Тесты

"Фарвижн" ПТ-9-01

Оговорюсь сразу – слово «тест» в данном случае не совсем адекватно. Тест – это, как правило, испытание, ставящее своей целью сравнить испытуемое изделие с аналогами. Однако тепловизионные приборы (а тем более прицелы) пока еще совсем вновинку...
"Фарвижн" ПТ-9-01

1. Александр Сергеев

...Т. е. спецподразделения ими уже сколько-то пользуются, а вот на охотничьем рынке они только-только появились. Да и стоят пока, как чугунный мост. Так что для меня прицел ПТ-9-01, любезно предоставленный для испытаний компанией «Фарвижн», стал первым опытом.

Поскольку, как я подозреваю, абсолютное большинство читателей никаких дел с тепловизорами пока тоже не имели, позволю себе для начала несколько строк ликбеза. Принцип действия тепловизора основывается на получении инфракрасного изображения объектов. Прибор обнаруживает источник теплового излучения и «рисует» его специальным инфракрасным объективом. Главное практическое отличие от работающих на ЭОП приборов ночного видения (ПНВ) заключается в том, что полная темнота, дым, дождь, снег, туман (правда, забегая вперед скажу, что не очень сильный) ему не мешают. Тепловизор обнаруживает цель при любой погоде, а также распознает объект сквозь кустарник и траву, если только в них сохраняются просветы. Второй весьма важный в сравнении с ПНВ плюс тепловизионного прибора состоит в том, что он не боится «засветок».

От изложения физических принципов работы я, в силу гуманитарного образования и врожденного технического идиотизма, воздержусь и перейду непосредственно к описанию практических событий.

Попавший ко мне на тест прибор (подробно основные ТТХ приведены в конце статьи) по весу и габаритам не слишком отличался от традиционного «ночника».

Прицел был оборудован базой под «вивер», что определило выбор карабина: виверовская планка у меня стоит только на Merkel Helix в калибре .30-06 Spring. Хотя в прилагавшейся
инструкции и сказано, что прицел устойчив к крупным калибрам, я все же порадовался, что не 300-й «магнум», и не «девятка» – береженого, как известно, бог бережет.

В тире Спортинг-клуба «Москва», где планировалась пристрелка, я, как выяснилось, был далеко не первым с подобным устройством, поэтому процедура пристрелки была уже отработана: на ста метрах к центру мишени присобачили пластиковую кофейную чашку с кипятком. После включения прицел «настраивался» около 5 секунд, затем прицельная марка (весьма комфортный крест) подсветилась красным. На черно-белой тепловизионной картинке это смотрелось очень контрастно.

Вероятно, за счет существенной разницы температур я весьма четко видел в прицел контур чашки. Ввод поправок осуществляется «классическим» способом – по щелчку (1,3 см на 100 м), что позволяет стрелку «настраивать прибор на слух», не отвлекаясь от прицеливания. Первые две пули легли выше и правее – где-то на «полвторого», после еще нескольких кликов третий выстрел залил мишень кипятком.

№9-1.jpg

Все, можно ехать на охоту.

Так вышло, что время для охоты оказалось максимально неудачным, а для прицела – самым сложным. Поля в Витебской области, куда я отправился, в начале июля только-толь-
ко начинали косить, и кабаны в вымахавшем за полтора метра рапсе чувствовали себя в полной безопасности.

Хотя в инструкции и написано, что устройство одинаково эффективно действует как в дневное, так и в ночное время, но из-за несусветной жары за день все раскалялось так, что температурные различия между живыми и неживыми объектами почти полностью нивелировались, а крупные камни и вовсе светились в объективе ярче людей и собак. Так что, буду честен: обычный дневной прицел был бы намного комфортнее. 

Виверовский крепеж хоть и быстро монтируется и демонтируется, но требует при этом для затяжки применения инструмента (например, монеты). Стало быть, никакой гарантии, что, сняв прицел после пристрелки, поставишь его обратно, затянув винты с той же силой, нет. А я снял. Пришлось опять пристреливаться. Бутылка с горячей водой, закрепленная под обрывом, была, конечно, поярче окружающих предметов, но не намного. Мне по неопытности даже казалось, что вижу в прицел я вовсе не ее, а лист белой бумаги, который товарищ закрепил для проверки своего дневного прицела. Но быстро выяснилось, что, во-первых, видел ее, а во-вторых, вернул прицел точно на место: попал с первого выстрела.

Кабаны появились под лабазом на полном еще свету – около половины девятого. Радости в этом было немного: в бинокль (обычный, дневной) я иногда видел появлявшийся на считанные секунды фрагмент черной спины. В тепловизоре спина была белая. Определить половую принадлежность оказалось категорически невозможно, стрелять, соответственно, тоже. Стало понятно – в этом месте ловить нам нечего. И с наступлением темноты мы начали методичный объезд скошенных полей. Шанс, что кабаны выйдут на них, был невелик, но шанс увидеть их на нескошенном (даже если выйдут) отсутствовал полностью.

К ночи несколько похолодало, и на поля немедленно лег туман. Вот тут я на практике убедился в преимуществе тепловизора перед классическим ПНВ. В тот я бы точно ничего не увидел. А в этот – видел совершенно отчетливо. Правда, не кабанов, которых не было, а егеря, которого за неимением кабанов упросил погулять по полю в сотне метров.

