Журнал

Стрелять гуся весной? Можно, но сложно.

Опыт Латвии в восстановлении весенней охоты на пернатую дичь.
Как известно, страны, которые присоединяются к Европейскому Союзу (ЕС), вливаются и в правовое пространство объединения стран и обязуются полностью принять одни требования и согласовать с местным законодательством другие. В соответствии с директивой Европейского парламента «О сохранении диких птиц» охота в весенний период в Латвии запрещена.

Стрелять гуся весной? Можно, но сложно. Борьба за восстановление охоты на водоплавающую дичь весной велась очень долго. В сущности, со вступления в Союз организации, объединяющие охотников, и сами охотники искали способы и возможности, но таких было немного. До 2020 года единственной возможностью получить разрешение на отстрел было доказать, что перелётные птицы – гуси разных видов – наносят ущерб посевам. Требовалось заявление с доказательствами. Однако тут речь не только о фотографиях и заявлений владельца сельхозугодий. На место должна была выехать комиссия в составе нескольких человек, представляющих местную власть, Управление по охране (УОП) природы и Государственную лесную службу (ГЛС). Установив объём потрав, комиссия удалялась на совещание. В большинстве случаев разрешение на отстрел не давалось, а если и давалось, то с большим опозданием. После изучения статистики наносимого ущерба и объёма выплачиваемых государством компенсаций, а также опросов земледельцев, были собраны необходимые доказательства и аргументы, которые дали возможность внести изменения в эту процедуру. Благодаря тесному сотрудничеству охотничьих организаций и Сейма земледельцев Латвии, объединяющего почти всех представителей отрасли, в 2020 году была изменена процедура выдачи разрешения на охоту на гуся на потравах. Процесс стал немного проще, и разрешение можно получить вовремя. Владелец посевных территорий ещё зимой должен написать заявление в Управление охраны природы, в котором изложен опыт предыдущих лет, объём потрав, виды посевных культур и другие данные. Заявление рассматривается комиссией. Если разрешение выдано, на этом поле можно охотиться – только на конкретной территории, кадастровый номер которой указан в заявлении, поданном в УОП. Требуется посылать в УОП фото гуся до и после выстрела, а потом подготовить отчёт и тоже послать в службу.

В этом году было разрешено охотиться только на гуся-гуменника и на серого гуся. В общей сложности было разрешено добыть 1000 экземпляров обоих видов по всей Латвии. Разрешения были выданы 140 хозяйствам. Однако процедура отчёта об охоте настолько сложна, что из 1000 гусей в 2020-м была добыта только пара десятков. Данных по добыче этого года ещё нет.

Статистика последних лет и растущее беспокойство фермеров по всей Европе показывают, что меры сохранения, введённые Директивой о птицах, включая запрет на охоту весной, оказались успешными и дали отличные результаты. Популяции многих видов птиц, в том числе гусей, быстро растут. В то же время стаи перелётных птиц наносят фермерам убытки в миллионы евро. В ответ на меняющуюся ситуацию была создана Европейская платформа управления гусем под эгидой Соглашения об охране афро-евразийских мигрирующих водоплавающих птиц (AEWA). Согласно этому соглашению разрабатываются планы управления популяцией серого гуся и белощёкой казарки (в отличие от Эстонии, в Латвии этот вид не включён в список охотничьих видов) для Европы, в которых подчёркивается, что на гусей нужно больше охотиться.

Официальные лица многих других стран ЕС также высказывают озабоченность. Если раньше птицы этих видов гнездились только в арктических регионах России и зимовали в Западной Европе, то теперь они всё чаще гнездятся в других местах Европы. По данным сайта Датского центра окружающей среды и энергетики, количество других видов гусей ежегодно увеличивается на 10%. Международная организация BirdLife также сообщает об увеличении популяций ряда видов гусей, нанесённом ими ущербе и увеличении суммы компенсации, выплачиваемой фермерам, во всём ЕС. Согласно данным BirdLife, в Европе насчитывается около миллиона серых гусей и полтора миллиона белощёких казарок.

В сезоне 2017/2018 года впервые подтверждена зимовка серых гусей в Латвии. Гуси этого вида здесь же и гнездятся. Наблюдения орнитологов показывают увеличение местной популяции серого гуся. Например, природоохранная территория озера Папе – один из наиболее важных пунктов отдыха на Балтийском миграционном пути. «Пути миграции гуся не менялись на протяжении многих сотен и тысяч лет. Минимальные объёмы добычи гуся весной, на которые скрепя сердце согласилось УОП Латвии, не могут изменить карту путей весенней и осенней миграции гуся», – говорит специалист по природоохранным проектам и многолетний сотрудник парка озера Папе Интс Меднис.

