Журнал

«Весновка» и Круглый стол охотничьей общественности и управляющих органов

Главный редактор журнала Михаил Кречмар побывал на празднике охотника «Весновка», что проходил возле посёлка Лапоминка, возле самого берега Белого моря.

«Весновка» и Круглый стол охотничьей общественности и управляющих органов Как нарочно, именно в этот день шёл снег, привезённые на праздник подсадные утки ошалело крутили головами, пытаясь понять, где они и что с ними сейчас будут делать. Однако архангельские охотники – народ привычный, поэтому все запланированные мероприятия состоялись – и стрельба влёт по летящим мишеням; и кулинарный конкурс, и демонстрация духовых манков.

По окончании праздника охотников «Весновка-2024» на охотничьей базе «Алмаз» проводился Круглый стол по вопросам правильного использования объектов животного мира.

В совещании принимали участие: Григорий Владимирович Шилкин, депутат Государственной думы; Николай Александрович Лукьяненко, начальник отдела охраны животного мира управления лесного и охотничьего надзора министерства природных ресурсов и лесопромышленного комплекса Архангельской области; его заместитель Юрий Геннадиевич Шестаков; Владимир Ануфриев, заведующий лабораторией биоресурсов и этнографии; от общественных организаций – Иван Владимирович Панютин, президент Архангельской региональной организации охотников и рыболовов; Алексей Тянигин, председатель Архангельского регионального отделения ВООИР; Ирина Владимировна Беляева, заслуженный охотовед, кинолог; представители охотничьей общественности; Михаил Кречмар, «Русский охотничий журнал».

Алексей Тянигин (далее А. Т.): На последних заседаниях мы договорились, что будет создана рабочая группа. Можете сказать, на каком этапе сейчас этот процесс?

Николай Лукьяненко (далее Н. Л.): Рабочая группа в настоящее время создаётся. Я думаю, что по крайней мере состав сформирован. В состав рабочей группы войдут: охотоведы, представители от охотничьих хозяйств, представители от общественности, от министерства как органа, курирующего эту отрасль. В настоящее время собрали кандидатуры представителей, прорабатываем вопрос с министром, в каком формате и какое количество участников необходимо, далее состав и регламент рабочей группы утверждаем постановлением министерства.

Кто-то что-то будет прорабатывать на местах, например Котласское общество охотников: у них много вопросов, которые, как нам известно, не обсуждались и на повестке не стоят. Например, мне было очень интересно, что сейчас делает в южных районах енотовидная собака, вид довольно редкий для Архангельской области, но охотники в южных угодьях наблюдают большой пресс от нее на гнездящуюся птицу, боровую, луговую и водоплавающую. Работа группы необходима в текущих реалиях, в том числе общественности и охотпользователям.

Иван Панютин (далее И. П.): Один из вопросов круглого стола мы поднимали – это возможность открытия охоты на лебедя. Хотелось бы понять, что вообще у нас происходит с лебедем, потому что охотники много наблюдают его на побережье, и птица довольно агрессивная по отношению к другим видам, либо мы не правы.

Владимир Ануфриев (далее – В. А.): На территории области встречаются три вида лебедей: малый тундровый лебедь, лебедь-кликун, лебедь-шипун. Гнездится на территории области только лебедь-кликун.

Все три вида встречаются во время сезонных миграций на территории Архангельской области, тогда и отмечается их наибольшая концентрация. На период сезонных миграций, конечно, больше всего лебедя-кликуна, и за ним уже на втором месте малый тундровый лебедь. Лебедь-шипун – это довольно южный вид, он у нас не так давно начал появляться, и ареал его расширяется к северу. В Ненецком округе он встречается.

Открыть охоту на лебедя проблематично, потому что законодательная база на сегодняшний день этого не предполагает. В чём дело? Начну с основного закона – закона об охоте, использовании и сохранении охотничьих ресурсов 2009 года с изменениями. По этому закону (статья 11) лебеди к охотничьим ресурсам вообще не отнесены. Закон предусматривает, что субъекты Российской Федерации могут сами относить некоторые виды к охотничьим ресурсам; основания для этого можно найти в законе о сохранении малочисленных коренных народов, может быть основанием нанесение вреда охотничьим ресурсам. В частности, некоторые субъекты по этому основанию относят к охотничьим ресурсам серую ворону, это сплошь и рядом. Но с лебедями сложнее, потому что малый тундровый лебедь входит в Красную книгу Российской Федерации – это редкий вид, численность которого сокращается. Лебедь-кликун, который как гнездящийся вид на территории Архангельской области немногочислен, но всё-таки гнездится, занесён в Красную книгу Архангельской области.

