Как-то в апреле, направляясь на дачу, я попал в вагон электрички известного маршрута Москва–Петушки. Народу было много, люди стояли в проходе, но в середине вагона было свободное место. Рядом лежала необычная собака. Зеваки с любопытством разглядывали ее, но на соседство никто не решался претендовать. " /> Сибирский Тарзан - №9, Сентябрь, 2013. Русский Охотничий Журнал
Журнал

Сибирский Тарзан

Как-то в апреле, направляясь на дачу, я попал в вагон электрички известного маршрута Москва–Петушки. Народу было много, люди стояли в проходе, но в середине вагона было свободное место. Рядом лежала необычная собака. Зеваки с любопытством разглядывали ее, но на соседство никто не решался претендовать.

Сибирский Тарзан
Я, осторожно обойдя симпатягу, уселся с ней рядом и стал пристально ее рассматривать. Заметив любопытство мое и других попутчиков, седовласый крепыш – хозяин собаки – добродушно пояснил: – Это же лайка, верный спутник и друг любого настоящего охотника.  

Без лайки в тайге делать нечего. Она и соболя, и горностая выследит, да и с волком схватиться не струсит. А на медведя так только с лайками и ходят…

Сердце мое защемило: перед глазами всплыли до боли родные собаки, лайки из моего далекого таежного детства, Тарзан и Охотник. Отчетливо вспомнилось, как отец, перебирая щенят, сразу отобрал себе в будущие помощники самого крупного щенка, назвав его Охотником. Второго щенка, поменьше, он велел брату отнести в другую деревню знакомому охотнику Ерофею. А маленького бедолагу отец забраковал и приказал мне кому-нибудь отдать.

Я отнес щеночка в школу, предложив одноклассникам взять его кому-нибудь себе. К моему тогдашнему огорчению (а впоследствии оказалось – к счастью), никто коротышку не взял, зато в классе ему быстро дали кличку Тарзан (в честь героя одноименного кино) и поместили в «живой уголок», вместе с белкой и бурундуком. А брат отнес третьего щенка Ерофею, который его одобрил, назвал Дюжим и передал взамен в подарок отцу отменный охотничий нож с узорчатыми ножнами.

Уже зимой, когда отец посетовал, что зря он отдал второго щенка Ерофею, я признался, что и тщедушного щеночка никто не взял, он прижился в школе, назван Тарзаном, уже сильно подрос, стал проворным и умным. На следующий день, когда я принес Тарзана домой, отец взял его на руки, посмотрел ему в глаза и спросил:
– Ты хочешь служить мне верой и правдой?

Тарзан повернул в его сторону голову и согласно сощурил глаза. Брат быстро притащил Охотника, и оба щенка обнялись лапками и радостно заскулили. С этих пор отец поручил брату опеку Охотника, а мне – Тарзана.

Наша роль заключалась не только в том, чтобы вовремя накормить питомцев, но и в развитии в них охотничьей сноровки и знания собачьих обязанностей. Отец требовал добиваться от собак быстрых и разумных действий, смелости, ловкости и выносливости. При этом собакам прививалась осторожность во взаимоотношениях с домашними животными, птицей и особенно с детьми.

Через два года Тарзан и Охотник уже исправно несли свою собачью службу, будучи прямыми участниками осенней утиной охоты и зимней добычи пушнины. В условиях дремучей тайги они являлись надежными проводниками и защитниками, и без них в нашей семье ни дети, ни взрослые в лес не уходили. Да и сам отец не мыслил выйти на охоту без сопровождения своих любимцев. И вскоре поистине героический поступок совершил Тарзан, спасая отца от неминуемой смерти на медвежьей охоте.

В те годы в наших лесах расплодились медведи. Настоящие охотники, к которым с гордостью я относил и отца, никогда не убивали этого зверя зазря. Сильный, бесстрашный, выносливый, неприхотливый, любознательный, в основном добродушный, но порой вынужденно злой, коварный и жестокий медведь в приленской тайге по всем статьям считается царем зверей. «Закон – тайга, медведь – хозяин» – это близко к истине.

По неписаному закону медведи, как правило, не трогали домашних животных, и уж тем более не нападали на людей. Им вполне хватало для прокорма сохатых и диких баранов, да и рыбы в нашей Пилюде и других реках, притоках Лены, водилось с избытком, лови – не ленись. Не раз наши деревенские бабы, увлекшись сбором черники, не замечали, как по соседству с ними этой же ягодой лакомится косолапый, а увидев людей, тут же убирался восвояси. Но медведи, как и люди, бывают разные, и в медвежьей семье, как говорится, «не без урода».

