Охотиться я начал с четырех лет – именно в этом возрасте отец стал брать меня с собой на охоту. Дело было в Крыму. Ездили на мотоцикле с грузовой коляской, в которой было специально сделано сиденье для меня...   " /> У каждого своя школа - №11 Ноябрь 2014 . Русский Охотничий Журнал
Журнал

У каждого своя школа

Охотиться я начал с четырех лет – именно в этом возрасте отец стал брать меня с собой на охоту. Дело было в Крыму. Ездили на мотоцикле с грузовой коляской, в которой было специально сделано сиденье для меня...  

У каждого своя школа

...В десять лет я подстрелил первого в своей жизни зайца, в чем сейчас, по прошествии многих лет, глубоко сомневаюсь. Скорее всего, это был подранок, в сторону которого я стрелял, – заяц выбежал из кольца и упал недалеко от меня. В 14 лет, уже живя на Чукотке, стрелял утку и гуся. В 15 лет получил охотничий билет. В 16 взял первого медведя.

Согласно закону РСФСР, население Магаданской области могло охотиться с 14 лет. Мой отец посчитал, что если чукотский мальчишка может в 14 лет официально стать охотником, то русский тем более. Так в 15 лет я вступил в общество охотников, а свой первый охотничий билет храню до сих пор. И вот уже больше сорока лет занимаюсь этим любимым делом.

Все было за эти годы. И тонули в Керченском проливе, и промокали до нитки под беспросветным крымским зимним дождем, и изнывали от ужасающей жары в перерывах между утренней и вечерней зорькой. Замерзали в чукотских снегах, блуждали в тундре, вытаскивали гусеницы от вездехода из рек, вязли в болоте, жгли сигнальные костры пролетающим в чукотском небе самолетам, держали как НЗ последнюю корку хлеба в ожидании «вертушки» на берегу Тихого океана. Отбивались от полчищ гнуса и комаров. И – уже в Крыму – клиническая смерть и полгода болезни после полученного на открытии сезона по перу укуса знаменитого паука каракурта. Ничто не поколебало страсти к этому увлечению, именуемому Охотой.

Прожив 19 лет на Крайнем Севере, я вернулся в Крым, в родную Керчь. Мои же друзья Юрий и Александр не были охотниками. Юра работал в правоохранительных органах, в отделе розыска, и его время просто ему не принадлежало – он работал днем и ночью. Дежурства, ночные подъемы по звонку, вечный поиск. У меня и мыслей никогда не было предложить ему поехать на охоту, хотя дружили давно. Но вот однажды случилось так, что день рождения моего отца совпал с днем заячьей охоты, а на охоту мы ездим на «Ниве», называемой мной «проходимкой», или БМО – боевой машиной охотника. Естественно, там, в поле, по окончании охоты надо будет выпить за здоровье именинника с сельскими охотниками. Встал вопрос: а кто поведет «проходимку» назад в город, кто сядет за руль? Отец – именинник, да и я не против принять сто грамм за здоровье родителя и наставника, внук же еще не имел водительских прав.

И вот тогда вспомнил, что Юрец в отпуске. Предложил ему поехать в качестве водителя и провести время в мужской компании, посмотреть, как проходит охота на ушастого. Он согласился, и мы отправились в выходной день на охоту. По окончании охоты на зайца, отобедав и поздравив именинника с днем рождения, решили поехать поискать гуся. В первой же большой луже «Нива» застряла. Пришлось мне садиться за руль, благо ГАИ в степи нет. Но это было только начало. Дело в том, что парой дней раньше в этих местах прошли войсковые учения, и вся степь была испещрена следами от БТРов, БМП и танков. Глубокие колеи, размытые и наполненные зимними крымскими дождями, сделали свое дело. Короче говоря, по степи для нас были расставлены ловушки. Еще несколько раз «Нива» садилась на мосты и, казалось, прилипала к земле навсегда. Машину толкали, откапывали, поднимали домкратами, подкладывали траву и с трудом найденные в степи ветки. Все в грязи, с полными сапогами воды, с забрызганными жижей лицами и одеждой, далеко к ночи мы попали домой. Дома, отмывшись, отец мне тогда сказал: «Ты навсегда отбил Юре желание ездить с нами на охоту».