Согласно законам о животном мире, охота на виды, занесённые в Красную книгу субъекта Российской Федерации, запрещена.

И ещё один аргумент против открытия охоты на лебедя. Задаёшь вопрос охотникам: а какие виды лебедей различаете? А никто не знает, говорят: да у нас лебеди и лебеди.

И. П.: Мы наблюдали такую картину: в море выезжаешь – лебедь поднимается, и не понимаешь, то ли это цунами случилось такое – как волна катится!

В. А.: Это Двинская губа, район сухого моря и некоторые другие места – места предмиграционного скопления этих лебедей. Они здесь кормятся.

Сам по себе лебедь, конечно, не хищник, он не уничтожает, допустим, кладки других водоплавающих птиц, в частности уток, но он агрессивен во время гнездования, никому не позволяет рядом с собой гнездиться.

Михаил Кречмар, «Русский охотничий журнал» (далее М. К.): Есть законодательно прописанный механизм вывода видов из региональных Красных книг. Без переделывания полностью текста. Поэтому, мне кажется, нужно заказать экспертам соответствующую работу. Это всё решаемо.

В. А.: При министерстве природных ресурсов и лесопромышленного комплекса есть комиссия по редким и охраняемым видам растений и животных. Министр – председатель этой комиссии, а я в данный момент зампредседателя как раз по краснокнижным видам. Мы рассматриваем предложения о внесении видов в Красную книгу или, наоборот, о вынесении из неё. Но для этого нужно, чтобы кто-то внёс предложение. Это может быть физическое лицо, а ещё лучше – общественная организация. Но к просьбе о выводе вида из Красной книги обязательно должен прилагаться обосновывающий материал, например данные от орнитологов, с подписями..

Есть постановление правительства Архангельской области, которое говорит, что учёты видов, внесённых в Красную книгу, должны проводиться ежегодно. Но фактически этого не происходит, потому что денег не выделяется. В прошлом году министерство выделяло на проведение учётов краснокнижных видов3,5 млн руб. Наш коллектив подавал заявку, но тендер выиграл Вятский педагогический университет. Это общероссийская проблема: выигрывают те, кто предложит меньшую сумму, а не те, кто лучше может выполнить заявку. Те, которые выиграли, и мест не знают, и специфики условий – один раз проедутся на уазике по трассе М6, в бинокль посмотрят – и вот вам заключение. По факту они не могут сделать эту работу.

М. К.: Надо посмотреть, что делалось в других регионах, и применить здесь их опыт, вот и всё.

И. П.: В Брянской области разговаривал с охотниками, у них вообще виды разделены. 10 дней на гуся, 10 дней на утку, 10 дней на вальдшнепа, и полноценные 30 дней охоты получаются. Не знаю, как они сделали. В Белоруссии месяц охотятся.

М. К.: Белоруссия – другая страна. Есть прямой смысл смотреть на то, что происходит именно у нас. Потому что у нас в регионах люди умные, и они, в принципе, придумывают, как из всех этих ситуаций выходить.

В. А.: С точки зрения орнитологической охраны после 20 мая в угодьях, конечно, нежелательно находиться охотникам. Уже птица садится на гнездо.

И. П.: Места тока того же вальдшнепа, как правило, с гусиными местами редко совпадают. Может, стоит сделать какие-то специальные участки. Опять же, охота на селезня в более поздние сроки, наоборот, может не мешать размножению птицы. Если утка села на гнездо, он же её не будет так опекать. Какой смысл нам открывать охоту 17 апреля? Мезенский район вообще плачет, мол, зачем нам подсадная нужна. У них селезень прилетает, когда охота закрывается. Мы же можем разбить по зонам. По зонам, по видам – правила предусматривают такие моменты.

И ещё важно. Давайте возрождать, как раньше, общественный контроль, чтобы сами охотники пресекали браконьерство?

Помните в прошлом году случай по зайцу? Человек выложил фотографию, где он зайца весной добыл. Вот страничка во «ВКонтакте», вот скриншоты. Мы, общественность, пишем обращение: мол, что за безобразие? Нам приходит ответ: извините, не получилось установить факт. Как не получилось, если фактически всё это есть и задокументировано им же самим? Нам отвечают: а это сложно. Надо идти со скриншотом к нотариусу, фиксировать подлинность фотографии, делать экспертизу – там знаешь какая канитель?

