Журнал

Арсенал: формирование

Эволюция арсенала – дело тёмное. Тем более что у охотника его состав диктуется как условиями охоты, так и личными пристрастиями и вкусовщиной. Вот охотник NN, большой любитель охоты на луговую и полевую дичь с легавой, не мыслит её без лёгкой курковой двустволки. А вот охотник MM, ярый приверженец такой же охоты, использует на ней полуавтомат Benelli со сменными дульными сужениями – и точно так же готов аргументированно отстоять свою точку зрения. Да вот и я сам… На самом деле за десять лет жизни в Москве я сменил свой арсенал практически полностью. За одним исключением – но о нём в самом конце.

Арсенал: формирование Все годы жизни на Северо-Востоке мой арсенал был подчинён задачам промысловой и экспедиционной охоты в горной и полуоткрытой местности. Работал я в Институте биологических проблем Севера в Магадане и занимался биологией крупных млекопитающих: северного оленя, лося, снежного барана и бурого медведя, – каковые исследования подразумевали отстрел. Оружейная моя биография началась в самом конце 1970-х годов, и до 1996 года мне пришлось владеть (ну или как минимум пострелять) всеми моделями нарезного оружия, массово находившегося в нашей стране в гражданском обращении. Исключение составили лишь несколько моделей винтовок от ЦКИБ, выпущенных в количестве нескольких экземпляров в стране вообще.

С Дальнего Востока я приехал в Москву в 2012 году со следующими винтовками: «Вепрь-супер» в .308 Win. – моя основная и очень рабочая лошадка, изрядно потрёпанная, не очень точная, но имеющая огромное преимущество – абсолютную надёжность в стрельбе и перезаряжании; комбинированное ружьё ИЖ-94 «Север» под патроны .22 LR и 20/70 со спаянными стволами; и Ruger#1 -–однозарядная винтовка с затвором falling block под патрон .30-06. Функционал каждой из них был мне абсолютно понятен: «Вепрь» – мясная охота и сопровождение охотников-спортсменов на охотничьих турах; «Север» – неспешные прогулки по тайге: то рябца стрельнёшь, то глухаря, а то, при некоторой сноровке, и медведя с оленем из гладкого ствола. (И стрелял, да.) Ruger – ну это просто гарна цацка, игрушка для души, причём под мощный патрон. Но – оружие одного выстрела.

В результате контрольных пристрелок выяснилось, что «Вепрь» мой за пятнадцать лет эксплуатации окончательно прохудился и стал сеять, как из решета. Скрепя сердце, сдал старика на утилизацию – а ведь он мне несколько раз жизнь спас. Жизнь в материальном плане стала у меня посвободнее, и я приобрёл недорогой карабин Browning BLR под патрон .30-06 – точный, надёжный, но… lever action. Идея lever action пришла ко мне из детства: первое ружьё, из которого я стрелял птиц для коллекции в возрасте 14 лет, был рассверлённый lever action Savage Mod. 99 под обрезанную гильзу от 7,9×57 Mauser, заряжавшийся дробовым зарядом. Мне он казался очень сноровистым и удачным, и к специфической перезарядке я привык. Карабин этот был take down, что позволяло перевозить его в коротком чехле; оптика устанавливалась на крышке коробки на планку Пикатинни. Это был вполне точный карабин: заводскими патронами Norma он выдавал уверенно 1 МОА.

Примерно в это же период я рассматривал возможность приобретения Orsis под патрон 6,5×55 (ну, есть у меня любовь к шести-с-половинкам, ничего не поделаешь), но по здравом размышлении отказался. Реализовывать заявленные Orsis 0,5–0,3 МОА я всё равно не собирался, но даже при беглой оценке понял, что у карабинов Orsis есть одно качество, которое меня категорически не устраивает, – излишний вес. Ну и наблюдение за неким маститым стрелком на варминт-турнире произвело на меня впечатление. Во время тренировки затвор на его Orsis, очевидно, подклинил. Стрелок подёргал ручку, подёргал, вздохнул и полез под стрелковый столик за обрезком трубы[1]. И я понял, что трубу ту стрелок положил заранее…

Ещё одно примечание – о требуемой традиционному среднестатистическому охотнику кучности винтовки. Лично я считаю достаточной охотничьей кучностью стабильные 2 МОА. И, добавлю, эта кучность значительно выше той, что показывает большинство охотников и стрелков.

Однако как «не можно кулаку без обреза», так не можно северо-восточному человеку без полуавтомата. И в качестве полуавтомата я выбрал карабин «Медведь-4» – в основном будучи вдохновлён владением в прошлом моделью этого же карабина без номера, под патрон 9,3×54R, каковой карабин продемонстрировал себя очень добротным и надёжным оружием. Забегая вперёд, скажу, что «Медведь-4» оказался наименее удачным из всех моих оружейных приобретений, и работа над этим образцом продолжается до сих пор.

