прочитав в некоем литературном произведении, что автор «набрал в березняке опавших веток, развёл костёр и отогрелся», ухмыльнётся и поймёт, что этот писатель точно не бывал в лесу. Потому что сухих берёзовых веток не бывает. Берёза в коре всегда полугнилая, разве что тонкие прутики на что сгодятся от безысходности. Вот срубленная сырая берёза горит очень хорошо и жарко, только разжечь надо сушняком. Зато береста хорошо воспламеняется в любом состоянии; на толстых кусках коры каменной камчатской берёзы, например, можно запросто вскипятить котелок, а набитая ими печка мигом раскаляется докрасна. Поэтому, возвращаясь с путика, камчадалы всегда собирают в нарту (или рюкзак) берёзовое корьё.

Ещё охотник должен соблюдать неписаные правила охотничьей этики, которые заключаются как в уважительном отношении к добыче дичи, так и в уважении других охотников. Как-то мой приятель, вернувшись с охоты, с возмущением рассказал следующее. Упавшую от его выстрела утку (дело было в общедоступных угодьях) ветерком отнесло к далёким камышам, и пока друг размышлял, как обойти болото и достать трофей, откуда-то выплыл на лодочке другой стрелок, и со словами «ты же её всё равно не достанешь» воровато скрылся в надвигающихся сумерках. Другой случай произошёл на Оке пару лет назад. Ещё один мой давний друг засел с подсадной «в темнозорь» на протоке и уже было начал наслаждаться природой, как вскоре рядом с шалашом появился человек с гремящей вёслами надувной лодкой, который не нашёл другого места спустить свой дредноут на воду, как рядом с работающей подсадной. На грех, друг взял в шалаш дочь-второклассницу, которой захотелось посмотреть, как папа охотится, и это обстоятельство сильно помешало ему по-простому объяснить горе-охотнику правила охотничьей этики. Конечно, праздничное настроение у обоих приятелей было напрочь испорчено. Мы ведь здесь, под Москвой, Рязанью, Тверью и т. д., не за килограммами дичи ездим на охоту, а для душевного отдохновения.

Что до уважения к дичи, так я вообще давно бросил стрелять осенних уток, если знаю, что подбор под вопросом, и стараюсь стрелять так, чтобы положить добычу на воду или другое чистое место.

А сейчас сплошь и рядом охотоведы и директора хозяйств рассказывают случаи, когда охотники, держа в руках сойку, спрашивают у егеря, что за птицу они «подстрелили», или приезжают в хозяйства с вопросом: «Дайте путёвку, да, и кстати, а на что тут у вас можно поохотиться?»

Конечно, охотник должен уметь различать основные растения в округе и разных, а не только охотничьих, птиц и зверей, чтобы чувствовать себя в лесу званым гостем, а не чужаком. Знать, например, что красивые рулады во время вечерней тяги издаёт певчий дрозд, сидящий на вершине ели, а стрекочут в кустах другие дрозды – рябинники, а ещё что на глухариный ток нужно приходить задолго до того, как зажурчат нежные трели зарянок и пеночек, зарюмят и защебечут зяблики, иначе песнь глухаря можно запросто не услышать.

Почему я ставлю умение стрелять не на первое место? Да потому что настоящий охотник – это не бездушный стрелок, а в первую очередь любитель и знаток природы. Конечно, навыки стрельбы очень важны, в том числе и для самоутверждения, ибо нет ничего более огорчительного, чем вчистую промазать по налетевшему в вечерних влажных сумерках вальдшнепу или сдуплетить «как без дроби» по трудно вытропленному за день по глубокой пороше хитрому русаку. Не я первый это сказал, что более всего на охоте запоминаются не удачные выстрелы, а обидные промахи. Для уверенной стрельбы в лесу нужен охотничий навык, и такой опыт не даётся на стенде, хотя навыки «тарелочковой» стрельбы очень помогают в лесу.

Знание современного законодательства: правил охоты, законодательства об оружии – конечно, тоже нужно охотнику, но как раз законы можно выучить «на бумаге», важнее иметь внутренний тормоз для их соблюдения: не подкрадываться весной к сидящим уткам в надежде добыть селезня, потому что «никто не видит», не палить по гусям в поднебесье в надежде «зацепить».

У меня перед глазами лежит «Временная инструкция о порядке прохождения кандидатского стажа для вступления в общества охотников и рыболовов РСФСР» из далёкого 1978 года, когда многие охотники, получившие современный ОБЕФО (охотничий билет единого федерального образца) за 5 дней, поставив подпись в графе «с требованиями охотминимума ознакомлен», ещё не появились на свет. Читаю: «По истечении кандидатского стажа и после сдачи охотминимума бюро первичной организации рассматривает и решает вопрос о переводе кандидата в члены общества», а «если кандидат в течение срока стажировки не освоил охотничий минимум, зарекомендовал себя в организации с отрицательной стороны, совершил антиобщественный поступок и т. д., бюро первичной организации выносит решение об отказе ему в приёме в члены общества». Вот эти бы правила да в нашу жизнь!

