Журнал

Об одном летнем открытии

После того как отгремят последние выстрелы весенних зорек, охотников обычно ждут месяцы томительного ожидания нового сезона, который для всех откроется по-своему.

Об одном летнем открытии

Кто-то будет бродить с легавой в поисках высыпок болотных куличков, а кто-то спрячется в камышах в ожидании ставших на крыло утиных выводков. На юге России для большинства активных охотников сезон открывается степной и полевой дичью: перепелом, голубями и горлицами.

Летом прошлого года, не убоявшись ростовской жары, к нам в гости собрались наши друзья из Нижнего Новгорода, с которыми мы побывали уже на многих совместных охотах, как в донских степях, так и в лесах Нижегородчины. Бывали пару раз они здесь и летом, охотясь на сурка. Однако рано или поздно приедается почти всё, тем более довольно однообразная и несложная охота на этого грызуна. На этот же раз было решено попробовать несколько разнообразить летнюю охоту. Суть идеи состояла в том, чтобы без значительных территориальных перемещений совместить охоту на сурка и на перепела. В такой постановке вопроса заключалось две сложности. Первая – в том, что сурок обитает в основном на севере и северо-востоке области, не сильно изобильном в отношении пернатой дичи. «Богатые» перепелиные охоты обычно получаются в районах, располагающихся на юго-западе региона, ближе к Азовскому морю.

Вторая сложность состояла в сроках охоты и сезонных особенностях жизни охотничьих животных. В 2017 году открытие охоты на сурка в Ростовской области было назначено на 15 июля. Активный выход байбаков на поверхность обычно достигает пика в июне, а ближе к концу июля и особенно в августе эти пухлые грызуны уже массово начинают залегать в норы, что делает охоту на них в разы менее результативной. При этом, несмотря на то что сезон охоты на сурков юридически длится аж до 30 сентября, даже в конце августа хорошая охота на него в наших краях – редкость. А уж о том, чтобы кто-то здесь успешно добывал сурков в сентябре, мне вообще не доводилось слышать.

Охота на степную и полевую дичь традиционно открывается с третьей субботы августа. Правда, законодательство даёт возможность открыться по пернатым несколько раньше – с 5 августа, при условии наличия собак подружейных пород, к которым отнесены легавые, ретриверы и спаниели. Причём такая охота может осуществляться не более чем тремя охотниками на одну собаку. Благо в нашей компании «нашлось» целых 3 подходящих собаки: две немецких легавых (сука курцхаара и кабель дратхаара), а также русский охотничий спаниель. Таким образом, оптимальные сроки напрашивались сами собой. 5 августа – тут и «досрочное» открытие по пернатой, и ещё можно застать на поверхности достаточное количество сурка.

С оптимальным местом же всё было несколько сложнее. Долгое время не получалось подобрать перспективное угодье для охоты по перепелу, но такое, чтобы сурок там тоже обитал в подходящих количествах. Стоит сказать, что в сельской местности в нашем регионе многие местные охотники на перепёлку почти не охотятся, считая такую маленькую птичку недостойной выстрела и не оправдывающей потраченных на неё боеприпасов. Поэтому поиски подходящего места проходили достаточно долго и мучительно. Тем не менее кое-как получилось подобрать угодья на северо-востоке региона, более или менее соответствующие нашим потребностям.

Итак, чуть больше тысячи километров пути – и нижегородцы прибыли на донскую землю. Началось всё для них с сурка. В пятницу утром, ещё до нашего приезда, они успешно добыли несколько этих грызунов. Особенно этому обрадовался самый старший нижегородец – Сергей Васильевич. На охоте в Ростовской области он побывал впервые, но когда-то давно добывал родственников нашего байбака – красных сурков – в Таджикистане.

Ближе к вечеру мы все встретились на заранее намеченном по координатам месте для полевого лагеря, неподалёку от которого утром предстояло охотиться на перепела. Ранее здесь никто из нас не был, и местность была знакома только по описанию местных «консультантов» и спутниковым снимкам из интернета. Представляла она собой просто свежеубранное поле с остатками стерни. Ограничено поле было посадкой низкорослых колючих деревьев, которые не давали никакой тени. Неподалёку от посадки располагался мелкий и изрядно заиленный пруд, где поился местный крупный рогатый скот. Вокруг пруда располагался луг, покрытый сухим степным разнотравьем. Днём температура переваливала за +40 °C, испаряя воду с поверхности пруда и иссушая почву вокруг него. Вечером, когда солнце приближалось к горизонту, становилось на пару градусов прохладней, но в воздухе появлялись полчища кровососущих насекомых. Что и говорить, место для стоянки было не самое комфортное. Тем не менее все были рады встрече и скорому открытию по пернатой дичи.

