Журнал

Эстетика охотничьего оружия: глазами профессионалов

Охотничье ружьё – это рабочий инструмент, но нужна ли ему красота или достаточно функциональности? Правда ли, что «некрасивый самолёт не полетит», а добычливое ружьё автоматически покажется охотнику привлекательным?

Эстетика охотничьего оружия: глазами профессионалов

Почему оружейники пытаются предложить новый дизайн оружия: требуют ли этого меняющиеся условия охоты или таковы требования клиентов? Как влияет на дизайн оружия появление новых технологий и материалов? «Милитари-тактический» стиль – это наше будущее или временная мода? Движется ли отрасль охотничьего оружия в тупик или в верном направлении?

Достаточно поднять хоть один из этих вопросов, чтобы вызвать долгий и не всегда плодотворный спор в любой охотничьей компании. Кому-то нет ничего слаще дедовской курковой «Тулки», другой отстаивает достоинства последнего обвеса своего «АКМоида». А что думают об этом те, кто, собственно, и создаёт охотничьи ружья?

«Русский охотничий журнал» сформулировал семь основных вопросов эстетики охотничьего оружия и задал их профессионалам – тем, кто делает и продаёт оружие, считающееся если не лучшим, то как минимум самым-самым «произведением искусства». И вот что они ответили.

1. Охотничье оружие не столько рабочий инструмент, сколько произведение прикладного искусства. 

Диггори Хедок, основатель фирмы Vintage Guns, предлагающей оружие старой британ-
ской работы для современного охотника, автор книг «Винтажное ружьё для современного стрелка», «Курковое ружьё: теория и практика» и др., https://www.vintageguns.co.uk

Это вопрос эмоций. У меня есть несколько винтовок, которые используются как инструмент контроля численности вредителей, и не более того. Для этого класса оружия лучшее – функциональная элегантность, а усовершенствования – то, что делает винтовку эффективной при жёсткой эксплуатации. В экстремальных условиях любые декора- тивные элементы, которые могут привести к отказу, поломке или потере кучности, неприемлемы. Фигурное дерево, тонкая насечка и гравировка могут быть оценены по достоинству лишь тогда, когда они не мешают жёсткой эксплуатации.

Марк Ньютон, Великобритания, директор компании J. Rigby & Co., https://www.johnrigbyandco.com:

Скорее не согласен. Для «Ригби» всегда функ-ция имела первостепенноезначение. Мы делаем очень красивое оружие, но неважно, сколько на нём гравировки, каким бы фигурным ни было дерево, оно должно в первую очередь выполнять функции охотничьей винтовки. Этот подход восходит к нашим традициям производства оружия для большой охоты на опасных животных, XIX – начало XX века, и именно этот подход я стараюсь сохранить как основу для нашей марки.

Иан Спенсер, Великобритания, коллекционер дульнозарядного оружия, сооснователь фирмы Joseph Manton London, возрождающей традиции «отца лондонских оружейников» с поправкой на современные условия, http://www.josephmantonlondon.com

И то и другое. Если ружьё не является надёжным, точным и сбалансированным инструментом, никакая стилистика не сделает его востребованным. Если же ружьё хорошо выполняет свою задачу, тогда именно стиль возводит его к совершенству. Столетиями великие оружейные дома превращали функциональный инструмент в произведения искусства. Однако сейчас я начинаю сомневаться в том, что у традиционного подхода есть будущее.

Как и любой товар, ружья подвержены капризам потребительского вкуса. Сегодня у клиентов много денег и мало времени, они хотят иметь предметы роскоши здесь и сейчас. Когда-то клиент был готов ждать полтора-два года, пока вручную изготавливали его ружьё. Предвкушение лишь усиливало удовольствие. Сегодня людям нужно моментальное удовлетворение. Посредственные стрелки готовы пожертвовать стилем ради быстрого результата.

