Журнал

Хлопоты с кабанами, или как мы начинали с ноля

Редакция «Русского охотничьего журнала» обратилась с просьбой рассказать простым, доступным языком, не умничая, не уходя в охотоведческую науку, о том, как мы начали в своем охотхозяйстве заниматься кабаном и что делаем, чтобы их у нас стало в разы больше. 

Хлопоты с кабанами, или как мы начинали с ноля

Итак, начнем с начала, с 2007 года. Прежде чем брать в аренду хозяйство в Рязанской области, мы постарались определить, воспроизводством каких именно охотничьих животных целесообразно здесь заниматься, чтобы в последующем можно было компенсировать часть затрат на его содержание. И, разумеется, постарались выяснить, какой зверь и в каких количествах достался нам от прежнего владельца.

Территория хозяйства – 28 000 га густых ельников, болот, небольших полян и порядка 7000 га лугов – типичная Мещера, где могут обитать самые разнообразные копытные. Другой вопрос, какие из них здесь водятся и на каких целесообразнее всего делать ставку. По следам без особого труда определили, что косуль здесь нет вообще, а в наследство нам достались кабан и лось. Правда, лось в единичных экземплярах, а по всем нашим оценкам, выходило, что кабана не больше полусотни голов на все 28 000 гектаров.

Достаточно сложить два и два, чтобы понять, самое разумное в такой ситуации – заниматься кабаном. Не секрет, что из всех копытных именно этот зверь обеспечивает сравнительно быструю «отдачу», да и все говорило только об одном – это место для кабана.

Итак, пять лет назад мы начали вести подкормку и одновременно охотиться – худо-бедно, но зверь-то был. И получили такой результат: из 18 организованных дней охоты только один оказался успешным – отстреляли двух кабанов.

Проанализировали причины – да, нет дорог; да, не нарезаны кварталы; да, нет хороших собак; очень мало загонщиков; страдает организация – в наличии имелись все факторы неудачной охоты. Но главное, как я уже говорил, – мало зверя. При плотности кабана 0,002 головы на гектар говорить о гарантированной охоте не приходится.

Стали «крепко чесать голову» и думать, что делать и как делать. Пришли к выводу, что работа должна вестись целенаправленно и в то же время быть разноплановой. Что главное для зверя? Ответ лежит на поверхности – кормовая база и спокойствие.

Уменьшать фактор беспокойства решили таким образом. Во-первых, определили зоны спокойствия, куда зверь уходит отлеживаться, и туда никому не позволяем заходить вообще. Во-вторых, что касается загонных охот, в каждом из кварталов (у нас их около 200) в сезон организуем не более одного раза один загон. В-третьих, постарались подобрать не слишком вязких собак, чтобы не угоняли зверя за тридевять земель, не оставляя его в покое по два-три дня. В-четвертых, стали практиковать охоту с вышки, чтобы можно было уверенно вести селекционный отстрел (выбивать в первую очередь больных, слабых, не по возрасту мелких зверей). Для этого нужно было создать не две-три, а много подкормочных площадок (сегодня у нас их уже 16, плюс 18 легких летних вышек и три лабаза) и стрелять кабана на разных (соблюдая при этом простые правила – стрелять не сразу, как звери появятся у кормушки, а дать им начать кормиться, делать не больше одного выстрела, после выстрела сразу же не сходить).

Что еще можно сделать для того, чтобы быстрее увеличилось поголовье кабана (и вообще копытных)? Можно и нужно выработать правила, которые позволят сохранить маточное поголовье и дадут возможность нормально развиваться молодняку. Помню, как меня учил старый охотник Опарин Валерий Васильевич: «Не стреляй в секачей, в каждой семье должен быть папка, он и защитит, и дорогу пробьет, и корм найдет». Для многих это не очевидно, но мы секачей бережем. Естественно, не стреляем свиней. Для молодняка на прикормочных площадках построили «ясли». Известно, что взрослый кабан не просто шугает от кормушки сеголетков, а серьезно травмирует их ударами рыла. Там, где корм высыпают в общую кучу, молодые кабанята недополучают питания, медленнее растут, чаще болеют и гибнут. Самый простой способ решить эту проблему – сделать рядом с подкормочной площадкой небольшой загончик из жердей, под которыми мелкие могли бы свободно проходить, а крупным это было бы делать неловко. В результате взрослые питаются отдельно, «тинейджеры» – отдельно. При этом и тем и другим корм с некоторых пор стали высыпать не на землю, а в корыта – мы уверены, что это позволяет избегать инфекционных заболеваний.

