Журнал

Правила охоты

Из огромнейшего числа нормативных актов в области охоты непосредственное отношение к охотнику имеют весьма немногие. И из этих немногих основным документом являются Правила охоты.

Правила охоты

Для начала скажу, что я абсолютно не приемлю разговоров о том, что правила не нужны, что это ущемление прав охотников, что, мол, «я на своей земле охочусь, тут моё право, и никто мне указывать не смеет!». Земля у нас общая, права у всех тоже одинаковые, во всяком случае, так должно быть. А насчёт того, смеет кто-нибудь такому ухарю указывать или нет, так пусть этот ухарь такое жене заявляет (ужо она ему сковородкой по башке мозги на место вправит). Законодательная упорядоченность пользования любыми природными ресурсами быть должна, иначе возобладает право сильного и наглого.

Ныне действующие Правила охоты, утверждённые приказом Минприроды России от 16 ноября 2010 г. № 512, далеко не плохи, скажу больше, считаю действующие Правила наиболее либеральными и толерантными к охотнику из всех, что были, начиная с 1970-х годов. Напомню, если кто забыл, что проект Правил проходил обсуждение на сайте guns.ru, что для того времени было совершенно беспрецедентным и смелым шагом со стороны руководства охотдепартамента Минприроды России. И ряд предложений, высказанных во время обсуждения на сайте, нашёл своё отражение в тексте Правил. Но недостатков всё же хватает. Какие-то были очевидны с самого начала, какие-то проявились с накоплением правоприменительной практики. Правила надо совершенствовать. Накручивать изменения на изменения, как это принято в современной практике нормотворчества, думаю, не стоит. В первую очередь потому, что Правила охоты пишутся в первую очередь не для юристов, у которых свой «птичий» язык, а для охотников, абсолютное большинство которых в юриспруденции не разбирается. Поэтому документ сей должен быть удобочитаем, и все его пункты и положения – однозначно понимаемы. Потому и надо просто написать новые Правила охоты: взять всё хорошее из действующих Правил, убрать недостатки, уточнить формулировки – и сделать Правила охоты ещё более дружественными по отношению к охотнику.

Как сознательный охотник, ратующий за правильную охоту, не любящий браконьерства, не терпящий на охоте дури и раздолбайства, что бы я хотел от Правил охоты?

Прежде всего, нужно отдавать себе отчёт, что Правила охоты – это подзаконный акт, а значит, все положения Правил должны полностью соответствовать требованиям законов Российской Федерации, в частности Закона об охоте. А потому многие желаемые изменения в Правила охоты не внести без того, чтобы сначала не внести изменения в Закон об охоте, который, по-хорошему, надо просто переписать заново, сильно поменяв общую концепцию этого закона. Но это я отвлёкся, боюсь уйти в сторону. Буду говорить только о желаемых изменениях Правил охоты в рамках ныне действующего законодательства и рассмотрю вопросы, касающиеся всех или большинства охотников, не трогая специальные вопросы, волнующие специалистов охотничьего хозяйства и вызывающие острую изжогу у «зелёных», типа допустимости использования петель для промысла или при регулировании численности того же волка. Тут у меня тоже есть что сказать, и много, но это предмет отдельного разговора.


I. Централизованность

Считаю действующие Правила охоты избыточно централизованными. Особенно это касается сроков охоты. Думаю, федеральный документ должен задавать только рамочные значения, а уж субъекты федерации – иметь полномочия самим определять, когда им открывать или закрывать охоту на те или иные виды. Это же касается возможности разделения территорий субъектов на зоны, устанавливая в зонах разные сроки охоты. Тут я имею в виду в первую очередь сроки весенней охоты.

II. Сроки весенней охоты

Если уж касаться сроков весенней охоты, то необходимо вернуться к 16-дневному весеннему сезону по перу. 16 дней – это две недели и трое выходных. Как ни переменчива весенняя погода, а за это время хоть разок подарит охотнику праздник. А с 10-дневным сроком – сплошная угадайка: попадёшь – не попадёшь. Оно ведь, как назло, до открытия охоты весна, солнце, теплынь! Птица прёт валом! А в день открытия – как окно на север отворили: тучи, холод, ветер, мокрый снег. Всё живое пришипилось. Пусто. И хорошо, если к самому концу 10-дневного сезона погода сменит гнев на милость, а то и не дождёшься.

