Журнал

Сказ про то, как мы демонов на загонной охоте ловили

Случилось это с десяток лет назад неподалеку от Углича. 

Сказ про то, как мы демонов на загонной охоте ловили

Дело было поздней осенью, когда московские мужики выбираются по первому снегу в ближайшие от Москвы губернии водочки попить, в баньке попариться, задушевно с друзьями о бабах и о политике поболтать, ну и, если повезет, свежим воздухом подышать и лося стрельнуть – диетического мясца домой привезти.


Был еще цел сгоревший год спустя деревенский дом, в котором мы ночевали, приезжая к нашему другу Сергею на загонную охоту.


Многие из нашей компании целый год жили предвкушением этой поездки. И Серега, конечно, был высококлассным охотоведом – мы ни разу не уезжали от него без мяса. Вот и в тот раз, проведя три загона, мы добыли в последнем пару лосей.


В нашей компании давно повелось, что вечером на ужин мы обязательно должны поесть жареной лосиной печенки. Сашка с Валеркой отлично знали свое дело, при одном воспоминании об их подвигах у плиты слюнки текут. И в тот вечер ребята постарались – приготовили отменную печень с жареной картошкой.


Ну а пока они готовили, остальные члены нашей братии сидели за столом, отмечая очередную ежегодную встречу, выпивали, болтали, гоготали – в общем, все как обычно в нормальной мужской охотничьей компании, выскользнувшей на выходные из Москвы.


Много на голодный желудок не примешь, но вот наконец Сашка с Валеркой шкварчащую сковородку с печенкой несут – классная закусь подоспела.


Но, Костик, впервые поехавший с нами на охоту, стал единственным, кто печенку есть отказался, мотивируя тем, что худеет. Как ни заставляли – не хочет: нет, и все тут. До печенки он так и не дотронулся – ну и не надо, нам больше достанется. Никто не придал тогда его поведению значения, а зря.


Ближе к полуночи, мягко говоря, подвыпивший народ стал разбредаться по постелям. В моей комнате ночевали еще Глеб и Макс, а во второй комнате – все остальные члены нашей команды: Сашка, Валерка, Олег и Костик. Дверь в дом мы, как обычно, основательно заперли – на календаре было лихое время, конец двадцатого века, мало ли что: медведи, бандиты, всего тогда хватало.


На сытый и немного пьяный желудок заснул я быстро. Просто лег на кровать и провалился в сон. Снилась мне загонная охота, стада здоровенных лосей, бегающих вдоль номеров и наконец-то выходящих на меня – а то все последние охоты они почему-то доставались только Сашке или Глебу. И вот во сне я вижу: на меня, ломая ветки, прет большущий лось, все ближе, ближе, я вскидываю ружье и…


В этот момент сквозь сон я слышу леденящий душу совершенно нечеловеческий вопль!!! …Животный страх пронизал меня насквозь! Этот звук описать и передать невозможно!… Даже по прошествии многих лет при воспоминании о том крике у меня внутренности сжимаются и волосы дыбом встают.


В еще спящем мозгу за долю секунды промелькнуло – наверное, бандиты (правда, почему-то с мордами медведей) ворвались в дом и кого-то из наших живьем режут. Сквозь сон слышу – с кровати Глеба, стукнув о пол конечностями, кто-то быстро утаскивает в другую комнату его тело. Тихо и без сопротивления! О, ужас, кто же на нас напал!? Что это за звери такие – за пару секунд разделались со здоровенным Глебом! Все, это конец! – Глеба уже в живых нет, Макса тоже в темноте не вижу и не слышу... наверное, я один живой в комнате остался.


Накануне перед поездкой я смотрел обычные для того непростого времени новости – показывали, как где-то бандиты всю семью в доме расстреляли, только подросток спасся, забравшись под кровать. Даже в нетрезвом состоянии мои рефлексы во сне хорошо сработали на самосохранение – в следующую долю секунды я ощутил себя уже под кроватью, прижавшимся к стене и отгородившимся от опасного мира футляром с разобранным ружьем. А еще через мгновение я в полной темноте лежал с заряженным ружьем в руках, готовый отбиваться до последнего.


В этот момент другие члены нашей команды…


Со слов Макса: услышав животный крик умирающего под пытками человека и пытаясь стряхнуть остатки сна, он садится на кровати. Тут еще, конечно, надо Макса себе представить: гора мышц под два метра ростом, косая сажень в плечах, пятидесятисантиметровые бицепсы, кулаки – с мою голову размером. Услышав, что Глеба кто-то в темноте беззвучно утащил, он, окинув взглядом мою постель и никого на ней не обнаружив, понимает, что друзей уже в живых нет, он остался один. Что тут еще подумаешь после таких криков? Приняв подобие боевой стойки, еще сонный и не совсем трезвый, сидя на кровати с закрытыми глазами, он думает – убью всех, кто подойдет.