 В современных условиях без охотничьего билета нельзя приобрести охотничье оружие, поэтому процедура обучения и сдачи охотминимума должна быть обязательной и, на мой взгляд, комиссионной. Чтобы интересы и взгляды будущего охотника оценили живые люди, а не компьютерная программа. Многие увидят в старой инструкции достаточно «коррупционных факторов», но простота получения нынешнего ОБЕФО намного хуже воровства: она приводит к гибели людей. Мало того, что охотбилеты «на всякий случай» получили все кому не лень: студенты целыми группами приходили! Эти дилетанты ведь имеют полное право приобретать настоящее оружие, пользоваться которым с умом их никто не научил.

Не знаю, анекдот или нет, но говорят, что такая же простая процедура получения документов на охоту есть в ещё одной стране – Гондурасе.

Одна надежда, что поручение Президента от 8 декабря 2016 года будет исполнено не формально, а предложения о совершенствовании порядка выдачи и аннулирования охотничьих билетов, о которых в нём говорится, выльются в законодательно установленное «обязательное изучение охотниками требований охотничьего минимума».

Я вот, ей-богу, голосую за установление экзамена и пересдачу охотминимума всеми охотниками страны!

   Текст: Андрей Сицко 

Фото: Михаил Кречмар 


Вернуться к содержанию номера

i-krass
Журнал читаю регулярно, но комментарий пишу впервые. Очередной раз поднятая тема охотминимума и целый ряд статей, рассматривающих данный вопрос с разных сторон, сподвиг на ответ. Точнее вопросы.
Почему в электронной версии журнала отсутствуют тексты статей Алексея Попова "Практический охотминимум: что это такое и кому это нужно?" и Дмитрия Дорофеева "Охотминимум или пустышка"? Может потому, что в них частично содержаться ответы на вопросы поставленные автором данной статьи и статьи "Каким должен быть охотминимум" Андреем Сицко и главной "русской чиновничьей" мысли этих статей "держать и не пущать!" ?
Согласен, в настоящее время россияне очень быстро получают доступ к оружию. Всего день обучения и человек получает "Свидетельство прошедшего обучение... правил безопасного обращения с оружием и приобретения навыков безопасного обращения с оружием". Учить надо дольше и подробнее, с обязательной отработкой навыков стрельбы. А дальше, как предложено в статье Дорофеева, получаешь разрешение, приобретаешь оружие для самообороны или идешь стрелять по тарелочкам. Решил стать охотником - сдай охотминимум, причем как предложено в статье Михаила Сидорова "Охотминимум, как он есть", состоящий из двух частей, "общероссийский" и "региональный", и получи охотбилет.
     Уважаемый Андрей Алексеевич, а если правительство страны внемлет Вашему призыву "Я вот, ей-богу, голосую за установление экзамена и пересдачу охотминимума всеми охотниками страны!"? Что будет в стране? Ведь необходимо рассматривать все стороны вопроса. Поинтересуйтесь у сотрудников лицензионно-разрешительной системы и сотрудников МВД, сколько за год "теряется" и "тонет" огнестрельного оружия? А сколько его "утонет" в случае предлагаемой тотальной пересдачи охотминимума?! Сколько неучтенного оружия окажется у населения? Сколько уголовных дел будет возбуждено и сколько народа пострадает?
     С детских лет необходимо, планово и всеобъемлюще знакомить, на практике, детей с природой (вспомним пионерию с турпоходами и ориентированием на местности). Воспитывать уважение и культуру обращения с оружием (вспомним хотя бы уроки НВП в школе). Каждый охотник был ребенком. И пожалуй, лучше решать вопросы с министерством образования сейчас, чем с МВД, потом.
Имя
an19drey70
Я полностью согласен с автором статьи и и автором отзыва. Но есть, так сказать и другая сторона медали. Многие охот хозяйства сами отворачиваются от обучения охотников. Я в этом году получил госбилет, прошел обучение, сдал экзамены, получил лицензию, купил оружие и вот настал момент идти на охоту, и есть и нет. При получение путевки обратился к председатель охот общества по оказанию помощи, как начинающему охотнику, в ответ были только усмешки, правда дал номер телефона егеря, который тоже в помощи отказал. Вот такая чехарда получается человек хочет учится, а его пинают как мячик, а кто как не опытные старшие товарищи должны оказывать шефскую помощь. Так и хожу посей день занимаюсь самообразованием и что из меня получиться в дальнейшем?.....
Имя

Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№8 (35) 2015 №6 (57) 2017 №7 (34) 2015 №9, Сентябрь, 2013 №5, Май, 2013 №7 (22) Июль 2014