Журнал

Фазан, или Охота королей

В каждой стране есть свой любимый, что называется, «народный» вид дичи. В России это утка, если говорить об охоте на водоплавающих. В Англии это, конечно, фазан.

Фазан, или Охота королей

Вернее, даже не так. Есть в Англии клубы охоты на водоплавающих, где любой простой смертный может купить годовую лицензию за очень скромные деньги и охотиться на утку и гуся в устьях рек и на прибрежных морских разливах шесть месяцев в году – с сентября по февраль. Охота эта доступна, хотя и тяжела физически: попробуй пробраться на болота в темноте ночью до рассвета, когда грязь засасывает по пояс мгновенно, если сбиться с натоптанной тропки. Так что охота на утку и гуся, хотя и вполне общедоступна в Англии, постепенно отошла на второй план и уступила первенство охоте на фазана.

Здесь, конечно, надо оговориться. Утки и гуси, на которых охотятся на болотах и заливах рек в Англии, – дикие. Они прилетают в огромном количестве из Восточной Европы и России сюда на зимовку. И в течение дня кочуют от лужаек с зеленью и посевами, где они кормятся, на реки и прибрежные разливы, где они также кормятся, чистят перья и купаются. Из России, например, прилетают сюда огромные стаи свиязи. Одна из самых запоминающихся моих охот была, когда я два года назад попал на лет свиязи и перевидал несколько тысяч этих красивейших уток, пролетающих надо мной утром в сторону моря.

084.JPG

Так вот, в отличие от уток, фазан, конечно, никуда не улетает. И не только потому, что фазан – птица оседлая и не мигрирует. Но и потому что он, просто-напросто, разводной.

Да, к сожалению, охота на диких пернатых на острове уже давно уступила пальму первенства охоте – ну как её назвать? – «не дикой», наверное. Причина этого даже не в том, что дичи становится мало. Или что англичане стараются беречь природу. Объяснением, как это водится в Англии, могут служить традиции. В принципе, считается, что фазан был завезён в Англию из Азии где-то на стыке первого и второго тысячелетия. Где-то тогда, когда была основана Москва. Ну или даже чуть раньше. Но никакой особой популярностью охота на него пользоваться не могла. В Англии обожали охоту с гончими, и была такая охота, безусловно, уделом только знати и богачей. Одно содержание своры – нескольких десятков или даже сотен гончих – удовольствием было недешёвым. Что же говорить о лошадях! Кроме того, такая охота требовала размаха погони – а значит, большого количества земель. А где их взять, эти земли, если только ты не знатный лорд, наследующий громадные угодья из поколения в поколение?

Ситуация резко поменялась в XIX веке, когда появились надёжные и удобные дробовики, которые сделали охоту на пернатых, а вместе с ней и стрелковый спорт, новым увлечением знати. Можно, конечно, было охотиться на диких уток и гусей, благо недостатка в них никогда в Англии не было. Но опять-таки условия охоты – болота и грязь – не совсем подходили для изнеженных дворян. Да и, кроме того, несмотря на обилие дичи, гарантию на такую охоту всё равно не выдашь. Улетела утка – и всё тут!

Другое дело – фазан. Этот никуда не убежит и взлетит по первому приказу. Вот и стали плодиться в Англии охотничьи хозяйства с разводными фазанами как грибы после дождя. Самый пик таких охот пришёлся на эпохи королей Эдуарда Седьмого и Георга Пятого – где-то с 1900 по 1930 годы. Оба очень любили охоту и проводили на ней со своим двором немало времени. Оба короля были прекрасными стрелками. Рекорд одной из таких охот вспоминают до сих пор: 18 декабря 1913 года Георг Пятый подстрелил более 1000 фазанов на охоте, где в общей сложности было добыто более 4000 птиц. Дневники знатных охотников той поры просто поражают. Отрывки из них опубликованы в книге «Великие стрелки», посвящённой эдвардианской эпохе, то есть периоду правления Эдварда Седьмого. Некоторые цифры там просто запредельные – например, 34 тысячи фазанов за год подстрелено одним из лордов. Прибавьте к этому тысячи уток и куропаток, и станет понятен размах охот того времени.

