Журнал

Кризис в королевстве

Такого скандала в Англии не было давно! Ну, как давно? С начала столетия, когда власти запретили охоту на лис с гончими. И вот, по прошествии без малого пятнадцати лет грянул новый кризис – запрет на охоту на голубей и ворон. Грянул этот кризис неожиданно: ничто, по большому счёту, его не предвещало.

Кризис в королевстве

Надо сказать, что вот уже три года Великобритания ничем, кроме Брекзита – переговоров о выходе из Европейского Союза, – не занимается. Процесс переговоров по выходу – который случился неожиданно для самой Великобритании и совершенно не был продуман властями страны с точки зрения экономики – отнимает практически всё время работы правительства и парламента, а также кучу денег налогоплательщиков. Так что какие тут голуби и вороны! Не остановить бы целиком всю автопромышленность страны из-за Брекзита!

7 ¦¬TГ¦¦¦-¦¬¦-.jpg

Поэтому, когда знаменитый тележурналист ВВС и защитник природы Крис Пекхем призвал запретить охоту на голубей в феврале этого года, на это мало кто обратил внимание. Ну, призвал и призвал. Мало ли что противники охоты, которых тут именуют по-простецки «анти», каждый день выдумывают. С чего это кто-то будет запрещать охоту на голубей, популяция которых в стране исчисляется минимум десятком миллионов? По данным общества орнитологов Великобритании, с 1960 года популяция голубей выросла более чем на 170%, несмотря на все отстрелы. Ну и тем более кто будет защищать ворон, от которых страдают фермеры, чьё лобби на острове очень сильно? Так что поначалу инициативу никто всерьёз обсуждать не стал, в отличие от запрета охоты на лис в 2004 году.

При этом надо понимать, что охоты на лис и голубей представляют собой увлечения двух совершенно разных сословий. Это два разных мира, так сказать. Охота на лис – это дворянская, барская забава. Как «большой выезд» в царские времена. Только представьте, сколько стоит в Англии содержать свору из 30–50 гончих и пары десятков лошадей. Это, естественно, миллионы фунтов в год. А это могут позволить себе только потомки потомков самых знатных семей, ещё не разорившихся со времён падения колониальной империи Великобритании. А ещё такая охота требует огромных частных земель, что в Англии редкость, так как каждый клочок кому-то принадлежит. Поэтому, когда на острове ввели запрет на охоту на лис под предлогом того, что животные очень страдают, когда их терзают собаки, большинство охотников не шибко расстроились. Ну да, красивые костюмы, красивые выезды, красивые своры – ну и пёс с ними!

4 ¦¦¦-¦¬TГ¦-¦¬ 3.jpg

Классовую ненависть ещё никто нигде не отменял. Даже в Англии. Ну, представьте себе, если бы у нас в России всё ещё сохранились бы дворяне, и какие-нибудь Голицыны устраивали бы роскошные выезды по выходным где-нибудь около Клина, выгоняя всех рыбаков и грибников с территории в сотни гектаров. Это наверняка мало бы кому понравилось. Оно, конечно, у нас так подчас и происходит, хотя зовут новых дворян не Голицыны. Ну да бог с ними – речь об Англии.

Так вот, если охота на лис – это про upper class (высшее общество) и old money (наследные деньги), то охота на голубей – это совсем про другое. Это про red necks (дословно – «загорелые шеи», или рабочий класс). Охота эта часто совершенно бесплатная. Для многих небогатых англичан она служит альтернативой стрельбе фазанов и куропаток, где день охоты может стоить сотни и даже тысячи фунтов. Это увлечение простых и незатейливых охотников, которые помогают фермерам бороться с вредителями. А вред урожаю голуби и вороны наносят огромный: он оценивается в пять миллионов фунтов в год. Вокруг всего этого также сложилась небольшая, но прибыльная индустрия по переработке мяса голубей и его переправке на континент. В Англии голубиное мясо не очень ценится, а вот гурманы французы и итальянцы с удовольствием его покупают.

Короче, все прямые и косвенные участники такой охоты – это рабочие люди, а никакая не «белая кость». То есть это ещё и избиратели на ближайших выборах. Так что кто же таких людей огорчать станет! Именно так думало большинство охотников в течение нескольких месяцев, мало обращая внимания на предложение Пекхема и ещё нескольких активистов о запрете охоты на голубей и ворон.

Гром грянул среди ясного неба в конце апреля, когда судебный иск Пекхема возымел успех, и общество Natural England, которое с 1990 года занималось выдачей так называемой общей английской лицензии на отстрел голубей и ещё 16 видов птиц-вредителей, объявило о приостановке её действия.

Пекхем просто доказал в суде, что буква закона нарушена, так как лицензию может использовать кто угодно без достаточных оснований. Никто из фермеров, по его словам, никогда не предоставлял материалов о том, что голуби и вороны действительно наносят им ущерб. А потому, пока они этого не сделают, то и стрелять нельзя. Пусть каждый из фермеров получает отдельную, индивидуальную лицензию, а не общую английскую. Поскольку индивидуальные лицензии пока не существовали в природе, то дело зашло в тупик. Без лицензии в Англии стрелять нельзя. Все охоты были остановлены немедленно и в один день.