Увлекшись отстрелом волков, за шкуры которых в ту пору даже платили, наши охотники забыли на время про косолапого, а медведи тем временем все больше и больше стали докучать людям своими проделками, не брезгуя ни собакой, ни свиньей, ни даже коровой. Чашу терпения переполнил случай, когда один медведь-шатун серьезно покалечил охотника, когда тот повстречался с ним, возвращаясь из леса.

Узнав про это, отец договорился с Ерофеем отправиться в тайгу на поиски зарвавшегося зверя, как только приедет из Иркутска его племянник, сын пострадавшего охотника. Через три дня втроем с тремя собаками отправились в лес, в предполагаемый район обитания лютого зверя. Уже начался апрель – в наших краях самое время распутицы. Медведи пока еще спят, и любой попавшийся в лесу топтыгин мог оказаться тем самым шатуном, на поиски которого и направились зверобои. Первые два дня прошли без результатов. Кроме двух зайцев, которых тут же подстрелили на пропитание, обнаружить никого не удалось.

Еще до большого снега, в конце сентября, отец, будучи проводником у геологов, заметил рыхлую землю у одного огромного с корнем поваленного кедра. По всем признакам медведи готовили себе берлогу. Не отсюда ли двинулся в путь тот шатун, который в марте изуродовал охотника? Своими мыслями отец поделился с товарищами по охоте, и с утра они без всяких рассуждений направились на поиски этой берлоги. Собаки радостно пустились в лес, то разбегаясь в разные стороны, то возвращаясь, то снова убегая вперед в поисках косолапого. Спустившись по косогору в кедровую падь, охотники вышли в котловину, по которой осенью отец проходил с геологами. Здесь снег лежал еще совсем нетронутый.

Бежавший впереди Охотник вдруг резко повернул назад, покрутился у ног отца и с громким лаем, словно извещая о лежбище медведей, вместе с «братьями» бросился к обнаруженной им берлоге. Над вывороченным с корнем кедром охотники увидели огромный сугроб, над которым чуть заметно возвышался причудливый снежный рыхловатый нарост – отдушина, признак явного присутствия косолапых в берлоге. Собаки бегали вокруг сугроба, оглашая тайгу неистовым лаем. Сомнений не оставалось – это была берлога с мохнатыми обитателями. Отец признал это место, но опять стал отговаривать напарников от расправы над, может быть, совсем не повинными, мирно спящими медведями. Теперь он очень сокрушался, что показал им место обитания зверей. Ерофей и Антон настойчиво доказывали отцу необходимость отстрела излишне расплодившихся косолапых, и впрямь возомнивших себя хозяевами тайги.

– Ладно, мужики, – согласился отец, – тогда уж давайте действовать слаженно, и чур, если в берлоге будут медвежата – их не трогать. Коли вы мне доверяете, я займусь побудкой лежебоки. Ты, Антон, со своим карабином встань наизготовку с наклонной стороны, а ты, Ерофей, с двумя стволами целься с бугорка в левую сторону, где тоже может быть выход из берлоги.

Он вырубил длинный шест, заострил его и с места, где над сугробом был снежный нарост, стал шуровать внутри берлоги, положив рядом, на всякий случай, заряженный «жиганом» дробовик и передвинув на ременном поясе поудобнее охотничий нож, подаренный Ерофеем.

Однако усилия отца по выманиванию зверя оказались безрезультатными. Охотники устали держать ружья наизготовку, а отец – водить шестом по заснеженной берлоге. Но собаки не переставали истошно лаять, то отбегая, то приближаясь к берлоге. Ерофей приструнил собак и, обратившись к напарникам с предложением перекурить, достал из кисета махорку и стал из клочка газеты мастерить самокрутку. Антон остановил дядю, протягивая ему из пачки папиросу: 
– Вот, дядя, угощайся, и вы берите, дядя Иван, а махорке мы найдем другое применение…

Вдруг в эту минуту из угла берлоги, как раз там, где закуривал папиросу Антон, неожиданно выскочил некрупный медведь. Собаки с трех сторон бросились на ошалелого зверя, с ревом рванувшего наутек. Пока Ерофей с Антоном хватались за ружья, косолапый, несмотря на наскоки собак, успел по косогору оторваться от них саженей на десять. Отец, имея ружье под рукой, выстрелил первым в убегающего медведя.

