Журнал

Круглый стол об оружейном законодательстве

16 июня 2021 г. в Центре международной торговли состоялся круглый стол «Русского охотничьего журнала» на тему «Российское оружейное законодательство в свете охоты и его реформа».
В проведении круглого стола принимали участие:
– Михаил Арсеньевич Кречмар, «Русский охотничий журнал»;
– Мария Воробьёва, концерн «Калашников»;
– Владимир Анатольевич Жихарев, исполнительный директор НО «Союз российских оружейников им. М.Т. Калашникова»;
– Андрей Сицко, зампредседателя «Росохотрыболовсоюза»;
– Алексей Вайсман, журнал «Охота и охотничье хозяйство»;
– Муслим Шейхов, адвокат;
– Пётр Калинушкин, оружейный активист и блогер;
– Иван Александрович Сураев, РИА «Новости»;
– Дмитрий Игоревич Федюшко, старший редактор ТАСС

Круглый стол об оружейном законодательстве Значительную поддержку в проведении мероприятия оказала Анастасия Черненко, директор Фонда развития практической стрельбы, предоставившая справочные материалы.
Справедливости ради надо сказать, что список приглашённых был значительно обширнее, но ряд должностных и общественных деятелей отказались от участия в круглом столе под различными предлогами, которые мы сейчас не станем обсуждать.

Недавняя трагедия в Казани снова заставила общество говорить о необходимости изменений в оружейном законодательстве Российской Федерации. Прозвучали даже очень резкие, практически ультимативные точки зрения о необходимости полного запрета охоты и ужесточении владения целыми классами охотничьего оружия. Насколько реформа оружейного законодательства назрела в нашей стране и в какую сторону она должна двигаться, обсуждали на круглом столе.
 
Заседание открыл Михаил Кречмар, начав с упоминания только что принятого в третьем чтении Проекта № 1079629-7 «О внесении изменений в Федеральный закон „Об оружии“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации». Он особо отметил, что круглый стол на настоящую тему планировался почти месяц тому назад, а то, что это происходит в период активного обсуждения общественностью этого проекта – не более чем совпадение. Редактор «Русского охотничьего» предложил коснуться проекта в минимальной степени, потому что «поздно запирать конюшню, когда лошадь уже увели», и сосредоточиться на проблемах, действительно актуальных, с точки зрения журнала, для оружейного законодательства в области охоты.

 Врезка
Краткое изложение важнейших положений Проекта № 1079629-7 «О внесении изменений в Федеральный закон „Об оружии“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации»
«Ланкастеры» и «парадоксы» приравниваются к нарезному оружию.
Граждане, впервые приобретающие огнестрельное гражданское оружие, будут проходить стаж, не имея права в течение первых двух лет владеть оружием с магазином или с барабаном, а также более чем с двумя стволами.
Изменения, вносимые в УСМ, будут считаться изменениями конструктивно значимых частей оружия, требующими сертификации.

  Административное нарушение, в число возможных наказаний по которому входит административный арест на 15 суток, может повлечь за собой изъятие разрешения на оружие и самого оружия.
Далее Михаил Кречмар сказал, что надо, с его точки зрения, сосредоточиться на трёх важных для охотничьего сообщества вещах.