В Латвии за ущерб, нанесённый посевам за предыдущие два года, было затребовано и выплачено компенсаций в общей сложности на около 3 млн евро. А это немало для такой маленькой страны. Благодаря актуализации вопроса об ущербе, наносимом стаями мигрирующих птиц, с каждым годом возрастает объём запросов на получение компенсаций. Например, если в 2016 году объём официально зарегистрированного ущерба был 187 000 евро, то в 2019-м он достиг 1 291 000 евро. «Владельцы небольших угодий раньше не жаловались, а просто пересевали поеденные гусями участки. Теперь появилась надежда, что и нам выплатят компенсации», – сказал один из землевладельцев Салдусского района. Согласно данным одной из самых крупных страховых компаний Латвии, BTA Baltic Insurance Company, запросы на страховые компенсации в 2021 году выросли на 73%. До середины апреля было подано 180 заявок. Средний объём запроса – 8000 евро, а самая большая сумма ущерба – 30 000 евро. «Семена могут стоить до 300 евро за тонну. Если на гектар приходится по 300–400 килограммов, то здесь – 100–120 евро за гектар. И, конечно, ни один фермер не закупает посевной материал в двойном объёме, чтобы засевать поле дважды. Поэтому важно, чтобы эта компенсация была выплачена, чтобы фермер мог купить другие семена. Бобы, горох, пшеница или овёс – это не имеет значения, но чтобы он мог засеять поле и собрать урожай, таким образом получив запланированные доходы», – подчёркивает председатель Сейма земледельцев Юрис Лаздиньш. Владельцы посевных угодий и земледельческих хозяйств могут претендовать не только на компенсацию от государства и страховые выплаты, но и на различные целевые платежи ЕС, однако это не решает проблему потрав. Ведь вторичный посев задерживает и подвергает угрозе вызревание урожая и тоже чреват последствиями – уменьшением дохода.

Представитель природного парка Папе сказал, что, согласно исследованиям, именно деятельность человека значительно влияет на количество гуся. «Научные данные, полученные учёными Европы, показывают, что увеличение популяций гуся и возрастание успехов гнездования прямо пропорциональны наличию посевов зерновых. А, как известно, территории, занимаемые зерновыми, увеличиваются не только в Старой Европе, но и в Прибалтике. Мы сами создаём условия для размножения гуся, – говорит Интс Меднис. – Я думаю, что ООП и другие связанные с этим вопросом учреждения, а также ГЛC, должны взвесить все риски, в том числе и перспективу в будущем столкнуться со всё более увеличивающейся популяцией гуся и наносимым птицами ущербом. На мой взгляд, правильным решением было бы продление сезона охоты. Например, до 1 марта. Из-за глобального потепления меняются графики перелёта мигрирующих птиц. Они дольше остаются в Латвии, медленнее перемещаются и уже не улетают на юг Европы, а остаются на линии замерзания в Польше, Германии. Гуси и утки поздно прилетают к нам. Например, в прошлом году утки появились только в ноябре. Гуси – немного раньше. И количество их всё увеличивается!»

Как закон об охране видов и местообитаний, так и закон об охоте, который реализует директиву Совета Европы о сохранении диких птиц, запрещают весеннюю охоту на перелётных птиц в традиционном смысле. Однако при отсутствии приемлемых альтернатив и без ущерба для популяций рассматриваемых видов предусмотрены исключения в отношении отлова и беспокойства птиц в определённых случаях, например для уменьшения ущерба для растениеводства. В соответствии с этим постулатом, весенняя охота на гуся в Латвии названа применением летальных методов отпугивания, а не охотой, и не может рассматриваться как таковая. Вывод: объём добычи минимален и его цель – только отпугнуть стаи гусей с посевов. 1000 лицензий, из которых на практике удаётся использовать лишь несколько процентов, не могут повлиять ни на благосостояние популяции, ни на расположение миграционных путей перелётных птиц.

Автор текста и фото Катарина Штерн



Вернуться к списку


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№10, Октябрь.2012 №6 (57) 2017 №7 (46) 2016 №4 (19) Апрель 2014 №8, Август, 2013 №9, Сентябрь. 2012