Обязательное занятие, которому мы посвящали особенно в первое время немало времени и сил, – борьба с хищниками. Прежде всего начали борьбу с волком и бродячими собаками. Два года у нас уже нет этой напасти. И это тоже позволяет молодняку выживать. Понятно также, что чем лучше хозяйство, тем больше будет и двуногих браконьеров. Скажем так, мы готовы к этому. Разумеется, важно в этом плане наладить взаимоотношения с охотнадзором. Но, к большому сожалению, оперативная группа из 6 или 7 человек на область просто не в состоянии быть везде. Межрайонный инспектор, который тоже разрывается на части, может только приехать с проверкой. Для охотпользователей Рязанщины – счастье, что у нас очень мудрый, разумный директор департамента Корольков Сергей Александрович. Он 28 лет работает в области охотхозяйства и является специалистом своего дела.

Хотя, по большому счету, для меня главное – чтобы государство не мешало работать. А пока приходится мириться с тем, что каждые полгода появляются те или иные нововведения, а очередное недавнее – новый ЗМУ. А вот если будет, как предполагается, узаконена система общественных инспекторов, как раньше, то проблема браконьерства будет снята на 90%.

Зимой в 30-50 м от вышки мы выкладываем тюки соломы, в которой кабаны с удовольствием прячутся от морозов и ветра. Если для взрослых это не самое главное в жизни, то молодняку важно найти в стужу место потеплее. Накатные, вычищенные дороги, которые мы проложили между кварталами и регулярно прочищаем, позволяют животным передвигаться по хозяйству без особых энергозатрат. Такие дороги, кстати, быстрее оттаивают весной, и у соскучившихся по корешкам и червякам за долгую зиму кабанов появляется отдушина.

Кормежкой кабанов мы сразу занялись серьезно. Стали не просто подкармливать, а подкармливать разнообразными кормами: зерном, отходами хлебного производства, жмыхом, отходами рыбного производства. Даже просроченными печеньем, чипсами и кормом для собак. Плюс к тому стали засевать подкормочные поля: овес, люпин, картофель, кукурузу, горох. Правда, жизнь показала неэффективность такого разнообразия, и сегодня остановились на двух культурах – овес и топинамбур. Всего в хозяйстве 130 га подкормочных полей. Помимо этого на подкормочных площадках стали замешивать глинозем (смесь глины с солью), сделали купальные ямы и чесальные деревья (поливаем их машинной отработкой). Егеря поначалу сомневались в целесообразности глинозема, который нам посоветовал готовить А.А. Данилкин, но практика показала, что именно глинозем пользуется (у кабанов, во всяком случае) куда большим спросом, чем простой солонец.

Кормим кабанов регулярно, в том числе и летом. Поздней осенью, зимой и ранней весной – каждый день всем что есть, хотя стараемся разнообразить (ищем, естественно, варианты покупки наиболее дешевых кормов). В теплый период – не реже двух раз в неделю (но более качественным кормом – белый хлеб, кукуруза).

Как только начинаются холода, много снега и подножный корм искать все труднее, кабаны собираются в наше хозяйство со всей округи. Как известно, в поисках корма зимой стадо может пройти до сотни километров в день, а если кабаны знают уже, куда идти, то и больше.