III. Перемещение по угодьям с оружием

Был в изначальной редакции Правил такой пункт 3.5. Он гласил, что охотник обязан «в случае перемещения с охотничьим огнестрельным (пневматическим) оружием по охотничьим угодьям или иным территориям, являющимся средой обитания охотничьих животных, без разрешения на добычу охотничьих ресурсов транспортировать патроны (снаряды) отдельно от зачехлённого охотничьего огнестрельного (пневматического) оружия». Однако пункт 3.5 был отменён ещё до вступления Правил в силу. Так что получается следующее. Вот охотник находится в угодьях с оружием, например, накануне открытия охоты идёт на базу от остановки автобуса или со станции. Разрешение у него с завтрашнего дня, или он собирается его получить у егеря на базе. Или деревенский охотник, у которого пришло время продлевать разрешение на оружие, идёт на автобус или электричку, чтобы доехать до райцентра, где расположено подразделение Росгвардии, занимающееся разрешительной работой. Формально сейчас, после отмены пункта 3.5, он нарушитель, браконьер. Составляй протокол, далее штраф – и прощай, оружие. Кстати, одно время нечистые совестью инспекторы так делали себе план по протоколам, устраивая засады на подходе к охотничьим базам накануне открытия охоты и «обувая» приезжающих на охоту законопослушных охотников. У нас нет нормы, выделяющей дороги общего пользования из состава охотничьих угодий. Вы можете ехать хоть по федеральной трассе с зачехлённым и разобранным ружьём в багажнике. При горячем желании на вас можно спокойно составлять протокол за незаконную охоту, т. к. находитесь вы в угодьях и с оружием.

Более того, отмена этого пункта противоречит действующему законодательству, регулирующему оборот оружия. Федеральный закон «Об оружии», являющийся правоустанавливающим НПА в сфере оборота гражданского оружия в Российской Федерации, предусматривает право граждан транспортировать принадлежащее им оружие в чехлах, футлярах или кобурах при наличии у них разрешения на хранение и ношение этого оружия. При этом это право не ограничивается в пространстве или времени, т. е. действует на всей территории РФ и в любое время года или суток, кроме случаев, оговорённых в данном законе.

Понятно, что отменили этот пункт из соображений якобы профилактики браконьерства. Но, господа хорошие, надо же и меру знать. Сейчас получается, что правонарушением признаётся не само противоправное деяние, в данном случае незаконная добыча животных, и даже не покушение на его совершение, а лишь наличие потенциальной возможности это деяние совершить, т. е. наличие у человека оружия, пусть даже и не готового к выстрелу. Такое положение в корне противоречит статье 1.2 КоАП РФ, устанавливающей, что «задачами законодательства об административных правонарушениях являются защита личности, охрана прав и свобод человека и гражданина…».

С другой стороны, нахождение в угодьях с оружием без цели осуществления охоты должно быть строго и чётко регламентировано, чтобы минимизировать возможность использования этой «лазейки» браконьерами.

А потому считаю, что пункт 3.5 необходимо вернуть в Правила охоты, изложив его в следующей редакции, корреспондирующейся с положениями Федерального закона «Об оружии»:

«Граждане могут транспортировать принадлежащее им огнестрельное длинноствольное оружие, пневматическое оружие и холодное метательное оружие через охотничьи угодья в чехлах, футлярах или кобурах, без патронов в патронниках (стволах), магазинах, каморах барабанов. При этом патроны должны транспортироваться отдельно от оружия, не в чехле, футляре, кобуре, в котором транспортируется оружие. Транспортировка оружия через охотничьи угодья допускается только по дорогам.

Охотники, осуществляющие промысловую охоту, могут транспортировать по охотничьим угодьям или иным территориям, являющимся средой обитания охотничьих животных, без разрешения на добычу охотничьих ресурсов, оружие и самоловные орудия охоты к местам осуществления ими охоты».