Удивительно, но у современных клиентов нет прежнего пиетета к великим оружейным именам. В отличие от других сегментов рынка предметов роскоши – автомобилей, одежды, часов, – где бренды правят бал, старые оружейные марки потеряли своё воздействие. Молодые финансисты тратят свои бонусы у Феррари, Армани, Картье – но когда речь заходит о ружьях, выбирают готовые изделия из Испании и Италии.

Это довольно тревожная тенденция. Многие старые оружейные дома не смогли выстроить на своих традициях современные, «обязательные к обладанию» (must have) бренды. А как только бренд перестаёт быть чем-то, что вдохновляет людей зарабатывать деньги, клиенты быстро теряют желание за него переплачивать.

Кристиан Хаусман, Австрия, оружейный дом «Хаусман»: 

Скорее согласен. Однако это зависит от желания клиента и бюджета. Ружьё может представлять собой произведение искусства, но также может быть и чисто функциональным, рабочим инструментом. 

Петер Хофер, Австрия, оружейный дом «Петер Хофер»: 

Совершенно согласен. Как с часами, в определённых кругах общества на первое место всё чаще сейчас ставится уникальность. Охотничьи ружья, изготовленные вручную, под заказ – произведения искусства, ко- торые при этом идеально работают на протяжении поколений и радуют своего текущего владельца. Кроме того, это престижный предмет и, что особенно важно, устойчиво и неудержимо растущий в цене.

2. Новые виды и способы охоты требуют и нового оружия, с иным внешним видом. 

Диггори Хедок: 

Согласен. В горах Новой Зеландии тебе, скорее всего, захочется компактную винтовку из нержавеющей стали, с ложей из пластика, которую можно уронить в ручей, на камни и не волноваться о последствиях. В Южной Африке можно взять винтовку традиционного дизайна, с ореховой ложей, и быть уверенным, что она не подведёт.

Марк Ньютон: 

Многие оружейники применяют новые технологии и конструкции. Однако «Ригби» строится на фундамен- те своей истории и традиций. В руках знаменитых клиентов «Ригби» – «Карамоджо» Белла, Джима Корбетта – класси- ческие конструкции показали непревзойдённую эффективность. То же относится к нашим двуствольным штуцерам. Лучшие британские фирмы продолжают делать их в том же виде, что и век назад. Что на самом деле показывает, какие умные люди разрабатывали эти конструкции и технологии.

Иан Спенсер

Необязательно. В Великобритании большинство охот, как по птице, так и на оленей, проходят в том же стиле, что и век назад. Следовательно, нет и примеров того, как новые способы охоты влияют на охотничье оружие.

Другое дело – либерализация этикета. Не так давно стрелять из вертикалки на охоте было вызовом общественным условностям. Теперь нечасто встретишь стрелка с горизонталкой. Эта перемена произошла быстро и драматично, и её движущей силой было давление потребителей. Посредственному стрелку легче добиться удовлетворительных результатов с вертикалкой. Давление потребителей, таким образом, оказывает более сильное воздействие на дизайн охотничьего оружия.

Кристиан Хаусман: 

Не согласен.

Петер Хофер:

Скорее не согласен. Охотничьи ружья ручной работы меняются технически с течением времени, в том числе по причине появления новых способов охоты. Но для мастера сделать так, чтобы по внешнему виду оружия это было незаметно, – большой вызов и требует большого мастерства.

3. Разрабатывая новые образцы, нужно в первую очередь думать об их практических свойствах: ружьё, идеально выполняющее свою задачу, автоматически окажется красивым. 

Диггори Хедок: 

Платон, кажется, говорил, что бесполезная вещь не может быть воистину прекрасной. Красота часто есть производное от совершенной функциональности. Простые на вид ружья могут быть прекрасны, но мало кто может распознать их качество, тут нужен хороший глаз...

Марк Ньютон: 

Мне кажется, это очень точное утверждение. Стиль «Ригби» основывается на сдержанности, это типично английский стиль. В результате мы получаем винтовку, которая для большинства людей будет выглядеть весьма скромной. Без сомнения, есть много людей, которым нравится более богато украшенное оружие, но точно так же есть много людей, которым нравятся ружья классического дизайна.