  1. Отмена моратория на владение в течение пятилетнего стажа нарезным оружием или, в худшем случае, выведение из-под этого моратория оружия под патрон .22 кольцевого воспламенения и длинноствольного оружия под пистолетные патроны калибра 9 мм.
2. Повышение общего уровня охотничьей культуры российских охотников, среди которых от случайных выстрелов во время охоты гибнет больше людей, чем от масс-шутингов. Одновременно с этим реклама и соцсети пестрят фотографиями охотников, которые перемещаются с заряженным оружием на моторных лодках, снегоходах, квадроциклах и автомобилях и даже стреляют с мототранспортных средств, что полностью противоречит как принципам правильной охоты, так и правилам охоты Российской Федерации.
3. Введение обязательного кандидатского стажа и охотминимума, обучение которому и сдача могла бы осуществляться по схеме, принятой сегодня для сдачи на право осуществления вождения автомототранспортным средством.
Владимир Анатольевич Жихарев, исполнительный директор НО «Союз российских оружейников им. М.Т. Калашникова», заметил, что определение «масс-шутинг» является неточным для России, что это явление у нас в стране впервые зарегистрировано среди гражданских лиц в 2012 году, а до этого большинство массовых расстрелов случалось или в армейской среде, или с участием людей, носящих оружие в рамках служебной необходимости. Однако примерно с того же 2012 года количество массовых расстрелов в армии сошло на нет. Поэтому надо попытаться воспользоваться имеющимся опытом для предотвращения расстрелов и в гражданской среде.
Далее прозвучали слова, что принятие Проекта № 1079629-7 окажет сильное влияние как на финансовое состояние концерна «Калашников», который понесёт значительные убытки, так и на количество рабочих мест в оружейной и околооружейной отрасли. Сам концерн будет вынужден прибегнуть к значительным сокращениям. Также отметили, что перевод оружия со сверловкой «ланкастер» и «парадокс» в категорию нарезного поставит в сложное положение «Молот», который для города Вятские Поляны является градообразующим предприятием. 
Мария Воробьёва (Концерн Калашников) попросила представителя «Росохотрыболовсоюза» прокомментировать, как принятие указанных поправок скажется на ситуации в охотничьей области, экономическом её положении и положении отдельных охотников. Андрей Сицко ответил, что с его точки зрения, ни на охотничьей отрасли как таковой, ни на положении отдельных охотников принятие этих поправок практически не скажется. Это может как-то сказаться на приходе в охоту новых членов общества, приток которых и так не назовёшь значительным. Он также выказал обеспокоенность чрезвычайно простой процедурой получения охотничьего билета всеми гражданами и высказался за введение обязательного кандидатского стажа перед получением охотничьего билета, такую же обязательную проверку знаний охотминимума, возврат к системе поручителей и усиление роли общественных организаций при получении права на охоту отдельным гражданином. В идеале было бы разумно вернуться к предоставлению выдачи охотничьего билета именно общественным охотничьим организациям, которые бы впоследствии и несли ответственность за каждого своего члена, то есть к советской системе предоставления права на охоту, когда государство делегировало его «Росохотрыболовсоюзу».
Против делегирования права на охоту общественным организациям выступил Алексей Вайсман, который при этом поддержал идею об обязательном введении охотминимума и кандидатского стажа. Он также заметил, что не видит ничего плохого в том, чтобы начинающий охотник начал свой охотничий путь с двустволкой и даже одностволкой и только после этого пришёл бы к выводу, нужно ли ему магазинное оружие. С его точки зрения, охота связана прежде всего не с владением огнестрельным оружием, а с умением понимать природу и поведение животных в ней, а ряд массовых видов охот (в частности, капканный промысел) возможны без огнестрельного оружия вообще.
Муслим Шейхов озвучил свою позицию, согласно которой необходимость поручительства и коллективной ответственности за новых охотников отсутствует, право на владение оружием должно быть отделено от права на охоту, не быть обусловлено целью владения и являться более базовым, а право на охоту с применением огнестрельного оружия должно стать более ответственным видом права, нежели просто право на владение. То есть изначально гражданин, желающий приобрести оружие, должен сперва проходить обучение на определённую категорию оружия, обращаться в органы Росгвардии, получать лицензию на приобретение того оружия, владению которым обучился, без условий владения каким-то видом оружия для приобретения оружия другой категории, а затем в другом, специально уполномоченном органе получать на отдельных основаниях право на охоту с этим оружием. По его мнению, это бы помогло отделить охотников от спортсменов и просто желающих иметь оружие как для самообороны, так для стрельбы для удовольствия и просто «на всякий случай». При этом, с его точки зрения, от участия в дискуссии уклоняются некоторые ведомства, которые в немалой степени несут ответственность за сегодняшнее положение в оружейном законодательстве, например Министерство природных ресурсов, которому президентом РФ ещё в 2014 году дано поручение подготовить и принять законодательные акты по обязательному обучению для получения охотничьего билета и которое пока не сделало ничего в этой области. 
С другой стороны, В. Жихарев и М. Шейхов предположили, что дальнейшая цифровизация всех аспектов оружейного законодательства, ведение реестра как владельцев оружия, так и охотников, многомерный контроль их поведения в социальных сетях, включая комментарии по отдельным поводам, позволит выявить склонность к асоциальному поведению и актам вооружённой агрессии. Также М. Шейхов заявил, что существующая система контроля оборота оружия и медосвидетельствования граждан за 25 лет действия закона доказала свою эффективность и не требуется вводить каких-то новых медицинских тестов, поскольку владельцы оружия являются самой законопослушной категорией населения в России. Владельцы оружия – это мы и есть, если мы доверяем сами себе, то не стоит отделять себя от иных наших сограждан и заявлять о необходимости каких-то психологических и иных тестов для этих граждан. Преступный умысел не является заболеванием, выявить его тестированием невозможно.
Несмотря на предложение, прозвучавшее в начале круглого стола, участники всё равно возвращались к проекту № 1079629-7, который подвергся разгромной критике (стенограмма заседания выложена на «Русском охотничьем портале» https://huntportal.ru/). Все участники в один голос говорили о том, что ни одной заявленной цели в области предотвращения преступлений граждан он не достигает, зато может губительно сказаться на целой отрасли экономики. Также из-за неконкретных и попросту неграмотных формулировок он создаёт широчайшее поле для злоупотреблений и коррупции, особенно, на нижней ступени ответственных лиц в должностных органах. Неоднократно звучали слова о необходимости нового закона об оружии взамен старого, от 1996 года.
В заключение Михаил Кречмар сказал, что, несмотря на то что мы чаще всего говорим о либерализации оружейного законодательства в части владения оружия отдельными гражданами, надо не забывать о том, что в по-настоящему жёстких условиях и зажатыми со всех сторон являются торгующие оружием организации. И именно в области розничной торговли (в частности, при ослаблении режима транспортировки и условий хранения и торговли) можно ожидать как увеличения оборота, так и упрощения владения оружием, особенно в удалённых регионах страны, где благополучие людей часто зависит именно от владения охотничьим оружием.
Участники круглого стола договорились в двухнедельный срок подготовить резолюцию для обращения в органы законодательной и исполнительной власти.


Вернуться к списку


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№2 (77) 2019 №6 (81) 2019 №1 (64) 2018 №12 (51) 2016 №11 (98) 2020 №10 (61) 2017