Конкурс рассказов «Русского охотничьего журнала»

Цена таежного золота

Роман Гарпинюк

Ночью погода, наконец, переменилась. Утихли злые северо-восточные ветра, несущие серые низкие снеговые тучи с Великого океана. Разорвалась плотная пелена облаков. На выбеленную снегом тайгу глянули высокие холодные северные звезды, перемигиваясь о чем-то своем с Вечностью. Утром ударил мороз, сильнее сковывая и без того остывшую, спрятавшуюся от холода под снегом землю ледяным панцирем. Тишина стоит, что называется, звенящая. Изредка слышны громкие щелчки лопающихся на морозе деревьев, гулким эхом разносящиеся по тайге. И опять ни звука, ни шороха. Морозец где-то около сорока градусов, не меньше. Довольно редкое явление для начала зимы в наших краях. Обычно температура в это время ниже тридцати не опускается. Всемирное похолодание началось, что ли?

К обеду воздух потеплел. Ветра нет, на небе ни облачка. Чудесный денек для охоты!

…Приличный сугроб снега рухнул с сосновой лапы прямо за шиворот. Сквозь зубы ругаюсь, вымок уже весь почти до нитки. Морозец пробирает. На ходу не чувствуется, но стоит остановиться, и холод тут же забирается под рубаху. Четвертый час иду по собольему следу. Пес – впереди, опять остановился и лает. Значит, и зверек остановился…

С утра ничто и не предвещало такую затяжную пешую прогулку. Проснулся с твердым намерением заняться хозяйственными делами: прибраться, легкую постирушку устроить. Пошел по воду к роднику. Отправился на лыжах – нужно пробить след к наледи. Дорогу, а не траншею по пояс глубиной – в распадке очень много снега, накиданного ветром с окрестных склонов и ветвей деревьев. Лыжня подмерзнет, станет твердой и удобной тропой.

Благодать! Солнышко сверкает в бриллиантах девственных снегов, птички порхают, настроение отличное. Живи и радуйся. Собака крутится рядом, на склоне сопки, где снега не так много, как в распадке. Перед глазами – белоснежная равнина наледи, чистая, гладкая, укрытая зимним покрывалом. Только верхушки кустарника торчат из снега и льда. Взгляд цепляется за темную точку, явно лишнюю среди белой красоты. С минуту стою и смотрю, прикрыв глаза от солнца ладонью и пытаясь рассмотреть, что же это. Вдруг точка шевельнулась, скачком сместилась в сторону… Соболь! Абсолютно черный как смоль! Баргузин! Трудно ошибиться, хоть раз увидев этот горбатый профиль, теперь четко различимый на белом снежном холсте.

Пес тоже заметил зверька. Рыжей молнией метнулся на наледь, проваливаясь в снег. Черныш увидел собаку, грациозным прыжком развернулся и, особо не спеша, низом стал уходить в сопки. Как завороженный, я еще несколько секунд смотрю им вслед. Потом срываюсь с места бегом, насколько это возможно на лыжах по рыхлому снегу. Назад, в зимовье! За оружием! На бегу вслух ругаю себя, любимого, за то, что не взял мелкашку. В наших краях и увидеть-то черныша мужики за счастье считают, а уж добыть – вообще великая удача. Такой шанс не упускают! Скоренько собираю котомку, стараясь делать это спокойно, чтобы ничего не забыть. Волнение захлестывает, создает ажиотаж в душе и бардак в мыслях. Кидаю в рюкзак топор, кусок вареного мяса, пару сухарей, пачку лапши, чай, сахар, солдатский котелок. Сетку еще мелкую от картофельного мешка. Горсть патронов в карман, сигареты. Все вроде. Ружье на плечо – и в путь.