Иан Спенсер:

Я согласен с тем, что функциональность ружья должна быть главной задачей, и с тем, что, если ружьё выглядит правильно, оно часто и свою прямую функцию выполняет прекрасно. Это справедливо и для других отраслей. Например, в автоспорте самые красивые машины были, как правило, и самыми успешными. Говорят, что Энцо Феррари как-то «зарубил» один из проектов лишь из-за того, что «машина неправильно выглядит». Так что во многих областях техники есть прямая зависимость между функциональностью и стилем.

Кристиан Хаусман: 

Не согласен. Пластиковый приклад, безусловно, практичен на сложной охоте, но это далеко не означает, что это красиво. Хотя понятие красоты, конечно, у каждого своё. 

Петер Хофер: 

Скорее согласен. Люди меняют свои привычки. Окружение и среда обитания меняют вкусы людей. «Петер Хофер» поставил перед собой цель не держаться за старое, создавать ружья с учётом новых материалов и изменившихся условий практического применения, чтобы получить эстетически великолепные, технически совершенные, изготовленные с использованием новейших материалов, имеющие непревзойдённое уникальное качество исполнения ружья для современных условий и современного времени.

4. Оружейники продолжали бы делать оружие классиче- ских форм, но чувствуют, что среди охотников есть спрос на оружие с новой, необычной эстетикой, отличающейся от привычных образцов.

Диггори Хедок: 

Зависит от клиента. В фирме «Ригби» обнаружили, что их клиентам неинтересны винтовки с современным дизайном, они хотят оружие, неотличимое от классических образцов.

Марк Ньютон:

Не согласен. Я могу говорить только о «Ригби», не от лица других оружейников, но наши клиенты выбирают «Ригби», потому что им нравится классическое оружие, внешний вид которого не менялся более века.

Иан Спенсер:

В Британии проблема скорее в том, что многие оружейники слишком закоснели в своих традициях. Потеря пиетета у клиентов (см. первый вопрос) объясняется тем, что оружейники слишком ревностно придерживались традиционных конструкций и подходов к производству, не учитывая изменений в технологиях и структуре рынка. Однако большинство представителей отрасли осознают необходимость перемен. Мы в Joseph Manton London сознательно пытаемся создать сплав лучших традиционных навыков оружейного дела и самых продвинутых цифровых технологий. Новейшие методы применялись при проектировании и традиционной модели Signature, и радикально новой трёхстволки Tribute.

Кристиан Хаусман:

Не согласен. На оружейном рынке всегда будет достаточно места для всевозможных моделей оружия для самых разных целей.

Петер Хофер:

Совершенно не согласен. Инновации требуют мужества, уверенности в себе, знаний в обработке металла, математике, физике, кинетике, химии, в области изобразительных искусств и т. д. Только тот, кто обладает этими и многими другими знаниями, может придумывать и создавать новые модели оружия.

5. Появление новых материалов и технологий – главная причина изменения дизайна охотничьего оружия.

Диггори Хедок:

Это было, без сомнения, так в XIX веке. Посмотрите на изменения в дизайне винтовок – от дульнозарядных до карабинов с продольно-скользящим затвором и т. д. Внешний вид армейских винтовок также серьёзно изменился, следуя за эволюцией их конструкции и материалов.

Марк Ньютон:

Затрудняюсь ответить. Мы используем современные материалы и технологии в производстве наших ружей, но их внешний вид и конструкция остаются практически неизменными. Использование оптики на винтовках заставляет нас кое-что менять в ложе, но мы всё равно пытаемся сохранить классический стиль.

Иан Спенсер:

Оружейники всегда испытывали влияние новых технологий и материалов. От фитильного оружия до автоматов и систем с электрическим воспламенением история оружия представляет собой постоянно меняющуюся картину инноваций и изобретений. Любопытно, что появление экзотических сплавов, пластмасс, керамики и углеволокна оказало серьёзное влияние на охотничье нарезное оружие; большую роль сыграло и развитие оптики. При этом развитие дробового охотничьего оружия по большей части оста- ётся в рамках традиционных материалов: ореха и стали.