IV. Оружие для разных видов охот

Уж коли пошла речь об оружии, то хочу сказать и о необходимости регламентации применения охотничьего оружия на разных охотах. Сейчас такая регламентация практически отсутствует. Правилами запрещается стрельба дробью или картечью по копытным животным и медведям, за исключением использования дроби (картечи) диаметром не менее пяти миллиметров для стрельбы по кабарге, косулям и дикому северному оленю (пункт 52.6), и, наоборот, применение для охоты на пернатую дичь гладкоствольных ружей, снаряжённых дробью (картечью) крупнее пяти миллиметров и пулями (пункт 53.4). Нельзя также использовать нарезное оружие при весенней охоте (пункт 53.3). Если с первыми двумя запретами всё понятно, они вполне разумны, то со вторым всё не так просто. Но об этом немного позже. А сейчас о том, что необходимо регламентировать применение нарезного оружия разных калибров и разной мощности в соответствии с размерами, физиологическими особенностями (крепости на рану) и опасностью разных зверей. Подобная регламентация присутствует в охотничьем законодательстве всех нормальных охотничьих стран.

В этом деле много аспектов. Бить зверя патроном недостаточной мощности, прежде всего, опасно. Раненый медведь или кабан запросто могут разобрать обидчика на составные части, а ушедший медведь-подранок опасен и для других людей, к охоте вовсе не причастных: грибников, рыбаков, ягодников и т. п. На любой охоте оптимальным считается положить зверя на месте, чтобы зверь, как говорится, «не понял, что помер». Доставлять животному лишние мучения считается безнравственным и недостойным правильного охотника. Есть ещё один, чисто российский аспект. Это необходимость профилактики браконьерства на копытных животных. Сейчас, в отсутствие регламентации используемого нарезного оружия в зависимости от объекта охоты, можно взять путёвку на рябчика и с полным правом шариться по лесу с автоматическим карабином вполне серьёзного калибра. И никто тебе не может ничего сказать. А таких хитрецов ой как немало. И они отнюдь не охотятся на рябчиков, а высматривают по зарастающим вырубам лосей, изюбрей, косуль. Конечно, если инспектор вдруг накроет такого жулика на добытом звере, то жулику несдобровать, но, во-первых, его ещё накрыть надо, а во-вторых, и это главное, зверь-то уже убитый. Поэтому надо ограничить мощность патронов, применяемых для охоты по мелким пушным животным и некрупной пернатой дичи.

В недолго просуществовавших Правилах добывания животных, отнесённых к объектам охоты, утверждённых Минсельхозом России в 2009 году, была сделана крайне неудачная попытка упорядочить применение различных калибров нарезного оружия в зависимости от вида животного, на которое производится охота. В этих, с позволения сказать, правилах применение нарезного оружия по разным животным регламентировалось на основании длины патронников используемого оружия. Такой подход никуда не годился и ничего, кроме досады и смеха, в охотничьей среде не вызывал, потому как демонстрировал дремучее оружейное и техническое невежество творцов сего документа: те явно имели в виду длину гильзы применяемого патрона, но решили, что патронник будет звучать солиднее, не зная, что измерить длину патронника без специального инструмента просто невозможно. Не буду разбирать ерунду, которую там понаписали. В любом случае они не учли того, что длина гильзы, особенно у патронов, разработанных несколько десятилетий, а то и более ста лет назад, нисколько не отражает мощность этого патрона, а отражает скорее историю развития порохового дела в стране, где этот патрон был разработан и принят. А также авторы документа не учли той очевидной истины, что всё время сертифицируются и появляются в обороте новые калибры, меняются размеры гильз и т. п. О «шорт-магнумах», т. е. мощных высокоскоростных патронах с относительно короткой, но толстой гильзой, вмещающей большой заряд пороха, сии нормотворцы, видимо, и вовсе не слыхали.