Далеко ушел уже от зимовья, места незнакомые какие-то. След соболя петляет, и следов много. Совсем как колонковых в низине, возле «южного». Если бы не пробитая собакой тропа, я бы уже давно сбился. Иду довольно густыми зарослями стланика. Снегом придавило тонкие пушистые ветки к земле, причудливо изогнуло арками. Стоит только подлезть под такую «архитектуру» – и за шиворот сразу же обрушивается лавина снега. Следы петляют, как нарочно, именно по таким кущам. Удивляюсь способности пса не потерять зверька среди других свежих следов. Дважды соболь останавливался, поднимался с земли на деревья, шел верхом, опять спускался. Вот и теперь явно на дереве сидит – мой кобель уже весь на лай изошел. Иду на некрутой подъем, чуть забирая к югу. Предзакатное солнце светит аккурат в правый глаз. Прекрасно понимаю, что домой засветло уже попасть не успею – до темноты осталось часа два-три максимум. Немного беспокоит вопрос о собственном местоположении, которое я представляю себе пока смутно – знакомых ориентиров не видно, местность чужая. След тянет в гору, впереди вроде бы наметился просвет среди деревьев, чистое место. Пес лает совсем рядом, где-то на краю этого чистого прогала. Внезапно глазам открывается широченный простор. Стою на краю высокой скалы, внизу пропасть, в ней река. Спуститься на лед без альпинистского снаряжения нереально, но оно и не требуется – собака от меня в какой-то сотне метров, около одиноко стоящей на краю пропасти матерой и полугнилой березы. Не суетится, сидит под деревом и мерно, монотонно лает. Соболя не видно, но то, что он где-то на этой березе, – несомненно. Подошел. Обошел дерево. В корнях – выгоревший при пожаре разлом, пустотой поднимающийся внутри древесного ствола. Вдруг метрах в четырех от земли из пустотелого гнилого сучка, чуть ниже живых веток, высунулась любопытная черная мордашка. С десяток секунд просто рассматриваем друг друга. Пес всполошился, залаял азартнее. Тихонечко поднимаю ТОЗовку, чтобы резким движением не спугнуть зверька. Соболек беспокоится, но не прячется. Жму на курок… ружье отозвалось противным «чаком». Осечка! Черная мордаха скрывается в недрах дерева. Взволнованный кобель, ожидавший выстрела, высоко подпрыгивает, обегает вокруг дерева, смотрит на меня. В собачьем взгляде читается непонимание и укор.

Сквозь зубы, тихо, но от души, ругаюсь. Патроны-то старые, чего еще ждать?! Ну что ж, куда деваться, придется заняться «классикой» – «курить» будем!

Расчищаю снег вокруг разломины в корнях и креплю сетку к стволу, потому как руками поймать выскочившего зверька невозможно. Даже просто увидеть момент, когда он выскочит из дупла, не получится – до такой степени шустрый. Сетка хоть немного задержит.

Прижался ухом к березе, стукнул обушком топора – шуршится! Прямо напротив уха скребнули коготки по дереву. Вот угораздило же тебя, черныш, в стоящую лесину забиться. Нет бы в валежину какую. Кое-как закорячился на дерево, приткнул дырку от сучка пучком травы. Не плотно, чтобы воздух проходил, но отверстие не светилось. Пес с интересом смотрит на мою «акробатику», изредка косит глазом в сторону разлома в корнях. Наверное, думает, рехнулся хозяин – по деревьям, как зимняя панда, лазает. Просунул руки под сетку, затеплил огонек на бересте. Сверху кинул траву и мох, влажные, из-под снега. Огня быть не должно, а то подпортить соболька можно. Дым удушливый, едкий и густой. Валит из березы – половина наружу, а половина – по пустому стволу как по трубе поднимается. Через траву в сучке тяга плохая, но есть. Поэтому дым, вытесняя воздух, постепенно заполняет полый древесный ствол, скапливаясь сверху и вынуждая зверька спускаться все ниже к корням. Вот слышно – скребется, беспокоится, фыркает. Приходится чуть придерживать собаку, чтобы пес в азарте не сбил сетку, и ждать, когда чернявому терпеть дым станет невмоготу и инстинкт заставит его бежать. Лишь бы дымокур не погас раньше времени. Момент выхода я, конечно, прозевал. Черная молния взметнула сетку, сорвав ее со ствола. Но зато этот момент не прозевал мой кобель! Рванулся, чуть не оставив кусок шкуры у меня в кулаке. Подскочил, ухватил прямо через сетку, пара резких рывков головой из стороны в сторону – все, кончено! Соболь со сломанным позвоночником бессильно повис в собачьей пасти. Командую «фу». Пес аккуратно выпускает зверька из зубов, кладет на снег. Снова хватает, за голову. Делает контрольный рывок… «Вот теперь все, хозяин» – словно бы говорит мне. В моих руках – драгоценная добыча. Чуть пожамканная, мокрая, но от этого не менее ценная. Высохнет, выделается шкурка – загляденье будет. Мех идеально черный, без единой сединки даже. Редкая, очень редкая удача! Убираю соболя в котомку и только сейчас замечаю, что световой день почти окончен – в глубине тайги уже лежат ночные тени. Светло только на чистом месте. Оглядел окрестности, пытаясь понять, где я нахожусь и в какой стороне зимовье. Все сильней чувствуется холод – мокрая рубаха и телогрейка на спине стали ледяными, не греют совершенно, наоборот даже, морозят. Нужно согреться и обсушиться хоть чуть-чуть, иначе вполне можно остаться среди тайги на веки вечные. Да и перекусить бы не мешало, да поразмыслить, куда же все-таки меня занесло. Перебрался с открытой скалы в глубь лиственничных зарослей – дует меньше и вроде бы, кажется, даже теплее. У крупного выворотня распалил костер, благо, дров вокруг просто море. Раздеться пришлось почти догола – все, что было под верхней одеждой, снял, развесил вокруг костра. От одежды валит пар, но меня морозит, жмусь ближе к огню, кручусь, как уж на сковородке – греет-то только с одного бока. Сварил чай, пью обжигающий напиток. Чай специально очень сладкий и горячий, кипяток почти. Это самый быстрый способ восстановить силы и согреться. Разморило… от жара костра и усталости клонит в сон, но спать категорически нельзя. Уснуть сейчас – означает умереть, замерзнуть насмерть среди зимней тайги. Отхожу от костра, умываюсь снегом. Мороз мгновенно проникает под мокрую телогрейку и штаны, но бодрит, выгоняет сонную истому, проясняет мысли. Переодеваюсь в подсохшую одежду, а верхнюю развешиваю вокруг костра сушиться. Присел, закурил. Пытаюсь вызвать в памяти квадратики карты – «километровки». Прикинул, на какую реку я мог бы выйти за четыре часа хода по тайге без тропы. По дороге спокойным шагом можно пройти что-то около двадцати километров, без дороги, думаю, километров двенадцать-пятнадцать максимум. Все-таки снег, да и уходил соболь не по прямой, петлял – скидываем еще верных пару километров. Итого, выходит, около десятка километров до зимовья, вот еще бы сообразить, в какую сторону. И тут меня осеняет! Да это же Кулин-гора, самая высокая точка водораздела! Никогда не приходилось видеть ее с такого ракурса. Скала тянется километра два, потом грядой уходит от реки. Вопрос о ночевке в лесу не стоит совсем – сейчас спасет только движение. Отдохнуть ведь все равно не получится толком, а значит, напрасно потратишь, потеряешь силы. Звезды видны не очень хорошо, затянуты, словно дымкой, но Полярная – различима. Только бы не затянуло небо – тогда точно в снегу ночевать придется. Луны нет, но если от костра отойти, все вполне видно.