Утром началась первая для нижегородцев охота на перепела. Сначала почти безрезультатно побродив по стерне, мы переместились ближе к пруду, относительно влажная низина вокруг которого внезапно порадовала нас неплохим для таких мест результатом. Перепёлки регулярно взлетали с земли, покрытой невысокой травой. Как обычно, некоторые охотники с непривычки начали мазать даже по такой лёгкой цели, но вскоре все более или менее пристрелялись. Добычей стали почти три десятка птиц, которые должны были обеспечить вкусный шулюм к ужину. После окончания охоты было принято коллективное решение поискать для лагеря более комфортное место, поскольку перспектива ещё одной ночёвки посреди раскалённого поля никого особо не прельщала. В итоге для лагеря было найдено гораздо более привлекательное (как нам тогда показалось) место на берегу местной неширокой речки, в которой хотя бы можно было более или менее нормально искупаться. Правда, непосредственно до места охоты оттуда было километров 30, но за возможность купаться и расположиться в какой-никакой тени мы готовы были потерпеть лишнее время дороги.

Теперь наш лагерь поместился в пойме реки, на небольшом песочном пляжике, окружённом группой деревьев. Проблема была в том, что в силу особенностей сельского хозяйства данной территории вокруг паслись многочисленные стада овец. Соответственно, вся поверхность земли была буквально засыпана продуктами их жизнедеятельности, которых было настолько много, что не нашлось бы, наверное, и половины квадратного метра площади, свободной от них. Ещё хуже было то, что какие-то охотники на сурков, стоявшие на этом же месте с неделю назад, не потрудились тщательно убрать за собой продукты первоначальной обработки продукции охоты. По всему периметру пляжа валялись то отрезанные лапки, то обрезки шкурок с жиром, то кусочки вообще каких-то непонятных субстанций. Всё это, вместе с уже упомянутыми продуктами жизнедеятельности мелкого рогатого скота, создавало непередаваемый аромат. Причём поначалу мы как-то не обратили на него пристального внимания, поголовно сорвавшись купаться в реке и завтракать тут же на берегу. И только через час-другой наступило понимание, что в предыдущем лагере всё было не так уж и плохо.

Тем временем жара усилилась, ударив с какой-то просто нечеловеческой испепеляющей яростью. Спрятаться от неё можно было только в одном месте – в речке, чем мы и старались максимально воспользоваться, проводя в воде большую часть времени. Даже поставили несколько пластиковых стульев на дно таким образом, чтобы сидящим на них людям вода доставала до подбородка.

А в самый разгар дневной жары где-то на пригорке километрах в двух от воды возник природный пожар. Горячий сухой ветер дул достаточно сильно, и спустя некоторое время мы стали понимать, что пламя не обойдёт стороной наш лагерь. Позвонив пожарным и объединив усилия с несколькими селянами, приехавшими искупаться в речке, мы начали пытаться остановить огонь. Вскоре на помощь прибыла пожарная дружина из сельского поселения, вооружённая помповыми огнетушителями, а через некоторое время к ним присоединились и «настоящие пожарные» на специализированной технике. В общем, наш лагерь мы спасли, а другую часть пожара, ушедшую в противоположную сторону речной долины, спасатели тушили несколькими машинами до самой ночи.

Кое-как перетерпев пик дневной жары, часть охотников решила сосредоточиться на отдыхе и приготовлении шулюма из добытых перепёлок. Мы же с двумя нижегородцами, Алексеем и Сергеем, втроём решили попробовать поохотиться на вяхиря. Выдвинувшись на поиски подходящего места для охоты, мы увидели пару сухих ветвистых деревьев, растущих на берегу реки метрах в ста друг от друга. Как раз такие деревья служат местом отдыха для вяхирей, поэтому в кустах под ними было решено устроить засаду. В итоге, подходя к деревьям, мы вспугнули пару голубей, что подтверждало наши предположения о перспективности этого места.

В это время сезонная миграция вяхирей, конечно, ещё не началась, поэтому за весь вечер произошла всего пара налётов, при одном из которых Алексей взял-таки молодого вяхиря, ставшего, кстати, его первым добытым диким голубем.

На следующее утро несколько человек из нашего лагеря уехали в соседнее хозяйство охотиться на сурка, а оставшиеся вновь вернулись на место вчерашней перепелиной охоты. В этот раз, к слову сказать, охота пошла ещё удачней. Небольшие, но очень вкусные птички исправно взлетали под выстрелы и так же исправно падали после них. Собаки не давали подбитым перепёлкам затеряться в пёстрой растительности. За пару часов с рассвета, пока жара не успела вступить в свои права полноценно, мы добыли ещё более трёх десятков птиц. Результат пусть и не выдающийся, но вполне приличный для этих не совсем перепелиных мест.

Традиционно сфотографировавшись на память, мы помогли нижегородцам подготовить добытую дичь к долгой транспортировке, а затем попрощались с ними до следующей совместной охоты, которой вновь предстояло случиться в нижегородских лесах. Но это уже совсем другая история.

Текст: Михаил Сидоров

Фото: Автор, Алексей Сутырин, Сергей Сутырин 

  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить

Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№7 (22) Июль 2014 №6 (33) 2015 №10, Октябрь, 2013 №7, Июль, 2013 №2 (65) 2018 №5 (56) 2017