Dog2.PNG

Многие из этих хозяйств сохранились и устраивают колоссальные охоты и по сей день. Такие хозяйства, как Sandringham или Blenheim Palace, где родился и охотился Уинстон Черчилль, до сих пор проводят роскошные охоты. Многие охотничьи замки, правда, перешли в собственность новых иностранных владельцев. С развалом английской империи во второй половине XX века могущество и богатство знати заметно снизилось. Многие семьи, пытаясь свести концы с концами, продали свои фамильные замки в Шотландии и Йоркшире, и теперь их владельцами зачастую являются арабские шейхи и наши нефтяные богачи.

Организация фазаньих охот – дело трудоёмкое и затратное. Каждый год в Великобритании выращивают – или «выпускают на волю» – около 36 миллионов птенцов фазанов. И примерно столько же отстреливают за сезон охоты с начала октября по конец января. Каждый птенец под выпуск стоит от двух до пяти фунтов, в зависимости от удалённости хозяйства от фермы и количества закупаемых птенцов. Ценник на взрослых птиц при проведении охот колеблется от 25 до 40 фунтов за штуку. Основные хлопоты разведения связаны не с погодными условиями. В этом смысле Великобритания – страна достаточно стабильная. Заморозки в мае бывают редко, так что большая часть потомства выживает. Проблемы связаны скорее с умением сохранить птиц на ограждённой территории, чтобы они никуда не сбежали. Если хорошо кормить птенцов, то никуда они, конечно, от еды не денутся. Но есть нюансы. В отличие от России, фазанов выпускают не за два часа до охоты. Так они просто никогда не научатся летать и даже под собакой будут сидеть до последнего. Выпускают их всем скопом в июне – июле, и к сентябрю – октябрю фазан уже вполне дичает и хорошо летает.

Я на фазанов чаще всего охочусь в графстве Кент – всего лишь в 45–60 минутах езды от Лондона. Плотность охотничьих хозяйств там очень высокая. Так вот, владельцы и егеря мне часто жаловались, что их фазанов увели – а проще говоря, украли – соседние хозяйства. Но кто это сделал и как – понять невозможно. Жалобы обычно выглядят так: «Было у меня при выпуске 12 тысяч фазанов. Всё было отлично до августа. А потом в одно прекрасное утро осталось тысяч 9. Кто-то прикармливал птиц из-за ограды, а потом вырезал кусок рабицы и увёл их куда-то». Получается как по шекспировскому «Гамлету»: «Прогнило что-то в Датском (в данном случае Британском) королевстве».

Итак, птенцы выросли, и приходит пора праздника открытия охоты. На фазанов охота открывается первого октября. К этому времени многие охотники уже получили возможность улучшить навыки стрельбы: с начала сентября в Англии открывается сезон охоты на куропатку. Их также выпускают многие хозяйства, но в меньшем количестве, чем фазанов. Надо сказать, что охота на фазана давно перестала быть в Англии привилегией богачей. Конечно, знати и её охотам пресса до сих пор уделяет немало внимания. В этом году, например, пресса не переставала писать о том, пойдёт ли принц Гарри на фазанью охоту на Рождество, как во все предыдущие годы. Дело в том, что в этом году Гарри женился на американской актрисе Меган Маркл, которая оказалась большой противницей охоты. Ну, слава богу, всё обошлось. Всё же пошёл Гарри на охоту на Рождество. Видно, нашлись у королевской семьи резоны убедить Меган, что традиции – это важно. Но помимо Гарри и других повелителей мира сего, охотятся в Англии на фазана и простые смертные.

Многие рядовые охотники создают маленькие синдикаты задолго до начала сезона – в апреле – мае: договариваются с егерем о том, сколько птиц они готовы купить и выпустить, вносят вполне разумные деньги, которые покрывают закупку птенцов, кормёжку и расходы на егеря. И когда приходит сезон, синдикат прекрасно стреляет фазанов по экономной цене. Обстановка на таких «простых» охотах крайне расслабленная. Если на «больших» охотах принято одеваться в галстуки, рубашки, пиджаки и специальные гетры, то на «простых» охотах многие одеваются в обычный камуфляж. Это намного удобнее, поскольку на таких охотах нет загонщиков: охотники делятся на две группы и чередуются. Почти как у нас на лосиных и кабаньих загонах. Одни идут в загон, а другие стреляют. А в следующем загоне меняются местами.