Итак, я остался со следующей комбинацией винтовок: Browning BLR в .30-06, «Медведь-4» в .308 Win. и Ruger#1 в том же .30-06. Ну и плюс к тому мой «Север» под .22 LR. Соответственно, у меня на руках оказываются три «одноклассника» по патронам и два – если судить по многозарядности. Ruger в силу специфичности я вывожу за скобки.

Подумал я, подумал и решил избавиться от Browning. Ибо точность и лёгкость – это хорошо, но специфическая перезарядка остаётся специфической перезарядкой. Всё-таки lever action как был создан для стрельбы с лошади, так им и остался. А лошадей у нас в заводе нема. А думать, куда у тебя пойдёт рука после выстрела и не случится ли на её пути какое-то препятствие, – морока явно лишняя. При этом «Медведь» меня не радовал. Вернее, удовлетворительной у него была только кучность, надёжность же доверия не внушала: то и дело случался клин на перезарядке. Как выяснилось, причина лежала в «не имеющем аналогов» магазине, и эта проблема не устранена мной полностью до сих пор.

Арсенал: формирование

При тестовых стрельбах из разного вида оружия я обратил внимание на такую нечастую у нас модель, как Mauser Mod. 66. Мне очень понравились как её конструкция, так и компоновка: магазин полностью расположен под затвором, что даёт выигрыш в длине карабина на длину гильзы – практически такой же выигрыш, который какой имеет Blaser R93/R8. И когда я повстречал этот карабин за вполне приемлемую цену (вместе с оптическим прицелом и кронштейном, заметим) в магазине «Артемида», я повздыхал-повздыхал… Да и приобрёл. На первый взгляд, спорным в этом карабине был патрон – 7×64, малораспространённый в России. Однако первые мои опыты с релоадом патронов к нарезному оружию восходят к середине 1980-х годов, и я подумал, что при наличии комплектующих эту проблему я решу. Тем более что при сопоставлении табличных данных 7×64 Brenneke мне очень понравился: энергетически эквивалент .30-06, с лучшим баллистическим коэффициентом – правда, не позволяет использовать тяжёлые пули. Второй сомнительный с точки зрения российского человека в этом карабине момент – это «немецкий спуск», т. н. «шнеллер». Но он уже был у меня на паре винтовок в «доисторические» – т. е. до 1991 года – времена, поэтому решил: привыкну.

Следующий карабин у меня появился в результате анализа нескольких загонных охот. Все они развивались по примерно похожему сценарию: битый «по коробке» зверь из чего-то «тридцатого» калибра убегал на несколько сот метров и мы всей командой искали его в каких-нибудь буераках или в болоте, в то время как за короткий ноябрьский или декабрьский день могли бы провести ещё загон, а то и два. Вывод напрашивался: для скоротечных загонов в Европейской России нужны другие патрон и калибр. Ответ лежал на поверхности – 9,3×62. Я посмотрел на мой Mauser – а это была чуть ли не одна из первых массовых модульных винтовок – и направил стопы в ту же «Артемиду» с вопросом: нельзя ли мне заказать в Австрии или Германии второй ствол к этому карабину? Оказалось, можно, и компании такие имеются. Только стоить это будет… Ну, цена ствола, цена ввоза, сами понимаете… И тут, рассматривая витрины, я обнаружил практически новый карабин Sako 75 в патроне .375 H&H – за сумму явно дешевле заказа и доставки второго ствола к «маузеру». Причём ствол надо было ожидать не менее года, а Sako – вот он, взял и купил… Плюс ко всему надо помнить: модульная винтовка с несколькими стволами под патроны разной энергетики – это всегда паллиатив, мои продвинутые приятели даже изначально модульные «блазеры» под разные калибры имели с разными прикладами. В общем, и Sako поселился у меня в сейфе.

Несмотря на габариты, винтовка оказалась вполне точной: 1 МОА я уверенно делаю самособранным патроном. Ну и довольно экономичной в релоаде: к патрону подошёл один из наиболее распространённых в стране «Сунаров» – 30-06. А стоимость пороха в этом патроне – она ого-го, патрон большой и туда его влезает много. Кроме того, старинный друг мой Женя Спиридонов обнаружил, что при определённых навесках уже другого «Сунара» из этого патрона отлично летят пули .366 «Кион» 15 г от «Техкрим». А что выселилось у меня в итоге из сейфа, так это Ruger. По патрону и функционалу он пересекался и с «Медведем», и с Mauser, но при этом оставался однозарядным – что сильно сужало диапазон его применения. Жалко мне его было, не спорю, и понимал, что в нашей стране я, скорее всего, второй раз такую винтовку не приобрету – но ничего не поделаешь.