…С час уже иду, в темноте каждая минута за две кажется. Моя тропа сейчас должна совпадать с расположением вершин сопок. Стараюсь идти так, чтобы не спускаться вообще. Не всегда получается – верх сопок сильно захламлен валежником и кустами. Часто приходится обходить, потом снова определяться, в какую сторону двигаться. Погода портится. Ковшик Малой Медведицы периодически затягивает облаками, но Полярную звезду пока видно. Тороплюсь.

…Почти три часа в пути. Звезд нет. Решаю чуть спуститься вниз с сопки, искать подходящую яму или корч и табориться, ждать рассвета. Совершенно неожиданно выкатываюсь на твердую тропу! Падаю на коленки, щупаю руками, не доверяя глазам. Точно! Занесенная снегом, но ЛЫЖНЯ! От радости плакать хочется. Несомненно, это моя тропа между зимовьями. Больше тут никто не мог лыжню проложить. Видимо, я уже давно иду вдоль нее. Тропой идти намного легче, веселее. Еще около часа скорого хода и я дома! Быстро растапливаю печь, скидываю с себя всю одежду, одеваюсь в сухое. Дрожит каждая поджилка, каждая мышца на ногах. Уставшее тело расслабилось и просто не слушается, требует отдыха. Кажется, начнись сейчас хоть потоп, не отреагировал бы. Ужин и прочие дела будут потом, «опосля», а сейчас – спать… 

Сергей Малашко
Роман,поздравляю с отличной работой.Отменная детализация и знания самого процесса охоты  позволяют вам держать читателя в напряжении  от начала и до концовки. Язык простой .но в то же время яркий и образный ,что добавляет работе дополнительных достоинств-она очень легко читается.Создается эффект погружения читателя  в описываемые события.
" К обеду воздух потеплел. " Из замечаний- может быть смысл есть изменить эту фразу.Это единственное,за что споткнулся в тексте. Удачи в конкурсе. С уважением  Сергей
Имя
Guest
А мне рассказ очень понравился. Я не считаю справедливым замечание "" К обеду воздух потеплел. " Из замечаний- может быть смысл есть изменить эту фразу.Это единственное,за что споткнулся в тексте. " Все вполне литератуно.
Имя
Роман Гарпинюк
Громадное спасибо за критику и коментарии. Ну пусть эта фраза будет авторской фишкой :) я и в жизни так выражаюсь :)
Имя
Роман Гарпинюк
http://forum.ihunter.ru/topic/9106-рассказы-от-bobrа
тут можно прочитать полную авторскую версию рассказа. ну и еще кой чего, если желание будет :)
Имя
Daniellus
Роман, поздравляю.
Имя

Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№7 (58) 2017 №9 (60) 2017 №8 (23) Август 2014 №8 (35) 2015 №11 Ноябрь 2014 №12 (63) 2017