Журнал

«Бей пижона!»

В охоте, как в жизни, не всё однозначно, тривиально или сводится к простой добыче мяса или инстинкту убийства, как сейчас скандируют «зелёные». Думается мне, что есть три кита... Нет, лучше пусть будут три медведя, три хозяина леса, на которых зиждется сама идея, сущность охоты: знания, уважение к природе и азарт.

«Бей пижона!»

Эти три идеи тесно между собой связаны и не существуют друг без друга. Азарт, он же инстинкт охотника – самое сильное чувство, главный движок, но знания и опыт, а также глубокое уважение к природе и бережливое к ней отношение так же важны. Из совокупности этих трёх проявлений сознания и души человека проистекает культура охоты и, как роскошное дополнение, её визуальное проявление – эстетика. Из чего состоит и так ли уж необходима эта туманная, трудноопределимая вещь?

Традиции

Существенное влияние на эстетику охоты оказывают традиции. У каждого народа они свои. Человеку трудно судить об охоте и её традициях в другой стране, если он там не бывал и не общался с охотниками этого государства. Однако, предприняв такую поездку, любой духовно обогатится. Не обязательно ехать за границу. Можно побывать в другой географической полосе или даже в другом коллективе или хозяйстве, чтобы узнать что-то новое, увидеть положительный или негативный пример и сделать выводы. В разных странах разные традиции охоты. Конечно, как эталон нередко называют Германию, Австрию, Чехию, Польшу. Старая Европа – это обязательно охотник в шляпе с пером или пучком шерсти шамоа (серны), шерстяной костюм, кожаный патронташ; это ковёр из еловых веток, определённый порядок размещения добычи на нём, факелы и горны, горны...

Не везде всё одинаково, однако без традиций, без красивых жестов не обходится ни одна охота ни в старой, ни в молодой Европе (странах Балтии). Латвия была в составе Советского Союза с 1940 по 1991 год. Отбрасывая политику, демографию и экономические обстоятельства, отметим лишь, что и в охотничьем хозяйстве Латвии в силе были законы и правила, единые на всей территории страны. То же относится и к Эстонии и Литве. Сейчас эти веяния ещё чувствуются, но все три страны уверенно идут в направлении культурной, эстетичной и современной охоты, где главное не добыча мяса, а опыт, впечатления, общение с единомышленниками и долгосрочное использование ресурсов. Эстония – страна скандинавская. Там охота – это нечто, составляющее часть жизни населения, и один из способов добычи пропитания. Литва имеет общую границу с Польшей и переняла у поляков многое, в том числе и часть охотничьих традиций. Будучи выраженно католической страной, Литва довольно давно восстановила празднование дня святого Губерта Льежского, и это очень хорошо вписывается в общее полотно традиций охотничьего сообщества Европы. Литовцы на охоту одеваются практично, но на праздники всегда являются в белых рубашках, пиджаках с галстуками боло и в шляпах с разными атрибутами и значками. Причём привычка одеваться красиво распространяется в этой стране всё быстрее. Есть в Литве и оркестры, исполняющие охотничью музыку и даже участвующие в тематических конкурсах за границей. В прошлом году представители Литвы, музыканты оркестра Tauro Ragai («Рога тура»), заняли первое место в традиционном конкурсе исполнителей охотничьей музыки в Польше. Валторнист оркестра из Вильнюса Игорис Процеповас как-то в частной беседе сказал, что охотничий рог – это душа охоты. Он часто и с радостью играет сигналы на охоте в своём коллективе и в гостях. Звуки валторны заставляют сердце биться быстрее, навевают романтические грёзы о королевской охоте где-нибудь в лесах Франции. Слушая охотничий рожок, можно представить себя на коне, в прекрасном камзоле, и свору гончих, загоняющих оленя... Охотничья музыка пробуждает самые благородные чувства, она зовёт скорее на охоту, требует замереть с молчанием в сердце, отдавая почести поверженному животному, и веселит, призывая к пиру после охоты. Это тоже часть эстетики.

К традициям относится и поздравление охотника, добывшего животное. В Латвии после каждого загона охотники делятся наблюдениями, рассказывают о каждом выстреле и ситуации. Тот, кто добыл животное, получает в награду еловую веточку на шляпу или шапку и с гордостью носит её весь день. А тот, кто промазал, становится обладателем баранки. В буквальном смысле. После охоты жарится печёнка. Общее застолье – это тоже одна из традиций. Так же, как открытие сезона загонной охоты в начале октября и закрытие в конце января. Это нюансы, доставляющие удовольствие самим охотникам и их семьям. У нас многие коллективы раз в год делают загонную охоту, где принимают участие и жёны, и дети. После зачастую бывают танцы под открытым небом на лугу и общее застолье.

В Латвии организации, объединяющие охотников, и даже отдельные клубы активно популяризируют идею праздничной формы для охотников. Высказывается мнение, что необходимо разработать и утвердить единый образец парадного костюма. В некоторых странах внешний вид охотника, особенно если речь идёт о публичных мероприятиях и праздниках, даже регулируется законом. Это может казаться излишним, однако внешность, умение вести себя, знание своего дела и, главное, желание делиться этими знаниями определяют отношение общества к охотникам. Интересно, что в Словении есть даже устоявшаяся церемония погребения с залпами и прощальной речью. Некоторые люди в этой стране становятся охотниками только ради того, чтобы иметь право на эту церемонию. Они никогда не охотятся, но желают уйти в мир иной под звуки валторны и ружейных выстрелов. Излишним будет упоминание о том, насколько уважительно отношение людей, с охотой не связанных, к представителям нашей «профессии» в Словении. В Чехии охотник с оружием и в экипировке на туристической тропе вызывает лишь приветливую улыбку. Была такая ситуация: мы с гидом спускались с холма, на котором искали муфлонов. Был выходной, навстречу шли любители прогулок с детьми, с собаками, пенсионеры с палками для скандинавской ходьбы, и все без исключения здоровались с нами, охотниками (шли с оружием и в полной экипировке).