pheasant 2.jpg

Мне случалось бывать и на «больших» охотах, и на «малых», а соответственно, и в загонах. Загон на фазаньей охоте – это очень интересное и увлекательное мероприятие. Как я уже писал в прошлых номерах журнала, больше всего на охоте на фазана в Англии ценится дальний, сложный выстрел. Если фазан налетел в пределах 10–15 метров, стрелять его никто не станет. Это происходит потому, что охота обычно ограничена каким-то количеством птиц – 50, или 100, или 150, – а потому все стараются получить прежде всего удовольствие от красоты процесса, а не от того, как быстро удастся достичь лимита добычи.

Фазаны живут в лесах и кустарниках. Охотников расставляют на крутых склонах около этих лесов и перелесков. Обычно количество стрелков не превышает десяти. А количество загонщиков варьируется от 10 до 30 – в зависимости от сложности и размаха охоты. Загонщики идут по лесу, кричат и стучат палками. Загон может быть длиной от нескольких сот метров до километра, но задачей любого загона является концентрация как можно большего количества птиц в глухом месте – буреломе или густом кустарнике, – откуда будет только один выход: взлететь и полететь в сторону стрелков. Именно правильная постановка загона гарантирует, что птицы полетят во все стороны на всех стрелков без исключения. И хотя в каждом загоне есть более и менее удачные номера, обычно никто без выстрела не остаётся.

Любая охота – и «большая», и «малая» – начинается с завтрака и инструктажа охотников, а также жеребьёвки номеров. После каждого загона – а их в течение дня удаётся сделать пять или шесть – охотники меняются номерами. При этом о полной справедливости говорить, конечно, не приходится. И смешных историй вокруг этого – просто полно. Есть у меня знакомый – Фил. Он стреляет как бог. Как и все, Фил будет стрелять только сложных, далёких птиц. Но поскольку он практически никогда не промахивается, в конце дня приходит неутешительная статистика. Из 120 фазанов, подстреленных командой из 10 охотников, на долю Фила приходится 50 или 60 фазанов. То есть, заплатив за одного охотника, Фил обычно стреляет за пятерых. Но никто не протестует – так уж заведено. Любой егерь всё равно скажет, что нужно просто учиться стрелять.

Дальний выстрел на фазаньих охотах – это вообще отдельная история. В России человека, который стреляет «не в меру», принято, мягко говоря, журить. В Англии же всё наоборот. Журить будут того, кто подстрелил «лёгкого» фазана. И совсем не будут ругать того, кто пытается сбить птицу на высоте 70–80 метров. Это, на мой взгляд, отдаёт каким-то неуважением к добыче. Но добычу тут домой всё равно никто не забирает. Егеря её обрабатывают и отправляют на продажу. У Фила был эпизод, когда в одном из самых элитных – из-за сложности стрельбы – хозяйств Йоркшира у него было одномоментно в воздухе четыре подстреленных фазана. У него был помощник, который перезаряжал его ружья. Фил сделал успешный дуплет по паре, и пока они падали, он схватил второе ружьё у помощника и сделал ещё один успешный дуплет. Стоявший рядом егерь ему аплодировал.

Помимо сложности стрельбы, поражает ещё на таких охотах и топография. Глубокие ущелья Йоркшира и крутые холмы Уэльса делают такие охоты очень красивыми. Но всё же ощущение некоторой искусственности не покидает. Ведь птицы разводные, а не дикие, говоришь ты себе. Ну чем такая охота отличается от стрельбы на стенде?! Кроме того, регулирование добычи очень похоже на поход в магазин. За исключением последнего дня охоты в сезоне, когда ограничений на отстрел нет, в другие дни охота прерывается немедленно после того, как команда достигла лимита. И неважно, что все ещё предполагали сделать как минимум пару загонов. Потому и ездить я на такие охоты стал намного реже. Один раз в год на куропатку, и один раз на фазана – вполне достаточно. То ли дело на уток и гусей на морских болотах! Об этом я расскажу в следующий раз.


Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№11 (73) 2018 №8, Август, 2013 №8 (35) 2015 №2 (65) 2018 №5 (68) 2018 №11, Ноябрь. 2012