Журнал

Отдача

Разговор с Крейгом Боддингтоном. Записал Андрей Угаров. 

Отдача

Крейг Боддингтон по праву считается одним из выдающихся современных охотников. Представляя его читателям журнала, могу сказать, что количество его поездок на сафари превысило сотню и что в одной только в Африке он провёл в общей сложности более пяти лет. Охотники всего мира уважают и почитают его как ружейного гуру, знающего о современном оружии практически всё, а крупнейшие мировые производители, затаив дыхание, ждут его оценки новой модели оружия или нового типа патрона, так как его отрицательное мнение может однозначно стать приговором.

Мы удобно расположились в кабинете Крейга Боддингтона в здании на окраине калифорнийского городка Пасо Роблес. (Выражаю особую признательность Джеффу Миллеру за помощь в подготовке и проведении встречи.) Я заранее обговорил с Крейгом, с которым мы знакомы более 20 лет, вопросы, ответы на которые, как мне представлялось, были бы интересны читателям журнала. Но Крейг посчитал нужным остановиться на несколько ином аспекте стрельбы из оружия крупного калибра, а именно на отдаче.

 

Когда речь заходит о стрельбе из оружия крупного калибра, то охотники чаще всего говорят, что на охоте они не чувствуют отдачи. Мой печальный опыт подсказывает, что, возможно, выброс адреналина в кровь и снижает в некоторой степени чувствительность и восприимчивость к отдаче, но всё же не до конца. Правда, эксперты утверждают, что на охоте отдача воспринимается на 40% слабее, чем на стрельбище. Может быть, эксперты и правы, но мой опыт говорит об обратном.

Десять лет назад мы охотились в долине Замбези и уже в сумерках сумели приблизиться к стаду слонов. Мой напарник выстрелил в слона, надеясь поразить его в мозг. Это довольно сложный выстрел и в светлое время суток, а в сгущающихся сумерках, да ещё и с открытого прицела он становится практически невозможным. Так как на этой охоте я страховал моего напарника, у меня был двуствольный штуцер .600 калибра, и, конечно, мне не терпелось испытать его в деле.

Я сделал шаг вперёд, вложил штуцер в плечо, нажал на спусковой крючок... Выстрел произошёл из двух стволов одновременно. Это было последнее, что я помню. Некоторое время спустя я всё же пришёл в себя. Передо мной лежал поверженный слон, буквально опрокинутый чудовищной мощностью двух поразивших его пуль. Но досталось и мне: даже до сих пор последствия этого выстрела время от времени напоминают о себе.

Не следует бравировать своей якобы невосприимчивостью к отдаче на охоте. Я давно и много стреляю из оружия под мощные патроны. Случались и травмы, вызванные отдачей, но, как говорит Гарри Кэллахен, человек должен знать пределы своих возможностей.

С того случая, о котором я рассказал, прошёл год. И у меня была абсолютная уверенность в том, что последствия сдвоенного выстрела прошли бесследно. Я поехал на охоту в ЮАР, где мне посчастливилось поохотиться на кафрского буйвола с легендарным карабином Флетчера Джеймисона под патрон .500 Jeffery. После выстрела буйвол упал как подкошенный. Сопровождавший меня профессиональный охотник Крейг Хэмман подумал, что, возможно, я обвысил, пуля попала в позвоночник и зверь просто контужен, поэтому по его команде я выстрелил ещё раз. Но второй выстрел был явно лишним. Когда мы пошли к неподвижно лежащему на земле буйволу, я вдруг осознал, что моя левая рука онемела, и даже если бы нашим жизням угрожала опасность, я не смог бы выстрелить в бросившегося на нас буйвола. И тогда я понял, что я таки дошёл до предела. Так что можешь поверить, я-то на деле знаю, что такое отдача.

Отдача представляет достаточно серьёзную опасность, если охотник стреляет из оружия крупного калибра, если он допустил ошибку во вкладке и, почти наверняка, если, как в моём случае, происходит сдвоенный выстрел. Наверное, многие читали или слышали истории о том, что отдача ломала ключицы. Да, такое может произойти, но нужно помнить, что энергия выстрела не всегда тому причиной. Неприятные последствия могут возникнуть, если охотник стреляет из оружия крупного калибра, оперевшись спиной или плечом о ствол дерева. Чем меньше свобода перемещения тела при воздействии отдачи на охотника, тем более серьёзными могут быть последствия. Наихудший с этой точки зрения вариант – это стрельба из положения лёжа.

Я рекомендую приобретать оптические прицелы с большим удалением выходного зрачка. И чем мощнее патрон, чем крупнее калибр, тем больше должен быть этот показатель. Недостаточное удаление выходного зрачка часто является причиной рассечений кожи на лбу. Как правило, удаления выходного зрачка, равного 10 см, вполне достаточно даже для самых крупных калибров. Лет 15 назад я охотился в Камеруне с карабином под патрон .375 Wby. Mag. На карабине был установлен оптический прицел с недостаточным удалением выходного зрачка. И каждый раз, когда я нажимал на спусковой крючок, я получал достаточно чувствительный удар окуляром прицела над глазом. Я заметил этот недостаток прицела ещё во время пристрелки, но подумал, что на охоте смогу справиться с этой проблемой. Увы, не смог! В итоге я снял прицел с карабина и стал пользоваться открытым прицелом. Это был первый и единственный раз в моей охотничьей практике, когда я снял оптический прицел, чтобы пользоваться открытым прицелом.

