Журнал

Гималайский тар, или Пешая прогулка по Гималаям

В Непал я собирался много лет, и всё время чего-то не хватало. То лицензии на голубого барана, то на гималайского тара. Осенью 2018 года с одним из российских аутфитеров дело дошло даже до подписания контракта, уже собирался лететь, но в последний момент охоту не подтвердили – сказали, что лицензии на тара нет. А он был моей главной целью охоты в Непале: голубого барана я к тому моменту уже добыл в Пакистане. Поэтому решено было перенести охоту на весну.

Гималайский тар, или Пешая прогулка по Гималаям

В феврале 2019 года, на конвенции клуба «Овис» в Лас-Вегасе (Grand Slam Ovis Club), через всё ту же российскую компанию-посредника «Прохант» (Максим Воробьёв) я выкупил охоту и подписал контракт – 10 дней охоты и три трофея: гималайский тар, голубой баран и индийский мунтжак (его также часто называют лающий олень – barking deer: небольшое животное размером с собаку). Баран мне, в принципе, был не особо нужен, но в довесок к тару его предлагали очень недорого. В процессе переговоров я несколько раз подчёркивал, что основной трофей – тар и охота должна начаться именно с него, а только потом всё остальное. И вот за несколько часов до вылета (!) меня оповестили о том, что охота подорожала… на 80%! А я специально ещё в Лас-Вегасе несколько раз уточнял: «Ничего не подорожает?» Ведь там были и другие аутфитеры, и на аукционе можно было купить охоты дешевле, но я тогда доверился вроде бы уже испытанному, по словам Воробьёва, аутфитеру по Непалу – Амрит его имя. И вот, ссылаясь на этого Амрита, мне стали рассказывать, что цены поднялись, условия поменялись, аукционы теперь все по новым правилам будут и вообще всё будет по-другому… мягко говоря, я был удивлён, и сразу сказал, что в таком случае не поеду! Тут началось: «Не, ну тогда можно без вертолёта… Вы только не отказывайтесь!» Долго меня убеждали, предлагали какие-то варианты (там машиной, там чуть-чуть вертолётом, а остальное – пешком…). В итоге я сказал, что, во-первых, только вертолёт – и это не обсуждается, а во-вторых, так и быть – дам ещё 5 тысяч долларов, а дальше как хотите… И после долгих раздумий – за три часа до вылета – аутфитер охоту всё-таки подтвердил.

IMG_3227.JPG

Прилетели в Катманду утром, весь день ушёл на оформление оружия, разрешений, но всё равно вылететь в лагерь в тот же день (как планировалось) не получилось: на следующее утро и до обеда Амрит ещё оформлял сами лицензии! Но в два часа дня мы всё-таки вылетели, два часа лёта – и небольшой вертолёт сел у деревни. Как оказалось, лагерь был выше, на 3200 м, но с тремя пассажирами и полной загрузкой пилот на такой высоте сесть не рискнул. Он специально спустился ниже, до отметки ровно 3 км, высадил двух пассажиров, забросил меня и груз на гору и только потом вернулся за оставшимися пассажирами! Разбили лагерь, я проверил пристрелку винтовки.

На следующее утро вышли не очень рано, шли довольно долго, перешли два сложных перевала около 4000 м высотой и в районе обеда увидели вдалеке баранов. До них было не более 2 километров и максимум два часа ходу по моему опыту (37 трофеев разных видов баранов и 35 – горных козлов. – Прим. ред.). но спутники мои, включая самого Максима, упёрлись: сегодня не дойти! Долго спорили, но так и не удалось их переубедить, хотя бараны были вот они – дошли бы без проблем. Но… пришлось согласиться на завтра. Разбили лагерь, переночевали, с утра вышли затемно, чтобы подняться по тёмному ещё, даже рановато получилось: сидели ждали, чтоб рассвело… и в итоге никого не увидели. Ещё и погода испортилась: поднялся ветер, дождь. Досадно: вчера отличная погода была, надо было хотя бы попробовать выйти к тем баранам. И только в конце дня Амрит признался: «Да у нас просто не было лицензии: мы с сегодняшнего дня могли только охотиться…» Оказалось, день после прилёта охотиться нельзя, но никто об этом заранее не предупредил.