А. Т.: Ну, у нас сейчас более серьёзная проблема: кадры утекают. Я брал путёвку, и у нас по Приморскому району остался один инспектор. Люди на путёвках зашиваются. Надо как-то всё-таки уже автоматизировать эту систему. Передо мной было два человека, а потерял там 40 минут. Охотоведов как таковых у нас меньше и меньше. К сожалению, сейчас подрастающее поколение не идёт в специализированные вузы обучаться. Ну и зарплаты, да. Молодой специалист – зарплата 28–30 тысяч. Так надо им это призвание? В лес один раз в рейд только собраться – одних продуктов надо на сколько купить.

Н. Л.: В настоящее время работают над созданием системы «Охота». Пока это пилотный проект в трёх регионах страны. Система показывает себя с лучшей стороны. Например, в Архангельской области менее 8% закрепленных охотничьих угодий и более 60 тыс. охотников, основной поток выдачи разрешений ложится на плечи охотоведов (специалистов). Так, одному специалисту в районе надо выдать от 1000 до 5000 разрешений за сезон, обработать, внести в налоговую базу и различные сопутствующие системы. Охотоведам тяжело это даётся, ведь все мы понимаем, что основная работа специалиста в угодьях – надзор и профилактика.

Если по Архангельску надо выдать 8000 разрешений, то их надо не только выдать, но и занести 8000 охотников в три системы вручную. Естественно, охотоведы с этим не справляются. Однако финансовая составляющая не позволяет в настоящее время расширить штат сотрудников. Таким образом, выдача разрешений в электронном виде снимет нагрузку со специалистов и облегчит процедуру получения разрешений охотникам.

И. П.: Естественно, эту систему надо автоматизировать. Это ещё не было настоящих очередей, что же будет осенью? Это сейчас весна и у людей разрешения на руках.

Н. Л.: Так это была как раз наша задумка: чтобы очередь не копилась, надо начать выдавать за 45 дней.

И. П.: Надо через «Госуслуги», конечно, всё заводить.

М. К.: Было совещание перед Новым годом с представителями министерства, где обсуждался такой пилотный проект в Новосибирской области.

Но как человек, делавший однажды для нашего журнала очень большой интернет-проект, я им, честно говоря, не верю. Потому что это очень большая сложная работа – ввести такой проект для всей страны к 2025 году.

И. П.: Был же запущен ФЗ, где охотничьи билеты должны быть электронные.

М. К.: Этого пока и в стадии обсуждения не было. Никакого даже первого чтения не проходили. А вот цифровизацией нам грозят.

В общем, я даже не скажу, что это плохо, потому что действительно можно будет по QR подключаться. Хотя это тоже смотря где. У вас здесь – может быть, а, например, где-нибудь на севере Красноярского края или на границе Магаданской области и Чукотки, там, в общем-то, и интернета нет. Но всё лучше, чем то, что сейчас.

Н. Л.: Там несколько составляющих. Нас постоянно проверяют надзорные органы. Если эта система будет автоматизирована, то не будет контакта чиновника и гражданина, и это очень хорошо.

Второе. Мы убираем период выдачи разрешений, охотовед будет находиться в лесу, а не на выдаче. Восемь тысяч разрешений на человека – это, как мы сейчас видим, очень большой объём работы. Ну и третье – это всё-таки удобство для граждан. Мы ещё в 2016 году обсуждали этот вопрос на заседании. Если цифровизация позволит хотя бы выписывать бесконтактные разрешения, хотя бы на виды, которые не облагаются сбором, и на нелимитированные и ненормированные виды, уже большой пласт работы будет снят.

А. Т.: Я так понимаю, в этой системе есть личный кабинет охотника. И в этом личном кабинете можно получать и обновлять нужные документы: разрешение на оружие, охотничий билет, паспорт – всё как на «Госуслугах».

Эти данные система подгружает сама. То есть вам в личный кабинет охотника приходит QR-код, который может прочитать специалист в угодьях при проверке документов.

Либо система как в Санкт-Петербурге: документ сканируется, подгружается на процессор планшета, и когда охотник приезжает на базу, охотовед проверяет основные документы, заносит их в свою базу, и она подгружается через Wi-Fi. И во всех этих системах видны данные об охотнике: кто он, есть ли у него нарушения и пр.