В последнее время страны бывшего соцлагеря, в том числе и Россия, всё чаще сталкиваются с так называемым зелёным терроризмом – нападками различных организаций, действующих как бы от имени братьев наших меньших. Это огромная проблема, которая ширится и в скором времени начнёт влиять на процессы в охотничьем хозяйстве. Есть единственный путь, как противостоять основанным на эмоциях и истерии тезисам «зелёных», которые насаживаются в умах неинформированного общества. Мы, охотники, должны представать образованными, сдержанными, элегантными и законопослушными людьми. Мы должны просвещать, мы должны на личном примере показывать, каким должно быть отношение к лесу, животным, к природе, дабы сохранить и приумножить богатства, которые достанутся нашим детям и внукам. Слова «охотник» и «природоохранник» суть синонимы.

Значение фотографии

К внешним проявлениям, видимым обществу за рамками нашей среды, относятся и фото со сценами охоты, трофеями. Это не просто бахвальство, эпатаж или желание вызвать шок, который заставляет нас делать фото добытых животных. Фотография в современном мире, охочем до впечатлений, вскоре достигнет культового значения, а фотография с охоты – это памятка, которая может служить рекламой и учебным материалом. Удачный кадр – сам по себе трофей. И так же, как мы оказываем почести павшему животному, водружая его рога на красивую резную дощечку, так же и фотография свидетельствует о нашем уважении к добыче и благодарности природе за удачную охоту.

Социальные сети и массмедиа всё чаще взрываются гневными дискуссиями на тему охоты как кровавого хобби. Конечно, так называемые зоозащитники могут выбрать своей целью любую фотографию и её автора, но в основном они используют кровавые, неэтичные и неэстетичные фото. Как следствие, многие охотники вообще перестают фотографировать трофеи и выкладывать изображения. Но это не выход. Эстетичные фото не только расскажут публике о том, что охота удалась, но покажут, насколько уважительно охотники относятся к коллегам и как чествуют добытых животных. Художественная фотография имеет огромное значение в создании образа охоты как части народного хозяйства, благородного занятия и чудесной возможности единения с природой.

Охотник имеет уникальную привилегию в нашем современном мире – быть частью природы, как это было задолго до всех пирамид и «-измов». У охотника место в первом ряду, он видит жизнь такой, какая она есть, и сам участвует во всех процессах. Это дар, это возможности, но это и большая ответственность. Не только за ресурсы, но и за правильное их использование. Не навреди. Этот принцип применим к ведению охотничьего хозяйства в целом и должен стать первым в ряду правил и условий для каждого лично. И, как мнится, очень важной обязанностью охотника XXI века является информационный оброк.

Итак, первым делом фотографии. Конечно, научиться красиво снять трофей трудно, но это наиболее лёгкий путь популяризации охоты. Хорошая трофейная фотография начинается с правильного размещения добытого животного. Если это отдельный экземпляр, его, как правило, укладывают на живот, с красиво вытянутой шеей и уложенной головой. Большие рога придерживают или подпирают. Кабана укладывают так, чтобы были видны клыки. Волка, лисицу, енотовидную собаку, барсука, рысь кладут в естественную позу. На фото не должно быть видно крови. Парнокопытным в рот кладут веточки или пучок травы, хищникам на спину или на бок укладывают еловую веточку в «три пальца». Парнокопытным тоже можно положить веточку ели. Если слом ветки обращён к задней части, это самец, а если к голове – самка.

Если добычи много, например на загонной охоте, стелется ковёр из еловых веток, с кострами или факелами по углам. В последнее время популярны финские свечи – крестообразно или звёздочкой пропиленные чурбаки, в которые заливается горючая смесь. На ковёр из ели укладывают добычу, начиная с самой крупной, слева направо, начиная с самцов. Ближе к охотникам кладётся следующая по размеру дичь, и самая мелкая – у ног, например лисы и зайцы. На птичьей охоте добыча тоже кладётся на еловый ковёр, но разделяется по породам. Впереди выкладывают самцов, затем самок и далее следующий вид птицы. Затем делается групповая фотография участников охоты. Придётся согласиться, что этот вид охотничьего фото всё же является несколько провокационным для несведущей публики. Обычный вопрос: зачем так много? И на него стоит ответить тактично и конструктивно, кем бы он ни был задан. Но о вопросах и ответах позже.

Самый информативный и полезный вид фото- и видеосъёмки – это кадры дикой природы и животных в естественной среде, с пояснениями и интересными рассказами о наблюдениях и специфике конкретного вида охоты. Поданные эстетично, эти материалы служат наглядным пособием. Через такие публикации люди, не связанные с охотой, получают возможность заглянуть в наш мир, стать ближе к природе и, может быть, изменить своё отношение к охоте.


Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№6 (33) 2015 №8, Август, 2013 №6 (57) 2017 №6 (69) 2018 №3 (42) 2016 №8 (71) 2018