Конечно, порой сильная отдача не столько причиняет физическую боль, сколько сказывается на психологической готовности охотника произвести выстрел. Каждый имеет собственный болевой порог: у кого-то он выше, у кого-то – ниже. И важная задача каждого охотника заключается в том, чтобы определить свой порог переносимой отдачи. Когда сила отдачи превышает этот уровень, то нужно попытаться как-то ослабить воздействие отдачи: либо перейти на менее мощный патрон, либо стрелять из более тяжёлого карабина. В противном случае у стрелка на подсознательном уровне возникает боязнь выстрела, которая часто приводит к тому, что в момент выстрела он непроизвольно вздрагивает и даже порой на мгновение закрывает глаза. Известный путешественник и охотник Фредерик Селус вспоминал, что в начале своей карьеры он охотился на слонов с оружием 2-го и 4-го калибров. Их убийственная отдача, по его словам, не прошла бесследно и отрицательно сказывалась на его стрельбе до самых последних дней. Глупо бравировать своей готовностью переносить сильную отдачу. Мачизм здесь явно неуместен. Отдача – вещь крайне неприятная, и, чем она сильнее, тем сильнее её негативное воздействие на организм стрелка.

Для большинства американцев знакомство с огнестрельным оружием начинается в детстве с карабинов под патрон кольцевого воспламенения. Переход на более мощные патроны и крупные калибры должен осуществляться постепенно. От оружия под патрон .22 LR к оружию .22 калибра центрального боя, затем последовательно .243 Win., 6,5 мм, .270 Win. и только потом к оружию под патрон .30 калибра. Конечно, это идеальная схема, понимаю, что не у каждого охотника есть всё перечисленное выше оружие. Но думаю, что и ты понимаешь и согласишься со мной, что охотник, стрелявший только из карабинов, предназначенных для охоты на оленя, за один выезд на стрельбище вряд ли сможет адаптироваться к стрельбе, скажем, патронами .375 или .416 калибров. Даже для опытного охотника такой переход потребует определённого времени. Во время первого выезда на стрельбище можно сделать три-четыре выстрела, чтобы дать возможность организму физически и психологически подготовиться к новому уровню нагрузки. Затем ещё несколько выездов на стрельбище – и в итоге довести количество выстрелов до 10–12. Возможно, что пересекать эту черту и не потребуется.

Я уже не раз говорил, что стрельба на охоте и на стрельбище имеют много различий. В первом случае выстрелу предшествует настолько мощный выброс адреналина, что на отдачу при выстреле не обращаешь особого внимания. А на стрельбище столь сильное возбуждение отсутствует, да и поза стрелка за стрелковым столом не только не способствует уменьшению действия силы отдачи, а, наоборот, усиливает её. Я настоятельно рекомендую в этом случае использовать наплечные амортизаторы. Я пользуюсь ими на стрельбище всякий раз, когда мне приходится стрелять из оружия крупнее .30 калибра, и слежу за тем, чтобы Донна и дочери надевали их, даже когда стреляют из менее мощного оружия.

Конечно, без стрельбы со стрелкового стола не обойтись, но по возможности сокращайте такую практику до минимума. Стрельба из положения сидя, с рук и высоких сошек будет более полезна в плане получения навыка стрельбы из оружия крупного калибра, так как именно так вам придётся стрелять на охоте. Стрелковый стол вы с собой на сафари не привезёте.

Сказанное вовсе не подразумевает, что поездки на стрельбище бесполезны. На стрельбище охотник получает и закрепляет навыки и технику стрельбы. Но учение должно быть с увлечением, а когда выстрел доставляет вам лишь боль и всю следующую неделю до очередного выезда на стрельбище вы пытаетесь прийти в себя и лечите ушибы и синяки, то радости от такой стрелковой практики вы не получите, да и пользы будет мало. Поэтому рекомендую большую часть времени стрелять из оружия среднего калибра и лишь потом сделать несколько выстрелов из оружия крупного калибра, что вы планируете использовать на охоте. Полезной для стрелковой подготовки окажется стрельба из оружия под патрон кольцевого воспламенения. Полагаю, что также будет целесообразным чередовать несколько выстрелов из оружия малого калибра с одним-двумя выстрелами из оружия крупного калибра, с которым вы планируете охотиться. Обращайте внимание на основы, обеспечивающие точный выстрел: правильное дыхание, прицеливание, нажатие на спусковой крючок. Независимо от того, из какого оружия вы стреляете – под патрон .17 HMR или .50BMG, – основы остаются неизменными. В Корпусе морской пехоты существовало правило BRASS. Эта аббревиатура составлена из первых букв английских слов «дыхание», «расслабление», «прицеливание», «проверка правильности прицеливания», «нажатие на спусковой крючок». Именно такая последовательность действий обеспечит стрелку точный выстрел.  

Многие охотники успешно стреляют из карабинов .416 калибра, гораздо меньшему числу охотников удаётся «укротить» карабин .458 калибра, и лишь немногие могут добиваться стабильной стрельбы из оружия под более мощные патроны. Но не гонитесь за избыточной мощностью патронов. Помните, что профессиональные охотники во всех странах мира едины во мнении, что точный выстрел по месту патроном меньшего калибра позволяет надёжнее поразить цель, чем неточный выстрел более мощным патроном крупного калибра. Поэтому совершенствуйте свои стрелковые навыки, закрепляйте полученные знания и помните о пределах ваших возможностей, чтобы не выходить за их границы.


Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№5 (32) 2015 №11 (62) 2017 №9 (24) Сентябрь №2.2015 №11, Ноябрь. 2012 №12 (39) 2015