Н. Л.: Я думаю, с этим QR-кодом особых проблем не будет. И я думаю, эта система офлайн тоже может реализоваться. Потому что на 62 000 охотников в Архангельской области выдаётся порядка 35 000 разрешений ежегодно. Такую базу можно поставить охотоведу на планшет.

И. П.: Николай Александрович, насколько я помню, у нас с 2025 года охотничий билет будет выдаваться после обучения?

Н. Л.: Да. После сдачи экзамена. Как только новый охотминимум вступит в силу. Подзаконных актов пока в этом направлении нет, я думаю, федерация ещё сама до конца не понимает, как всё это будет реализовано, по крайней мере проектов подзаконных актов мы пока не видели.

И. П.: Очень бы хотелось, чтобы это было не как с разрешительной системой. Когда обучение, по сути, стало формальностью – лишь бы деньги заплатили.

Если будет самообучение – это тоже неплохо. Пускай человек учится, а потом сдаёт экзамен. Он может не платить денег за обучение. Хочешь – тебя научат, если сам хочешь учиться –тоже хорошо. У нас область большая, так что в каждом районе должна быть своя комиссия, принимающая экзамены.

И. П.: Ещё один актуальный вопрос – о 15-километровой зоне. Хоть сейчас нас законодатель услышал, и внесли изменения в правила охоты.

Если брать по Холмогорскому району, то охотники физически не могут охотиться в этой 15-километровой зоне. Почему-то все письма, которые мы писали, в том числе от главы района, были проигнорированы.

И. П.: Может быть, нас наука поддержит как-то? Наверное, они информацию у вас какую-то запрашивали?

В. А.: Нет. Вот что касается Ненецкого округа, это поддерживали, потому что мы там постоянно проводим учёты в мае. То есть вся водоплавающая дичь там начинает размножаться примерно с 25 мая, а охота – с 15-го по 25-е. И мы обосновывали, что, когда охота, утки там ещё не размножаются. А что касается Архангельской области, у нас здесь вообще мало гнездящихся.

Лобанов Егор Александрович соучредитель ООО "Лема": Вопрос ещё по научному обоснованию запрета использования электроники на водоплавающую дичь. Каково ваше мнение, зачем это всё?

В. А.: Из гуманных соображений, чтобы у птицы осталось больше шансов на выживание, чтобы охота была естественным фактором.

Вот в Беларуси охота на гуся с 6:00 до 12:00, после полудня никто не шарахается по полям, гусь успокаивается. И в шесть часов вечера порядок полный: и птица податливая, и сама охота систематизирована. Нет этих пьяных, шарахающихся на машинах. И, опять же, там дальше 500 м добирать уже нельзя.

И. П.: Это уже культура.

А. Т.: У нас есть ряд охотпользователей, которые ни учётов не делают, ни отчётов не сдают, не лимиты, ни квоты не берут. За несколько лет, может, не представлялось никакой информации. И им ничего не бывает. Естественно, безнаказанность в такой области приводит к росту правонарушений. Что вы с ними планируете сделать?

И. П.: Проблема ещё в том, что сейчас из других регионов охотпользователи начинают заходить.

Н. Л.: Это не самые плохие пользователи, наиболее расторопные: звонки чуть не каждый день идут по тому или иному вопросу. Вкладываются в охотничье хозяйство, контактируют с местным населением.

И. П.: Да, Велигодский район хотел бы провести несколько конкурсов. Если они будут развиваться, то это здорово.

Н. Л.: Последнее время намечается такая тенденция, что не все выходят на конкурс. Вернее, выходят все, но заявившиеся организации не выполняют требования по финансам. Доходит до определенной суммы, и всё... Я так полагаю, что «не готовы» торговаться.

И. П.: Четыре года назад об этом говорил: москвичи будут брать земли, Вологодскую они сейчас добьют и перейдут на Архангельскую.

Надо начинать общественный контроль за деятельностью охотпользователей. Смотреть, насколько всё хорошо и грамотно делается, отмечать факты браконьерства, наблюдать, фиксировать. Как думаете, может быть, нам начать уже приглашать прокурора на круглые столы и задавать ему неудобные вопросы?

Автор: Михаил Кречмар


Вернуться к списку


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№7 (130) 2023 №8 (107) 2021 №8 (71) 2018 №4 (127) 2023 №10 (49) 2016 №10 (121) 2022