Кристиан Хаусман:

Скорее не согласен. Это, возможно, справедливо для серийного производства. Но при этом в последние 70 лет для охотников ничего не изменилось. Чем новейший «Маузер M18» лучше довоенного M98?

Петер Хофер:

Скорее не согласен. Дизайн меняют прежде всего новые способы охоты и пожелания клиентов. Однако эксперименты с новыми материалами в руках талантливых, эрудированных, опытных мастеров также ведут к изменению конструкций охотничьих ружей.

6. Через десять-пятнадцать лет почти всё серийное охотничье оружие будет иметь «армейский» или «тактический» дизайн.

Диггори Хедок:

Определённо нет. У всех охотников разные представления о том, что им нравится и за что они готовы платить. Оружейники, делающие штучные винтовки традиционного дизайна, не бедствуют. Посмотрите, как расходятся у «Ригби» их винтовки, мало чем отличающиеся от тех, которые фирма продавала 100 лет назад. 

Марк Ньютон:

Затрудняюсь ответить.

Иан Спенсер:

Футурология – весьма неточная наука, но я надеюсь, что это пророчество ошибочно. Развитие новых материалов и технологий в военном секторе просочится в область производства охотничьего оружия и повлияет на него, это неизбежно. Однако делать всё оружие в «военно-тактическом» дизайне было бы роковой ошибкой. Армейское оружие разрабатывается с расчётом на брутальную эффективность: эстетика определённо не входит в список приоритетов. В лучшем охотничьем оружии функциональность сочетается с балансом, стилем и элегантностью, и в высших своих проявлениях становится произведением искусства. Нельзя приносить вековые традиции, гордость и талант оружейников в жертву вкусам меньшинства, пред- почитающего стиль «Рембо»

Кристиан Хаусман:

Категорически не согласен. Возможно, какое-то движение в этом направлении и есть. Но если внимательно посмотреть на рынок, то можно найти также достаточное количество классических моделей.

Петер Хофер:

Совершенно согласен, но и слава богу, если так произойдёт. Граница между эксклюзивными ружьями руч- ной работы и серийным производством станет более чёткой, будет невозможно продавать стандартную модель с небольшой гравировкой и чуть лучшим качеством древесины как «особую серию» в 1000 раз дороже.

7. Мне лично нравится внешний вид новейших образцов охотничьего оружия, мы движемся в верном направлении.

Диггори Хедок:Я традиционалист. Мне нравятся качественные вещи ручной работы, будь то топор или удочка, я предпочитаю старые ружья и винтовки. Я в меньшинстве, но это меньшинство неистребимо. Пусть большинство носит Apple Watch, всегда останутся те, кто предпочитает Rolex. 

Марк Ньютон:

Затрудняюсь ответить.

Иан Спенсер:

Мне нравятся те новые разработки, где лучшие последние новинки в материалах и технологии сочетаются с традиционной эстетикой и элегантностью, которую даёт применение освящённых веками навыков. Для меня это лучшее из обоих миров. 

Кристиан Хаусман:

Скорее не согласен. Это утверждение не совсем корректно сформулировано. Не существует новейших моделей охотничьего оружия, продукция одного производителя будет всегда отличаться от новинок другого. Столь же некорректен был бы вопрос «нравятся ли тебе новые модели автомобильного рынка».

Петер Хофер:

Совершенно согласен. Остановка – это уже шаг назад. И за 5 жизней не освоишь всего в производстве оружия. Являясь сложившимся мастером, я охотно учусь и на новых разработках в секторе серийного оружия и не скуплюсь на похвалу, если что-то кажется мне особенно инновационным. 


На фото оружие Петера Хофера.
Опрос вели: Марина Палько, Алексей Морозов, Михаил Кречмар. 



Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№3 (18) Март 2014 №4, Апрель, 2013 №12 (39) 2015 №9 (48) 2016 №2.2015 №9 (24) Сентябрь