И тут подошёл срок моего «Севера» – едва ли не любимого ружьишка в моём арсенале. К этому времени я уже хорошо знал примерный список и график моих охот. Две-три охоты на Северо-Востоке – на больших медведей и лосей; две — четыре охоты на копытных в Европейской России осенью; какая-нибудь горная охота с кем-нибудь за компанию; одна-две весенние охоты по перу и одна осенью. И где здесь неторопливое[2] бродяжничество по тайге с попутной добычей? В общем, подарил я свой «Север» другу. Которому было нужнее. А для плинкинга и тренировок я перестволил вот тот самый, бережно сохранявшийся у нас в семье Savage Mod. 99. Под патрон 7,62×39. Ибо должна же быть в российском арсенале хоть одна единица под общеупотребительный массовый армейский патрон!

И в начале прошлого, 2021, года у меня снова появилась комбинашка – от «Техкрим», сделанная по идее нашего ушедшего друга Ильфира Агзамова. С верхним стволом 12/76 и нижним – под 9,6×53 «Ланкастер». Нарадоваться именно на это ружьё я сегодня прямо не могу. Оно а) удобно, б) надёжно, и в) функционально. Появись оно у меня годом раньше, я бы не стал связываться с .375 H&H. Ибо на европейских загонах оно полностью перекрывает все потребности среднего стрелка на линии. Который редко когда видит цель дальше ста пятидесяти метров. Разброс ствола «ланкастер» у этого оружия не больше 7 см на сто метров – ну вот как раз потребные нам 2 МОА. Ну и «калибр исправляет ошибки в прицеливании».

Арсенал: формирование

Итак, как сегодня выглядит мой личный арсенал?

ТК 527 М 12/76 и 9,6×53 «Ланкастер» – самое практичное оружие. Неприхотливое, с пластиковым ложем и хромированными стволами, точное и простое.

Mauser Mod. 66 7×64 Brenneke. Нетяжёлый, короткий, точный. Из недостатков – в мороз требует очистки от масла: примерзает плоская поверхность, скользящая по коробке. Но вообще, как мне сегодня представляется, самый удачный карабин, какой у меня вообще был на руках в жизни.

Sako 75, .375 H&H. «Громобой», как я его зову. Используется на европейских загонах и на охотах на севере и востоке Сибири. Недостатки – габариты и отдача. Отдачу я, правда, оборол, поставив ДТК от Эрнесто Че.

«Медведь-4». Полигон для опробования всяких обвесов, новых прицелов, фонарей и прочих прибамбасов.

Savage Mod. 99. Игрушка для плинкинга. Ну и исторический раритет: во-первых, 1914 г. в., во-вторых – редкая для нашей страны модель: вряд ли их у нас больше десяти в России.

Если бы встал вопрос, что бы из этого арсенала я оставил, если бы нас ограничили в количестве нарезных ружей одной единицей... Не смейтесь, дорогие товарищи, всё было в нашей стране: даже я застал и ружья по посылторгу, и ружья по записи в очередь на несколько месяцев, и полный запрет нарезного, – и жизнь моя ещё не кончилась, хотелось бы думать. Наверное, это был бы Mauser, но очень близко к нему стоял бы ТК 527 М. Просто Mauser получше сделан и заточен на дальний выстрел – а для меня «моими» местами по-прежнему остаются бескрайние просторы Колымы и Чукотки. Так что всё-таки Mauser.

А теперь – об исключении. Это двустволка ИЖ-27Е в экспортном исполнении, подаренная мне отцом на защиту кандидатской диссертации в 1997 году. Единственный в моём арсенале дробовик. Используется раза два-три в году. Иногда, по случаю, мне встречаются недорогие, но при этом хорошие и даже престижные гладкоствольные ружья. И материальная возможность купить есть. Охватит тебя приступ ганофилии – подумаешь, подумаешь: а зачем? И не приобретаешь…

Автор: Михаил Кречмар



[1] Традиционный способ открывать подклинивающие затворы: на рукоять надевается кусок трубы, чтобы увеличить рычаг силы при повороте.


[2] Вообще, слово «неторопливое» не сочетается с московским ритмом жизни. Вообще никак.




Вернуться к списку


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№3 (78) 2019 №7 (106) 2021 №5 (116) 2022 №5 (56) 2017 №4 (103) 2021 №7 (34) 2015