Журнал

Год медвежьего учета

Как известно ещё из «главохотовской» методички: «Учёт поголовья бурого медведя на больших территориях осложняется кратковременной, а не ежегодной активностью зверя в снежный период, скрытным образом его жизни, отсутствием связи между количеством добытых медведей и состоянием его численности…»

Год медвежьего учета

На самом деле, конечно, ни одно хозяйство, занимающееся медведем всерьёз, никогда точно не знает, сколько косолапых у них обитает, а данные о численности бывают обусловлены в первую очередь реальной способностью «закрыть» такое-то количество лицензий. Хотя опять же год на год не приходится, бывает, и весенние привады по погодным обстоятельствам вовремя не обустроить, и на овсы в ягодный год медведи походят от силы неделю-полторы. Вот и приходится охотпользователям лавировать между многими неизвестными. Но хотя бы оценить, а сколько же в принципе может «у меня» обитать медведей, согласитесь, интересно. Однако все принятые методы: картирование следов жизнедеятельности, весеннее тропление, метод прямого учёта, авиаучёт и прямой подсчёт на овсах – редко дают ошибку менее, чем в 1,5–2 раза. Обычно больше. Но в этот год на европейской части России сложились просто уникальные условия для учёта медвежьего поголовья с небывалой точностью. Причём именно методом прямого подсчёта на овсах…

Лето и осень этого года оказались очень небогаты урожаем даров леса. Черники и брусники – основного корма бурого медведя – было совсем мало и какими-то разнокалиберными клочками. Рябина начала было созревать, да вся и осыпалась. Видимо, поэтому к концу августа множество медведей проложили свои тропы-дороги к полям овса, которые для них были посеяны нашими охотниками. Тут тоже были свои трудности: всю весну шли затяжные дожди, на некоторые низменные и сырые поля-поляны невозможно было заехать на тракторе с плугом. Я в своём охотничьем хозяйстве (80 тысяч гектаров) смог посеять чуть больше половины полей от ежегодной нормы.

Год медвежьего учета

Вот так я регулярно осматривал посевы овса в конце лета и удивлялся: медвежьих следов рядом с полями предостаточно, но не едят. Однако когда овёс дошёл до молочной спелости, как будто команда прозвучала – «приступить к приёму пищи»: посевы начали уничтожаться с катастрофической скоростью. И оказалось, что медведей на полях, несмотря на их вроде территориальную обособленность, появляется одновременно по несколько штук, и иногда это явно не родственники. В этом году меня удивили две встречи с медвежьими семействами. Однажды выезжаю на поле на уазике (устал в этот день пешком ходить), узенькая дорога выныривает из густого смешанного лесного подроста, а навстречу мне – метрах в сорока – встаёт лохматая троица. Мне с первого взгляда показалось, что все они одинакового размера и возраста громилы. Но когда двое после команды мамки кинулись убегать к лесу, а «большуха», наоборот, кинулась в мою сторону, стало понятно, что это медведи на третьем году жизни, и они ещё ходят с мамкой. Я решил уступить медведице и крутанул руль на краю поля влево, притормозил для разворота, она же в десяти метрах от машины встала на задние лапы, рявкнула-пугнула и тоже метнулась в сторону под полог леса.

Другую такую троицу, медведицу с двойней как минимум на третьем году, увидел с вышки, когда решил понаблюдать за другим лесным полем. Впрочем, поля охотхозяйства в этот год медведи подъели уже к сентябрю – выручило большое колхозное поле, 33 гектара, и, главное, оно было одно на всю нашу немаленькую часть района. Вот на нём плотность медвежьего населения и удивила больше всего. Однажды, в конце светового дня в начале сентября, я наблюдал за чёрной медведицей с пестуном, а метрах в двухстах от них насыщался другой светло-бурый молодой медведь. Вдруг они как по команде встали на задние лапы и повернулись в одну сторону к дальнему углу поля, а оттуда повалило – я чуть не засмеялся: в высоком овсе не очень было понятно, сколько медвежат (потом разглядел: трое), с ними пестун, затем осторожно вышла медведица, крупная чёрная. Итого восемь за день. А всего с конца августа до конца октября я воочию наблюдал тридцать медведей разного размера и возраста, если кого-то из них я и «посчитал» дважды, то всё равно при оценке общего количества медведей, собравшихся у единственной на район кормовой базы, вряд ли ошибся в сторону завышения. Всё-таки я редко сидел позже 10–11 вечера, а судя по набитым тут и там тропам-дорогам, выходы косолапых на кормёжку были и позже. Интересно ещё и то, что большинство наблюдаемых медведей были почти чёрные. В прежние годы я не встречал так часто чёрных медведей, всё-таки у нас «ближние» медведи – те, что живут вблизи охотбазы и полей – бурые.

Год медвежьего учета

Вот такие неожиданные этой осенью получились учёты бурого медведя. Раньше отчёты пишешь, вспоминаешь, записи ищешь, где в каких местах встречал следы жизнедеятельности медведей. А в этом году не следы их, а тропы. А визуальные контакты иногда получались вот такие коллективные.

Охота медвежья в этом году тоже прошла на отлично. Крупных трофеев мало кто из охотников дождался (да и непросто это, при таком-то обилии), но все разрешения на добычу медведя согласно установленных квот были освоены. Оставил на весну я всего одного, больше не нужно. И, видимо, из-за такого вот прессинга медведей пока не получается охота на кабана и лося на реву, времени в сентябре не хватило. А с мишкой до его ухода на зимнюю квартиру и до установления постоянного снежного покрова мы, думаю, повстречаемся. И начну отсчёт четвёртого их десятка.

Кстати, может, именно из-за медвежьего «исхода» гон лося этой осенью проходил как-то неактивно и нестабильно, я сказал бы, втихаря. В дождливую и ветреную погоду до середины сентября рёва в этом районе не было слышно. В нечастые дни хорошей погоды, находясь на овсяных полях, я слышал звуки каких-то скоротечных лосиных боёв: несколько ударов рогами, жалостный рёв побеждённого – и тишина. А теперь в конце октября в зарастающем молодым лесом поле совсем рядом с охотничьей базой и на краю леса у соседней деревни нахожу гонные ямы, заломанные кусты и деревья.

Что же касается реальной и документальной оценки численности всё того же медведя, то, по официальным данным учётов, на территории охотхозяйства «Ареал» на площади 80 тысяч гектаров обитает около 70 медведей. Как я уже сказал, только до конца сентября я уже насчитал более 30 медведей, собравшихся с площади – по оценочным прикидкам, – соответствующей не более четвёртой части нашего хозяйства. Вот и считайте. 

Текст и фото: Виктор Лопатин 


Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№10 (25) Октябрь 2014 №3 (30) 2015 №5 (56) 2017 №8 (59) 2017 №9 (36) 2015 №1.2015