Если перейти к цифрам, то в прошлом году с мая по сентябрь мы выложили порядка 50 тонн качественного корма, а зимой – 220-230 тонн. То есть с октября по март около 36 тонн выкладывали ежемесячно. Из расчета 3 кг на кабана в день мы кормим теоретически 400 кабанов. Такого количества маточного поголовья у нас пока нет. То есть кабан постоянно сыт. Еще по осени, в конце октября-ноября, вес сеголетка доходит до 35-40 кг (в этом году я отстрелял полосатика весом 5 кг), и такой молодняк перезимуют без проблем даже в очень морозную зиму.

Минус такой интенсивной кормежки, по мнению Данилкина, более ранее половое созревание, и он рекомендует уничтожать молодняк, чтобы сохранить маточное поголовье.

Кстати, мы не боимся учиться, консультироваться. Для меня главным консультантом от науки является Данилкин А.А., из практиков – Кондратьев А.Д. и Опарин В.В. Помню, предварительно почитав статьи в журналах, посмотрев у других, как и что, я навел, как мне казалось, порядок в хозяйстве и пригласил Данилкина. Мне казалось, что прежде всего он должен будет оценить наши вышки, но профессор в их сторону даже не посмотрел. «Это для охотников, – заявил он. – А мне интересно то, что сделано для кабанов». И в конце так нас разнес, что егеря вначале обиделись. И напрасно – впоследствии сами убедились в том, что он был во всем прав.

Вряд ли какое-то одно из всех наших мероприятий оказалось тем, благодаря которому поголовье кабанов в хозяйстве возросло с 50 до 500 голов (по моим подсчетам, маточного поголовья больше ста голов) в этом году и продолжает неуклонно расти. Скорее всего, это обусловлено всем комплексом причин. В результате стрелять мы стали больше в разы – счет идет уже на сотни. У нас появилась косуля, а поголовье лося увеличилось настолько, что в некоторых загонах оказывается по 10-15 голов.

Как я уже говорил, под выстрел попадает далеко не любой зверь. Прежде всего взрослые, заматеревшие животные прячутся в более крепких местах. А молодые встречаются по всему лесу, не уходят далеко от кормушек. В этом году мы делали три охоты по три загона в разных кварталах. В восьми из них были кабаны. А в одном даже три стада выскочило на номера.

Понятно, что рано или поздно перед таким хозяйством, как наше, неминуемо встает вопрос: какую плотность кабана считать оптимальной? На самом деле существует норма – 20 кабанов на 1000 га, которая, как и все усредненное, на мой взгляд, должна корректироваться для каждого отдельного случая. Многое зависит от того, как животных кормят и как отстреливают. В прошлом году мы скормили кабанам 274 тонны кормов. На наших 35 000 га обитает примерно 500 кабанов. То есть порядка полутора десятков на 1000 га. Немного не дотягиваем пока до нормы. Но я считаю, что при такой кормежке нормальный уровень поголовья может быть и больше – до 50 голов на 1000 га. Другое дело, что необходимо при этом своевременно отстреливать избытки так, чтобы зимой плотность возвращалась к 20 головам на тысячу гектаров. Во всяком случае до сих пор высокая плотность зверя не вызывала в хозяйстве такого негатива, как эпизоотия. Были отдельные ослабленные кабаны, но мы таких отстреливаем с вышки в первую очередь.

У меня иногда спрашивают, ориентируем ли мы свое хозяйство на трофейную охоту, по крайней мере в плане кабана. Хотя я сам увлечен коллекционированием трофеев, должен признать, что в России все-таки исторически сложилось так, что преобладает мясная охота, и наше хозяйство ориентировано на нее. Более того, наше охотхозяйство – это хозяйство, существующее на дотации, и коммерческая составляющая крайне мала, но если мы и будем переходить на коммерческую основу, то прежде всего речь будет идти о мясной охоте.

И в заключение скажу, что все вышеперечисленное лишь «видимая часть айсберга», а на самом деле о каждой проверенной нашей практикой позиции – кормление, биотехния, ветеринария, хозяйственные постройки и сооружения на территории хозяйства – можно писать отдельную статью. 

  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить

Текст и фото: Леонид Палько


Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№4 (31) 2015 №2 (65) 2018 №3 (78) 2019 №1 (52) 2017 №11 (62) 2017 №6 (45) 2016