Боясь попасть в одну из собак, он плохо прицелился, и выстрел получился неточным. Пуля прошила медведю холку и не причинила ему большого вреда. Бедолага свалился кубарем, но, быстро поднявшись на три ноги, попытался бежать дальше. Собаки отчаянными наскоками преградили путь отступающему зверю. И Ерофею с Антоном не составило большого труда пристрелить молодого медведя. В то же время из берлоги прямо на отца выскочила огромная медведица, «мать» пестуна, зимовавшего там с ней. Отец не успел перезарядить ружье, схватил его за ствол и со всего размаха ударил медведицу по морде (лучше бы он этого не делал).

И без того разъяренную из-за прерванного сладкого сна медведицу удар по башке только больше обозлил. Вместо того чтобы спасать свою шкуру, она с яростью и рыком набросилась на отца. Поднявшись во весь рост, зверюга размашистым ударом лапы выбила ружье у него из рук и попыталась ухватить его лапами за плечи. Отворачиваясь, отец оступился и повалился на снег, позволив двухсоткилограммовой «барышне» броситься к нему в объятия. В этот же миг Тарзан, откуда ни возьмись, прибежал на защиту хозяина, ухватив медведицу сзади за ляжку. Та свободной лапой скребанула по спине Тарзана и отбросила его от себя. Отец, придавленный в сугробе, успел освободить лишь голову и правую руку, пытаясь дотянуться до ножа. Тарзан, как умел лишь он один, резвыми прыжками набрасывался на медведицу, хватая ее то за шею, то за голову, то за спину, а та всякий раз могучей лапой отбрасывала его в сторону, как назойливую муху. Густая шерсть не позволяла Тарзану причинить настоящую боль медведице, чтобы переключить ее внимание на себя. Но отец сумел высвободить правую руку, смахнул снег с лица и уперся взглядом в глаза хищницы (это была его вторая ошибка при этой встрече). В таких случаях, не выдерживая человеческого взгляда, медведи стараются закрыть охотнику глаза сдираемой с черепа кожей.

Медведица, пытаясь лапами схватить отца за голову, дотянулась до его шапки. К счастью, шапка, сшитая из волчьей шкуры на подкладе из трехслойного сукна, сдержала проникновение когтей зверя. В ту же секунду Тарзан фантастическим прыжком достиг морды медведицы и мертвой хваткой вцепился в ее переносицу. Хищница почувствовала настоящую боль и со всей звериной злобой переключилась на Тарзана.

Своими когтистыми лапищами она оторвала героическую собаку от морды, но не швырнула его прочь, а, откинувшись поудобнее, когтями и зубами стала буквально рвать на части крошечного, но непокорного противника. За эти считанные секунды отец успел подняться на ноги и трижды вонзить ерофеевский нож в уязвимое место зверя на шее – да еще и повернуть. Кровь фонтаном брызнула на отца, обагрив место схватки. Медведица издала жуткий предсмертный рык, выронила останки Тарзана и, встав на задние лапы, попыталась наброситься на отца. Прыгнувший ей на шею с разбегу Охотник помог отцу, еще орудовавшему ножом, прикончить остервенелую медведицу. Прибежавшие следом за Охотником Антон и Ерофей застали такую картину: отец без шапки (ее медведица успела-таки сорвать), залитый кровью с головы до ног, ползал на коленях вокруг убитой медведицы и собирал в сброшенную с себя охотничью парку кусочки растерзанного Тарзана. Наклонившись низко над останками своего любимца, он трижды перекрестился (чего отец никогда ни раньше, ни позже не делал прилюдно) и со словами: «Прости мя, Господи, не уберег я своего родного Тарзанушку», пустился в неутешные рыдания. Ерофей, взяв за плечи Антона, тихо промолвил: «Отойдем-ка, паря, подальше, пусть он останется с ним наедине, – и проникновенно добавил: – Вот, племяш, так могут любить настоящих собак только настоящие охотники!»


Текст: Афанасий Пласкеев
Фото: Архив редакции

Вернуться к списку

Guest Виктор
Великолепный рассказ.
Имя

Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№ 2 (89) 2020 №3 (18) Март 2014 №11 (86) 2019 №5, Май, 2013 №10 (25) Октябрь 2014 №7 (70) 2018