В этот момент из другой комнаты раздается голос Глеба: «Костик! …! Что с тобой?! …! …!» Я, прогнав последние остатки пригрезившихся видений, выглядываю из-под кровати – и в лунном свете вижу живого Макса, сидящего в «боевой стойке» на своей кровати. Макс открывает зажмуренные глаза и видит какое-то существо с дулом, сверкающее глазами из-под кровати. Что бы вы сделали в этой ситуации на его месте? Слава богу, он так не сделал. Видимо, нетрезвость замедлила реакцию. Пара секунд уходит на опознание подкроватного жителя – ура, я опознан и признан тоже живым. Теперь можно без опаски вылезать.


Вдруг опять крик: «Держи ее…держи!» В следующую секунду, не сговариваясь, мы бросаемся на помощь Глебу в соседнюю комнату.


Там уже горит свет. На кровати, ближней к печке, барахтается нечленораздельно мычащий Костик, а живой и невредимый Глеб пытается ему помочь. Олег и Валерка, мертвенно-белые, с огромными от ужаса глазами, стоят на своих кроватях, закутавшись в одеяла. Болтающий в воздухе запутавшимися в простыне ногами, еще сонный, Костик опять что-то кричит. Оценив обстановку, понимаю – бандитов и медведей здесь нет, спасать некого. Только Сашка куда-то пропал.


Спрашиваю у Валерки – что случилось, где Сашка? А Сашка, оказывается, устав от храпа разомлевших друзей, ушел посреди ночи спать на кухню. Дверь на кухню плотно закрыта – зная Сашку, осторожно стучу, подавая голос, тихонько отворяю. Заметно протрезвевший от услышанного до этого душераздирающего вопля Сашка сидит в изголовье кровати с наведенным на дверь карабином. Только рассмотрев меня, карабин опускает.


Возвращаемся в «комнату ужасов». Напряжение немного спало, но ребята еще не в себе. Олег с Валеркой, отказываясь слезать с кроватей и немного заикаясь, рассказывают, что после нечеловеческого крика в следующий миг на них в темноте что-то набросилось – плотное, колючее, тяжелое. Отбившись от этого кошмара, они услышали Костин уже человеческий крик «Держи ее… держи!», и в этот момент включился свет, заставший их стоящими на кроватях.


Нужно при этом видеть «доброе» выражение лица Олега. Он не мог тогда похвастать буйной шевелюрой, а несколько шрамов на полностью блестящей голове однозначно формировали портрет опытного бойца. На тот момент мы еще мало знали об Олеге, о профессии не спрашивали, и я думал, что Олег с его внешностью мог бы заниматься как минимум востребованным на тот момент делом – выбиванием долгов. В общем, неожиданно было увидеть бывалого человека, вытянувшегося в струнку на кровати. Интересно, а как бы вы повели себя в той ситуации? Уж на его месте я точно не хотел бы оказаться – его кровать ближе всех к Костику находилась. Могу представить, что Олег пережил, когда практически над ухом так сильно и, я бы сказал, необычно заорали, а потом еще что-то на тебя, сонного и испуганного, набросили.


Что же у них там случилось? Как мы ни «пытали», Костик так и не признался, что ему приснилось. То ли на голодный желудок немного пива перебрал, то ли пятки обжег во сне о печку, но, единственное, что он смог, протерев глаза, нам сказать: «Это все демоны виноваты!»  Отбиваясь во сне от демонов, он заорал и сбросил с себя ногами одеяло, которое улетело на Олега с Валеркой. Так вот что на них напало – плотное, колючее, тяжелое!


Спать нам теперь совсем не хотелось – смеясь, но держась за сердце, мы еще пару часов рассказывали друг другу о своих переживаниях, о том, как друг друга чуть не перестреляли. Ведь еле выжили, «сражаясь с демонами»!


То была наша последняя загонная охота с ночевкой в этом доме. Уж не знаю, кто там из нечисти действительно поселился, но на следующий год этот дом то ли по своей инициативе, то ли нет, но сгорел.


А Костик с тех пор больше не ездит с нами. Но, по слухам, если бывает где-то на охоте, обязательно там ест печенку и делает это очень основательно.


Февраль, 2008


Текст: Константин Попов

Фото: © Depositphotos.com/sgoodwin4813


Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№9 (60) 2017 №1 (16) Январь 2014 №9, Сентябрь. 2012 №6 (21) Июнь 2014 №8 (59) 2017 №3 (18) Март 2014