IMG_3502.JPG

За день мы ушли довольно далеко, и, чтобы не спускаться в лагерь, Амрит связался с носильщиками – чтобы они перенесли лагерь ближе к нам. Кстати, общались они там в основном не по рации даже, а по мобильным! Наши телефоны вообще ничего не ловят, у спутникового телефона тоже проблемы со связью, а их местные симки – работают везде в горах! На другой день один проводник ушёл вперёд нас и через час сообщил, что нашёл баранов. Мы поднялись к нему и действительно увидели баранов. Дистанция метров 250, но в последний момент животные то ли нас учуяли, то ли услышали. В общем, они встали и начали довольно быстро уходить. Первый выстрел – говорят: «Промах». Хотя я и сейчас уверен, что попал. Хорошо, что дальше стрелял по тому же барану: после того как он упал, в нём нашли три попадания. Оставалось ещё минимум полдня, чтобы продолжить охоту. Тем более в процессе переговоров и заключения контракта мне не раз приводили в пример охоту одного знакомого, который был у Амрита с Воробьёвым передо мной и добыл всё за один день! В одних и тех же угодьях! И у меня в контракте было специально указано: «Прилетаем, два дня идём, 8 дней охотимся». Именно охотимся – восемь дней! А тут после добычи второстепенного трофея мы начали спускаться – шли до вечера, шли весь следующий день, шли ещё целый день и только на четвёртый (!) день, после пятнадцатичасового перехода, уже в темноте, пришли, наконец, к месту охоты на тара… Полна неожиданностей оказалась эта поездка.

Да и сама охота оказалась физически нелёгкой. На перевалах ещё лежал снег глубиной до 1,5 метров. Выходить поэтому приходилось очень рано, задолго до рассвета – пока замёрзший за ночь наст ещё держал. И всё это на приличной высоте…Я вообще горной болезни не особо подвержен, но тут каждое утро ещё в спальнике пульс был под 90, а стоило перейти к активности, прыгал до 165 и выше. Но всё-таки на четвёртый день пешего перехода по горам уже по тёмному мы пришли на место и поставили лагерь. С утра вышли на охоту и через некоторое время обнаружили таров: двух самок и молодого самца. Трофей был скромный, но легальный, а я ещё очень хотел поохотиться на мунтжака; времени со всеми этими накладками и переходами уже было потеряно гораздо больше, чем оставалось на охоту, поэтому я сказал, что никаких других таров искать не надо, я готов стрелять этого. Подкрались мы к этим тарам метров на 250, и, как назло, самец куда-то скрылся: самок видим, а самца нет. Ждали час, два, три… Самца нет. Понимаем, что он всё равно где-то рядом с самками, и если они двинутся, то и он должен показаться. Я предложил их спугнуть – мы привстали, они нас увидели и пошли. 250 метров – по идущим спокойно можно стрелять. Но только опять самок видим, самца – не видим! А потом и самки пропали, причём казалось, что им просто некуда скрыться. И всё-таки то ли они за какую-то скалку зашли, то ли расщелину, которую от нас не было видно. Мы опять долго ждали, потом послали человека, чтобы снова попытаться их толкнуть, но так ничего и не увидели: тары словно сквозь землю провалились.IMG_3800.JPG


От лагеря мы снова ушли довольно далеко, поэтому, как и в прошлый раз, связались с носильщиками, чтобы они поднялись в нашу сторону. Надо отдать им должное: лагерь собирался, переносился и разбивался очень быстро. Единственный минус – надо было утром каждый раз собирать все вещи в рюкзаки, чтобы они были готовы для переброски. Мы немного спустились, а группа сопровождения немного поднялась нам навстречу. Ещё одна ночь на южных склонах Гималаев прошла спокойно, а с утра снова испортилась погода. Тем не менее с утра мы вышли на охоту и часам к трём дня всё-таки нашли большую группу таров: штук 15 самок и двух далеко не рекордных самцов. Это был десятый день пребывания в Непале, и я. конечно же, готов был стрелять одного из них. Дистанция была метров 350, но животные вдруг начали двигаться: непонятно было, то ли сами по себе, то ли всё-таки от нашей группы. Мы обошли гору с другой стороны и примерно через час пересекли путь движения животных. На этот раз расстояние было около 180 метров. Но самцы были молодые, цветом мало отличались от самок (старые тары – почти чёрные), и трудно было определить: который же из них самец? Животные вроде бы снова собрались уходить, но тут я, наконец, увидел, что один тар нюхает самку. «Этот?» – «Да, стреляй!» Один выстрел – всё, охота на тара закончилась. Трофей был далеко не рекордный, но до вылета оставалось всего два дня, и поиск какого-то более интересного трофея мог запросто закончиться возвращением вообще без тара. Как охота в Непале одного моего хорошего знакомого Константина Попова. Или одного немца, который в Лас-Вегасе рассказывал, что также от Амрита вернулся без тара: ему просто сил не хватило на все эти бесконечные переходы на приличной высоте – 4–4,5 и выше тысячи метров. А я тем более всё-таки ещё не терял надежды добыть и мунтжака…

