Журнал

Нюансы профессиональной охоты в Англии

Меня приравнивают к профессиональному охотнику из-за возможности охотиться 2–3, а то и чаще, раза в неделю, но при всём этом количестве выходов показатели мои – не самые высокие. 

Нюансы профессиональной охоты в Англии

По местным меркам мой уровень добычи приравнивается к дилетанту, ну, может, чуть выше среднего.

Несмотря на это, для того чтобы свою продукцию можно было сдавать мясникам, продавать в рестораны или частным лицам, необходимо иметь немалый список квалификаций и сертификатов. Количество добытой мною дичи колеблется в зависимости от сезона, но в среднем в год:

· олень (лань/косуля) – от 80 до 100 голов (разделанных);

· голубь – от 200 до 800 штук (в зависимости от спроса);

· кролик – от 1500 до 3500 и выше (не все продаются, что-то уходит на корм перепелятникам и разводчикам хорьков);

· лисы – до 300 штук (в зависимости от угодий и того, как хорошо отстреливают соседние охотники).

Основываясь на цифрах, указанных выше, можно задаться вопросом: «Какова система контроля и договорённость с владельцами угодий?»

Я (как и основная масса охотников) имею право по соглашению с владельцами земли регулировать на их территориях численность копытных, являющихся охотничьими видами, а также вредителей – кроликов, лесных голубей, лис и др., – охотничьими видами не являющихся. Нелимитированный отстрел вредителей разрешён круглый год, в то время как копытные имеют открытый и закрытый сезоны. Любая продукция отстрела (равно как и охоты на оленей) по соглашению опять же с владельцем земли является моей собственностью и в некой мере оплатой моего труда по защите сельхозугодий и парков от потрав. Кстати, законодательство также разрешает мне проводить и коммерческие охоты на землях, владельцы которых дали на это своё согласие, опираясь на мою экспертизу и квалификации, т. е. я могу приглашать по своему желанию других охотников, за действия которых, разумеется, несу полную ответственность. Но это уже немного другая история, а пока – о том, что нужно в Англии, чтобы окупать расходы на охоту продуктами этой самой охоты.

Основные сертификаты для поставки дичи в пищу – это DSC 1 и DCS 2 (квалификации, которые подтверждают уровень подготовки и знаний охотника в таких аспектах, как закон о применении огнестрельного оружия, анатомия и болезни животных, подготовка туш и/или мяса к продаже и хранению, работа в населённых пунктах или возле них и ещё немало других нюансов). Что самое интересное, обе эти квалификации совместно и по отдельности дают право это делать, но... Как я узнал на собственном опыте в прошлом году за две недели до Рождества, для полноценной картины необходима маленькая формальность, о которой нигде не сказано. Это регистрация санэпидемстанции – думаю, пояснять не стоит. Как я об этом узнал? Да чисто случайно, по доброй воле какого-то близкого человека (я так и не узнал, кто этот добрый человек), который написал на мою личность доклад в эту структуру с просьбой обратить внимание на мои занятия. Доклад гласил: «Прошу вас обратить внимание на деятельность Алексея Ванькова, связанную с переработкой мяса диких животных, проживающего по адресу …. Меня, как законопослушного гражданина, волнует вопрос стерильности и гигиены места работы с тушей и её разделки. Мне известно, что Алексей хранит туши в холодильниках, расположенных в постройке у дома, и что разделка проходит на кухне. Меня волнует чистота рабочей поверхности, на которой происходит разделка, и применяемых инструментов. Также я знаю, что у Алексея маленький ребёнок и большая собака. Прошу вас навестить Алексея Ванькова в ближайшее время, так как у меня есть сведения, что он имеет в наличии тушу оленя и несколько десятков кроликов. Всё это будет разделано и ПРОДАНО на новогодние и рождественские праздники…»

Перевёл с английского самостоятельно, для дорогих читателей. Когда я увидел этот доклад, который мне предъявили на входе работники санитарно-пищевой службы, у меня в голове тут же появился маленький список людей, которые могли знать такие тонкие и специфические детали о моих холодильниках, помещении, собаке и так далее. Как вы понимаете, скрывать мне было нечего и бояться, соответственно, тоже нечего (жена, конечно, причитала). Я не нарушал закон, так как все бумаги, имеющиеся на руках, уполномочивали меня заниматься моим делом. Человек, который хотел мне «нагадить», надеялся, что свершатся его/её самые страшные ожидания. Но этого не произошло. У меня очень простой подход ко всему, чем я занимаюсь: «Если делаешь, делай так, чтобы все были в восторге». Качество моей продукции – лучшее, которое я видел: ни один мясник не проводит столько времени на разборке и упаковке мяса. Когда я начал этим заниматься, моим приоритетом был всего один фактор – качество. Я хотел делать так, чтобы люди стояли в очереди за моим товаром. Стреляя немалое количество оленей, кроликов и голубей, я не хотел иметь сложности с реализацией мяса. Разделка производится до уровня приготовления, то есть всё, что нужно сделать, – это открыть пакет и начать готовить. Вся работа сделана на высшем уровне и с лучшим результатом: я разделываю каждую тушу так, как я это делаю для себя, и «ни шагу в сторону». В итоге, если у меня есть оленина на продажу, я отправляю 5–6 СМС о наличии мяса и, как правило, в течение 15–20 минут всё оказывается продано: люди покупают с запасом, так как не знают, когда опять будет возможность приобрести мою продукцию.

Основная масса людей – потребителей дикого мяса знает охотников в лицо и по имени. Соответственно, моё имя стало мелькать всё чаше и чаше, и другим охотникам этот факт не очень пришёлся по душе. Например, люди, которые покупали оленину у одного охотника на протяжении 7–10 лет, начали обращаться ко мне. Поскольку я русский эмигрант, но имею все квалификации и больше огнестрельного оружия, чем многие из них, это уже вызывало их неприязнь и зависть, но как только я начал в сто раз лучше делать то, что они делали 10 лет как попало, и при этом зарабатывать деньги, это чувство перешло все границы. И вот именно это простое человеческое чувство под названием «ЗАВИСТЬ» толкнуло какую-то персону на этот доклад. После долгого разговора с представителями организации (которые, кстати, были приятно удивлены увиденным) мы решили, что всё-таки нужно сделать кое-какие небольшие изменения в обстановке станичник с холодильниками. Буквально месяц назад, в пятницу 20 октября, назло всем моим недругам я прошёл аккредитацию и теперь имею возможность не только поставлять и продавать мясо частным лицам, ресторанам и мясникам, но и торговать на рынках и всевозможных охотничьих и фермерских шоу.

Как говорит мой отец, «за что боролись, на то и напоролись!».

В первые годы начала моего охотничьего стажа один из друзей сказал мне: «Алекс, будь внимателен. Охотничий мир в этой стране полон предателей и завистников, которые пойдут на многое, чтобы заполучить твои угодья или выбить тебя из строя».

На тот момент я подумал, что это преувеличение… Сейчас я знаю, что это – ФАКТ. Конечно, не все охотники такие, но, как и везде, есть «сливки» общества, которые считают, что они лучше всех. Я же стараюсь на всё смотреть с позитивной точки зрения. «Всё, что делается, делается к лучшему!». 

  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить

Текст и фото: Алексей Ваньков 
Материал опубликован в "Русском охотничьем журнале" №1.2018. 


Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№10 (25) Октябрь 2014 №12 (63) 2017 №8 (23) Август 2014 №3 (42) 2016 №11 (62) 2017 №6, Июнь, 2013