Наслышан о том, что регионы поднимали перед Минприроды России вопрос о необходимости наведения порядка в этой области, но дальше разговоров дело не пошло. Я предлагаю упорядочить применение нарезного оружия в зависимости от разряда дичи. Поражающее действие пули зависит в первую очередь от энергии, которой пуля обладает в момент попадания в животное[1]. Для надёжного поражения зверя нужно, чтобы пуля отдала его организму энергию, приблизительно равную его весу, выраженному в джоулях. В килограмме приблизительно 10 джоулей. Энергия пули равна разделённому пополам произведению её веса в килограммах, умноженному на квадрат её скорости, выраженному в метрах в секунду.

И что? Обязать охотника высчитывать этот показатель? А как измерить скорость на разных расстояниях от дула? У многих из нас есть хронометры? А многие ли охотники, особенно не связанные в своей специальности с инженерией или точными науками, помнят, что такое джоуль? И как это всё выразить языком нормативного документа?

Поэтому я исхожу из того, что все патроны к нарезному оружию, в которых используются бездымные порохи и пули в оболочке, развивают скорости, как правило, превышающие показатель 700 м/с, а на средних дистанциях поражения дичи имеют скорости, близкие к показателю 600 м/с. Поэтому, устанавливая регламентацию применения патронов по разным разрядам дичи, следует устанавливать минимальный допустимый вес применяемых пуль. Тем более что, регулируя использование пуль в зависимости от их веса, мы регулируем и диапазоны применяемых калибров (диаметров) пуль, от которых тоже зависит их поражающее действие. Например, если установить, что по оленям и лосям нельзя применять патроны с пулями легче 9 г, то это гарантирует применение оружия с энергией пули, минимально достаточной для поражения этих животных. И при этом также гарантирует неприменение по таким зверям оружия высокоскоростных малых калибров, таких как .223, пули которых в силу огромной скорости хоть и обладают большой энергией, но вследствие малой массы и малого диаметра не обладают требуемым в данном случае останавливающим действием.

И вообще, вес пули всегда указан на пачках с патронами, и охотник легко может избежать ошибки.

Я предлагаю изложить пункт 52.6 Правил охоты в следующей редакции:

«52. При отлове и (или) отстреле охотничьих животных запрещается:

52.6. применять при осуществлении охоты:

52.6.1. на копытных животных и медведей охотничье огнестрельное гладкоствольное оружие менее 20-го калибра, за исключением специализированного гладкоствольного пулевого оружия со стволами сверловки «парадокс», «ланкастер» и т. п., рассчитанного на применение специальных патронов;

52.6.2. на копытных животных и медведей патроны к охотничьему огнестрельному гладкоствольному оружию, снаряжённые дробью или картечью, за исключением использования дроби (картечи) диаметром не менее пяти миллиметров для добычи кабарги, косуль, а также при осуществлении промысловой охоты на дикого северного оленя;

52.6.3. на лосей, медведей, благородных и пятнистых оленей, взрослых кабанов, дикого северного оленя, туров, снежных баранов, сибирского горного козла, овцебыков, гибридов зубра с бизоном и домашним скотом патроны к охотничьему огнестрельному оружию с нарезным стволом с пулями массой менее девяти граммов;

52.6.4.     на кабанов в возрасте до одного года, косуль, лань, серну, кабаргу, рысь, выдру, бобра, барсука, росомаху и сурков охотничьего огнестрельного оружия с нарезным стволом, снаряжённого пулями массой менее трёх граммов;

52.6.5. на соболя, горностая, ласку, куниц, хорей, колонка, солонгоя, белку, летягу, бурундука, рябчика охотничьего огнестрельного нарезного оружия под патрон центрального боя».

V. Границы угодий

Охотимся мы в угодьях. Угодья бывают общедоступные, а бывают закреплённые. Их в стране примерно поровну, а в европейской части страны, где проживает подавляющее большинство населения и, соответственно, большая часть охотников, почти все угодья закреплены. Для охоты в закреплённых угодьях следует получать от охотпользователя путёвку. Действие путёвки распространяется лишь на территорию конкретного хозяйства, выход за пределы границ хозяйства делает охотника браконьером. Всё понятно, но что делать, если границы угодий далеко не всегда хоть как-то выделены на местности? Хорошо, если граница идёт по железной дороге, шоссе, линии ЛЭП, реке, большой просеке газопровода или если границы хозяйства по всем дорогам, дорожкам, просекам и тропам обставлены аншлагами. А если её провели 50 лет назад по полевой дороге, разделяющей земли двух колхозов? Колхозов тех уже имя забыто, поле заросло, а что до дороги, то и старожилы не смогут показать, где проходила. Граница существует на карте, а на местности её можно и не заметить. В Типовых правилах охоты советских времён, устанавливающих обязанность охотника соблюдать границы охотничьих хозяйств, была оговорка, что охотник не несёт ответственности в случае нарушения границ, если граница на местности не выделена и если охотник углубился на смежную территорию не более чем на два километра.