8 ¦У¦-¦¬TГ¦-¦¬ 4.jpg

По словам Ассоциации стрелкового спорта и защиты природы Великобритании, иск привёл к хаосу. А фермерский альянс страны назвал ситуацию «предпосылкой катастрофы». При этом Пекхем признавал, что не призывает совсем запретить стрелять голубей и ворон. Но хочет, чтобы закон был соблюдён во всём. Шум после всего этого поднялся нешуточный. Во-первых, запрет случился весной. Угрозе подвергались посевы. В опасности также оказались все хозяйства по разведению фазанов, где только что вылупились птенцы, а также новорождённые ягнята. Да и вообще, вороны не особо щадят гусят, зайчат и утят. Не то чтобы их раньше круглосуточно охраняли от ворон. Но то, что теперь их стало вообще невозможно стрелять, вызывало у охотников настоящий гнев.

После запрета наступила патовая ситуация. Старая лицензия не действовала. Новых поначалу никто не предлагал. Спустя несколько недель они всё же появились, но выглядели при этом как полный бред. Там содержались пункты о том, что фермерам необходимо собирать данные о вреде посевам, с тем чтобы их можно было предъявить, если потребуется, в суде. Были также пункты о том, что прежде, чем стрелять, надо пробовать отпугивать голубей и ворон пугалами, передвигая их с места на место каждый день и скрупулёзно документируя эти усилия. Наконец, был и пункт о том, что отстрелянных для охраны посевов голубей нельзя употреблять в пищу.

В общем, кошмарный сон охотника XXI века, ставший реальностью. В довершение ко всему попытка получить даже такую лицензию не приводила к результатам: общество Natural England просто не справлялось с потоком запросов. Призывы типа «давайте стрелять без лицензии, так как полиции всё равно такими мелочами некогда заниматься» в Англии не действуют. Культура соблюдения закона здесь всё же на очень высоком уровне. Я звонил в эти дни многим своим знакомым фермерам и гидам по охоте на голубей. Фермеры ждали, пока ситуация прояснится. Все гиды тоже были в недоумении. «Я до сих пор ничего не понимаю, – говорил мне мой старый знакомый Майк из Кента. – Давай подождём ещё пару месяцев, глядишь, что-то прояснится. Пока у меня нет ничего, кроме убытков». И только Дэвид в Шотландии, к которому я езжу в октябре на гусей, звал меня к себе, так как новые правила не распространялись на гордую и самостийную территорию. «Вот видишь, Шотландия всегда живёт по-своему», – шутил он.

Даже фотоохотники за птицами – так называемые бёрдвотчеры – стали критиковать решение об отзыве лицензии как наносящее ущерб популяции более редких пернатых. «У птиц нет шанса выжить, если не контролировать популяцию ворон, растущую с катастрофической скоростью», – был самый распространённый лозунг бёрдвотчеров в эти дни. Противники запрета начали кампанию за увольнение Пекхема и даже собрали 150 000 подписей, аргументируя своё требование тем, что он, как ведущий ВВС, должен сохранять нейтралитет по всем вопросам, а не использовать свой звёздный статус для пропаганды запрета охоты – абсолютно легального увлечения сотен тысяч людей.

Увольнять своего ведущего телеканал, конечно, не стал, но Пекхему всё же досталось по полной. Знаменитый телеведущий страдает депрессией и живёт уединённо за городом. Сначала к забору его дома приколотили пару дохлых ворон. Потом по почте стали присылать всякую дрянь и анонимные угрозы. В общем, противники запрета вели себя так, что общему делу защиты охоты от нападок не помогали, а только сильно мешали. Самое удивительное во всей этой очень английской истории то, что выход из тупика был так же нелогичен, как и события, приведшие к нему.

Спустя два месяца после начала кризиса Natural England издало потрясающее по своей простоте распоряжение. Поскольку старая лицензия не годится, а нужны индивидуальные, то вот текст старой лицензии с некоторыми минимальными изменениями. Это теперь будет называться новой индивидуальной лицензией. Она будет по-прежнему действовать везде на территории Англии. Стреляйте голубей и ворон сколько душе угодно. Просто не забудьте распечатать новую лицензию, подписать её и бросить в бардачок. Всё! Шах и мат, мистер Пекхем!

При этом никто так и не понял, как всё это стало возможным. Ясно было, что это какая-то юридическая казуистика. Но охотники – народ простой. Им не до этого. «Приезжай! Всё по-старому, – говорит теперь Майк из Кента. – Хаос закончился!» Вот только вопрос – закончился ли? И как надолго?

Хорошо, что данный инцидент продлился всего лишь два месяца. Но, по большому счёту, атака на охоту как увлечение будет только усиливаться. По всем фронтам. И на Западе, и в России. Потому нам надо готовиться её отражать! Запасайтесь аргументами, отстаивайте свою позицию, доказывайте, убеждайте, идите в суд, наконец! Но только, ради бога, не посылайте никому дохлых ворон: это точно нашему делу никак не поможет!


Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№3 (54) 2017 №3 (42) 2016 №7 (70) 2018 №10 (25) Октябрь 2014 №3 (18) Март 2014 №10, Октябрь.2012