На одном из полей в объективе, наконец, образовалось что-то белое. Употребляю средний род, поскольку было оно совершенно бесформенным пятном.

– Олень, – уверенно сказал взявший у меня из рук карабин егерь Гена.

– Ты его различаешь? – удивился я.

– Я его знаю, – ответил Гена. – Он всегда сюда в это время выходит.

Я подумал, что это хорошо характеризовало способности егеря и не очень хорошо – прибора.

К счастью, совершенно случайно мы оказались ровно в этой точке на следующий день на свету. Оказалось, что до места, где пасся олень, было больше 600 м. Так был реабилитирован тепловизор. Вообще уловить что-то живое в тумане за 600 м – это круто!

Следующим пунктом остановки была низинка, в которой и тепловизор отказался работать. Туман белел как пресловутое молоко: егерь шагнул в него и тут же исчез.

А еще через 15 минут мы нашли стадо кабанов.

Поле располагалось чуть повыше, и туман был чуть пожиже и поклочковатей. Тем не менее Гена, вооруженный юконовской «гляделкой», даже включать ее не пытался. Я же видел кабанов, до которых было под 400 м, как на ладони. Точнее, мне так казалось. Последующие события выявили не то что недостаток, но специфику всех тепловизионных приборов, которую следует иметь в виду. Поле, как выяснилось, было скошено только частично. Так вот, оставшиеся не убранными куски прибор не выделял вообще никак – окуляр демонстрировал абсолютно ровный фон. А в нескошенном, между тем, паслось еще с полдюжины поросят. Возможно, именно они и почуяли наше приближение. Каждые метров 30-40 подхода я вскидывал карабин и смотрел, сколько осталось до цели и как ведут себя кабаны. И, вскинувшись в очередной раз, увидел, что они довольно резво стронулись. Не помчались стремглав, как это бывает в момент очевидной опасности, но двинулись этакой уверенной рысцой в сторону леса. Нужно было стрелять, тем более что и дистанция не превышала 100 м. 

Гена поставил треногу (прицел весит около 1200 г, и стрельба с рук – дело почти безнадежное). Я прицелился, выстрелил и… промахнулся.

Однозначно определить причины промаха всегда сложно (к тому же хочется верить, что виноват не стрелок, который, понятное дело, всегда совершенен, а карабин, оптика, патрон, егерь, высшая сила). Но в данном случае, похоже, причина была в отсутствии длительного опыта обращения с телевизионным прицелом.

Хотя разработчики и говорят про картинку в режиме реального времени, но это не совсем так. В технологической основе тепловизионного прибора лежит микроболометрическая матрица. Именно она является главной ценовой составляющей. Сегодня «гляделки» на простейшей матрице могут стоить чуть больше $2000, а наиболее «продвинутые» (естественно, не охотничьи, а военные) прицелы – несколько сотен тысяч. Так вот, матрица обрабатывает сигнал с некоторой задержкой, всего лишь какие-то доли секунды, но иногда это существенно. Когда зверь пасется, это не имеет ни малейшего практического значения. Но даже легкой рысцой кабан за мгновение перемещается примерно на метр. Короче, я попросту «обзадил».

Несмотря на это, сугубо пользовательские ощущения после теста у меня вполне позитивные.

Прицел максимально прост в управлении (я, честно сказать, заочно побаивался, что придется иметь дело с чем-то сверхсложным) и комфортен в стрельбе. 

Похоже, он действительно «держит» зверовые калибры. 

Я на практике убедился (это, естественно, не про «Фарвижн», а про тепловизоры вообще) в наличии ощутимых преимуществ перед классическими ПНВ.

Что касается пресловутой «доли секунды», то это данность, которую надо учитывать. Стреляем же мы с опережением по летящим целям – птицам и тарелочкам.

Скажем честно, тепловизионный прицел от компании «Фарвижн» и сегодня недешев. Но, как известно, все познается в сравнении. На текущий момент разброс цен на рынке тепловизионных приборов в России весьма велик: от дешевых «гляделок» за 100 и около того тысяч рублей до «многомиллионных агрегатов». Прицел от «Фарвижн» при оптимальных технических характеристиках занимает среднюю ценовую нишу и в общем-то сопоставим по стоимости с дорогими моделями ПНВ. Конечно, для большинства читателей (как, впрочем, и для автора) это все равно недоступно. Но вспомним: всего несколько лет назад прибор ночного видения, работающий на электронно-оптических преобразователях, тоже казался признаком принадлежности к олигархии. А сегодня с ними (естественно, самыми дешевыми) белорусские егеря бегают. Думаю, что через год-другой в этой же ценовой категории окажутся и самые простые тепловизионные «гляделки». 

Пока же констатируем – на рынке появился весьма интересный для охотников прибор.

№9-2.jpg



Тест подготовлен для "Русского охотничьего журнала" №9.2012
Фото: Александр Сергеев



Guest
Странно... Заходим на сайт Фарвижн по этому прибору и попадаем на Фортуну... А в спецподразделениях знают об этом?
Имя

Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№5 (20) Май 2014 №11, Ноябрь, 2013 №12 (39) 2015 №10, Октябрь, 2013 №12 (63) 2017 №2 (53) 2017