Считаю, что этот дружественный к охотнику пункт надо внести в ныне действующие Правила охоты. Например, в такой редакции:

«При получении разрешения на добычу охотничьих животных охотник обязан уточнить границы охотничьих угодий, где по данному разрешению допускается осуществлять охоту, и не заходить за их пределы. Охотник не несёт ответственности за нарушение границы угодий в случае, если эта граница не отмечена информационными знаками или неясно выражена на местности, при условии, что он зашёл на смежную территорию не дальше, чем на два километра. Ясно выраженной на местности границей признаются естественные или искусственные рубежи, такие как: река, береговая линия иного водоёма, горный хребет, железнодорожное полотно, автодорога с твёрдым покрытием, ЛЭП и т. п.»

VI. Пристрелка

Пристрелка и проверка боя оружия – ещё одна больная для охотников тема. Старые Типовые правила охоты оговаривали право охотника пристреливать своё оружие при производстве охоты при условии обеспечения им необходимых мер безопасности. Оно и правильно, особенно в условиях практического отсутствия специальных тиров за пределами 100 км зоны вокруг столиц.

Достоверно знаю, что при подготовке ныне действующих Правил такой же пункт был в их проекте. Потом его выбросили со словами: «Зачем он нужен?» И так, мол, всем понятно, что можно. Головотяпы дурные. Забыли, что в нашем отечестве любой правовой нормативный документ должен обладать высочайшей дуракоустойчивостью. Их предупреждали, они отмахивались. В итоге ещё один мудрец из правоохранительных органов, отягощённый генеральскими звёздами, решил, что пристрелка охотничьего оружия – это не элемент охоты, а спортивное мероприятие, а потому может проводиться исключительно в специально предназначенных для этого местах. Это означает, что охотник, решивший до начала охоты проверить прицел, есть злостный нарушитель. И церберы как с цепи сорвались. Вместо контроля угодий и борьбы с настоящими браконьерами радостно бросились ловить «пристрельщиков», благо их легко вычислить по частым выстрелам, звучащим из одного места, обычно со стороны какого-нибудь заброшенного карьера. Конечно, так ведь проще и бабла срубить можно запросто.

Чтобы избавиться от этой дури, в Правила охоты надо внести специальный пункт следующего содержания:

«Охотник имеет право осуществлять пристрелку и проверку боя принадлежащего ему охотничьего огнестрельного и пневматического оружия при осуществлении разрешённых видов охоты с соблюдением необходимых мер безопасности, а вне сезона охоты – в специально отведённых для этого местах».

Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понимать: сбившийся и непроверенный прицел – это не только досадный промах, но и подранок, который будет испытывать мучения часами, а то и днями, пока его доберут, что это, не дай бог, искалеченный или убитый раненым кабаном или медведем охотник.

 

Есть ещё ряд мелких вопросов, есть большие вопросы по части собак, вольерной охоты, применения самоловов и петель, капканов и т. п., но без изменения Закона об охоте внести в Правила нужные изменения не получится. Нужно переписывать закон.




[1] Конечно, многое определяется и конструкцией пули, её экспансивностью и т. п. Но все эти ухищрения с экспансивностью есть не что иное, как способ с максимальной пользой применить принесённую пулей энергию для эффективного поражения зверя. Так что энергия в этом деле – всему голова!

Автор: Алексей Белый



Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№5 (80) 2019 №10, Октябрь, 2013 №5 (32) 2015 №9 (84) 2019 №6 (45) 2016 №10 (85) 2019