На следующий день мы спустились в деревню – Дхорпатан, разместились и вышли в угодья. Мунтжаки, по словам организаторов, водятся не высоко в горах, а ближе к долинам, вокруг деревень. Действительно, уже на границе сумерек мы увидели первого оленя. Дистанция была метров 450, далековато для вечернего времени, тем более мунтжак двигался вроде бы в нашу сторону. Но в итоге он зашёл в лесок, и мы его потеряли. Следующий день снова прошёл впустую: место, в котором мы караулили выход мунтжаков, посетило лишь несколько самок, и вдалеке метров за 700 один раз показался молодой самец. На очередное утро собрались в другое место – вышли затемно, часа 2 поднимались… Я уже думал, что всё – завтра при любом раскладе улечу, сил уже просто никаких не оставалось. Часов пять наблюдений снова ничего не дали, в какой-то момент разделились, и тут я вижу: выходит мунтжак! Метров 450. Шёпотом зову проводника и гейм-скаута (представителя госдепартамента, сопровождавшего нас всю охоту). Осмотрели вместе: да, самец, да, можно стрелять, а олень тем временем ложится отдыхать! Отлично, сейчас обойдём, выйдем метров на 200, оставим только одного из помощников с трубой наблюдать. Взяли рации и пошли – через какое-то время вызов от помощника: «Я его больше не вижу, он куда-то делся…» Вот невезуха: вроде лёг, что ему не спалось? В общем, примерно представляя, где он был и где может быть, стали искать. Ходили-ходили, и минут через сорок я смотрю: идёт! Вижу, что точно самец – тут же вкладываюсь, стреляю, и мунтжак добыт. Дистанция также была небольшой для горной охоты, метров 230, с этим хоть всю охоту везло.

Быстро спустились, вызвали вертолёт. Амрит опять начал юлить: говорит, непогода, вертолёт может только до Покхары забросить, а оттуда на другой день нас заберут на машинах. (Покхара – курортный городок в долине Анапурны, 170 км от Катманду, но скорость движения по практически единственной автодороге Непала, связывающей запад с востоком, может быть крайне низкой: дорога от Покхары занимает обычно 5 часов. – Прим. ред.) Амрит вообще всю охоту постоянно пытался на всём накрутить, а тут видно было, что ему просто очень хотелось сэкономить на вертолёте. Быстро собрались, прилетел небольшой вертолёт – полетели. И на подлёте к Покхаре я по громкой связи, так, чтобы и пилоты слышали, говорю: «Амрит, смотри: погода вроде наладилась. Полетели до Катманду. Я доплачу». Он: «Хорошо. Сейчас только сядем, дозаправимся – и полетим…» В общем, в тот же вечер я каким-то чудом успел на самолёт в Москву, несмотря на все временные трудности, очень довольный охотой! Все три трофея были добыты, отлично показал себя весь персонал лагеря и проводники – всё слажено, всё быстро, с огромной самоотдачей. Как было не отблагодарить их щедрыми чаевыми?

IMG_3579 (1).JPG

И всё-таки, о чём стоит знать, собираясь в Непал. Для охотничьего туризма здесь открыт один район на западе страны – охотничий заказник Дхорпатан (Dhorpatan hunting reserve) площадью более 1300 кв. км. Заказник разбит на семь зон, в пяти из которых тар и голубой баран встречаются вместе, и рассказы о том, что они были добыты в один день охоты – отнюдь не выдумка. Но конкретные такие места занимают далеко не всю площадь угодий, поэтому заранее надо уточнять, в какой зоне предстоит охота и смотреть уже отзывы конкретно по этой зоне. Иначе 2/3, а то и больше запланированного на охоту времени можно потратить на неоговорённый заранее и совсем не прогулочный «трекинг». Кроме гималайского тара, голубого барана и мунтжака, в Дхорпатане также можно встретить горалов, сероу, гималайского медведя, леопарда... Горалов и сероу мы, кстати, видели, но охота на них закрыта.

Питание традиционное также довольно специфичное: рис и овощи. Курицу мы ели только один раз – по прилёте. Если такое меню лично вам не подходит, надо специально оговаривать его заранее. Ну и отдельным не самым приятным моментом было постоянное стремление принимающей стороны – Амрита – выпросить ну ещё хоть что-нибудь. Однако, хоть эта охота и была непредсказуемой практически до самого последнего дня, в целом она оказалась очень трудовой, интересной и очень красивой.

Автор текста и фото Александр Егоров. Записал Алексей Попов



Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№4 (78) 2019 №8 (23) Август 2014 №9 (72)2018 №5 (32) 2015 №11 (50) 2016 №9 (24) Сентябрь