В понедельник телефонный звонок – это был Юра. Не успев поздороваться, он спросил: «Можно, в следующий выходной я поеду с вами на охоту?». И поехал, и поехало… Весной он уже спрашивал, на что еще можно охотиться и когда открывается осенняя охота. В августе новоиспеченный охотник, купив старенькую курковку 16-го калибра, стрелял со мной утку. Добыв первого в жизни зайца, поцеловал ложе своего ружья. Сегодня это заядлый, неутомимый зайчатник, готовый шагать за ушастым с утра до вечера в надежде на хороший выстрел. Немного позже, увидев, как работает мой любимый Граф, как он держит стойку на фазана или тянет почти ползком за убегающей в бурьяне стайкой куропаток, привез себе из Донецка пойнтера. Два его сына мечтают об охоте. Старший уже имеет билет охотника, младший пока юниор. В итоге Юра сказал, что все мужчины – охотники. И охотничий дух в них присутствует всегда, еще со времен пещер, когда охота была основным средством существования. А у настоящего мужчины этот дух проснется рано или поздно. И до сих пор после каждого удачного выстрела целует свою «тулку».

У каждого своя школа

Александр, или, как по-домашнему мы зовем его, Шура, ходил в моря. Вот ему я предлагал стать охотником – еще во времена, когда он был третьим помощником капитана. В ответ только и слышал, что водку с друзьями можно пить и в гараже, да и вообще вы, охотники, больные люди, бегаете за птичкой по полю, черт-те что. То есть все представление об охоте у него сводилось к принятию алкоголя и беготне по полю – откуда он черпал эти познания, даже не знаю. По прошествии многих лет Шура, уже капитан дальнего плавания, просидев на берегу в ожидании хорошего контракта 7 месяцев и от такого тоскливого безделья, а может, просто устав от гаражных товарищей, согласился поехать со мной и Юрой, который к тому времени имел «солидный» охотничий стаж в один год, на охоту. Это была охота по перу в поле. Без ружья, просто с биноклем в руках он наблюдал за нами. На следующий год Шура уже был членом КРООР. Еще через год имел два ружья и весь арсенал охотника – экипировку на все виды охот, утиные, гусиные и голубиные чучела, резиновую лодку и костюмы.

Так получилось, что первое ружье Шура смог приобрести в самом конце охотничьего сезона, а это был последний день охоты на гуся. Мы втроем затемно приехали на место гусиной жировки, поставили гусиные профили, замаскировались и стали ждать перелета. Погода была абсолютно безветренная и солнечная. И гуси, не реагируя на наши приманки, транзитом на большой высоте ушли совсем на другие поля. Надо было без добычи возвращаться домой. Жена засмеет Шуру – только купил ружье, и новоиспеченный охотник, не постреляв из нового приобретения, вернется домой «тарахтаем». И тогда я подкинул своим друзьям идею. Давайте заедем в близлежащую деревню и купим домашних гусей. А Шура их подстрелит в поле. И из нового ружья постреляет, и будет видно, что гуси биты дробью. Женам скажем, что это редкие серые канадские гуси случайно заблудились и прилетели на Керченский полуостров, а мы добыли трех штук. Благо жены моих охотников никогда в жизни не видели ни домашних, ни тем более диких гусей. Так и сделали.

Моя жена, прожившая на Чукотке много лет, перещипавшая не одну сотню гусей, отличавшая гуменника от казарки и видавшая настоящих канадских гусей, сразу узрела обман. Я упросил ее, чтобы она молчала и не выдала этой страшной тайны женам моих друзей. Прошло уже много лет, и эта тайна до сих пор не раскрыта. Только иногда благоверные вспоминают, какие огромные были канадские гуси, и удивляются, почему они больше не прилетают к нам в Крым.

Сегодня Шура заядлый утятник и гусятник. И говорит, что когда сбивает гуся, получает такое же удовольствие, как от близости с женщиной. Каждый год он открывает для себя новый вид охоты, будь то это охота на перепела или «заброд» на лысуху. И всегда для него это – неописуемый, ни с чем не сравнимый восторг. Он так увлекся, что не может теперь прожить и дня без охоты. И в межсезонье всегда что-то изобретает для охоты, какие-то снасти и приспособления. Самое интересное, что его супруга – Ирина – порой сопровождает его. В камуфляжном костюме сидит с ним на охоте в скрадке. И, возможно, в нашем полку появится еще одна женщина-охотница.

Вот так мы трое, все по-разному, кто в детстве, а кто уже в зрелом возрасте, стали на тропу, называемую Охотой.


Текст и фото: Владимир Грищенко 



Вернуться к списку


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№2 (53) 2017 №10 (85) 2019 №7 (46) 2016 №9, Сентябрь. 2012 №3 (18) Март 2014 №7, Июль, 2013