Журнал

Околоохотничья кухня: летне-осенние новшества

Охотничье законодательство в России – вещь довольно динамичная. В главный отраслевой документ – «Закон об охоте…» – с момента его принятия изменения разной степени важности вносились раз 25. С 1 августа этого года вступают в силу очередные изменения, которые покажутся многим незначительными, но на деле могут серьёзно повлиять на существующие в отрасли отношения и, пускай опосредованно, коснуться чуть ли не каждого охотника. А на месяц позже вступает в силу и первый «кейс» изменений в новые правила охоты, действующие с начала 2021 года.

Околоохотничья кухня: летне-осенние новшества Про «кейс» изменений в новые правила охоты, действующие с начала 2021 года.

Итак, по порядку. Меняются формулировки, касающиеся возможности добычи краснокнижных животных. Раньше «Законом об охоте...» в общем-то полностью исключалась возможность «летальной» добычи «млекопитающих и птиц, занесённых в Красную книгу Российской Федерации и (или) в красные книги субъектов Российской Федерации». Дозволялось только осуществлять их отлов в целях акклиматизации, переселения и гибридизации, а также в целях осуществления научно-исследовательской и образовательной деятельности (случаи отстрела, произведённого в состоянии «крайней необходимости», естественно, не в счёт – это вообще не вопрос отраслевого законодательства).

В соответствии же с новой редакцией закона «в исключительных случаях добыча редких и находящихся под угрозой исчезновения охотничьих ресурсов допускается в порядке, предусмотренном Федеральным законом „О животном мире“». Тут тоже на самом деле остаётся куча нюансов, поэтому данное нововведение, конечно, не значит, что теперь некоторые охотники возьмут и начнут законно стрелять «краснокнижников». Однако, возможно, это некоторый шаг в сторону упорядочивания вопроса вынужденного отстрела, который до настоящего времени в отраслевом законодательстве урегулирован с пробелами.

В законе появляются также новые положения, касающиеся учётов численности охотничьих животных. Новая редакция прямо предписывает для учёта численности лимитируемых охотничьих ресурсов применять только методики, рекомендованные уполномоченным федеральным органом исполнительной власти (то есть Министерством природных ресурсов и экологии Российской Федерации) и размещённые на официальном сайте этого органа (на практике это коснётся в первую очередь регионов, не вошедших в «зону ЗМУ»). Остальных охотничьих животных можно будет учитывать «на основании имеющихся научных подходов для видов или групп видов охотничьих ресурсов».

Ещё одно нововведение касается порядка введения регионами ограничений охоты, который в новой редакции закона довольно существенно изменится. До 1 августа 2021 года согласованием ограничений, вносимых регионами, занимался «уполномоченный федеральный орган исполнительной власти по контролю за осуществлением переданных полномочий», то есть Федеральная служба по надзору в сфере природопользования (или сокращённо – Росприроднадзор). Теперь же эту функцию будет исполнять «федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере охоты и сохранения охотничьих ресурсов», то есть непосредственно Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации.

Есть в законе и другие нововведения, например, вводится ряд технических положений, регулирующих совсем уж малоинтересные для большинства охотников аспекты, касающиеся ведения государственного охотхозяйственного реестра, государственного мониторинга охотничьих ресурсов и среды их обитания и подобных вещей.

Чуть позже, с 1 сентября, вступают в силу изменения в несколько «охотничьих» нормативных актов Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации, в том числе в правила охоты и в порядок оформления и выдачи разрешений на добычу охотничьих ресурсов.

Изменения в правила охоты носят по большей части технический характер. Например, исправлена проблемная формулировка первой редакции правил про запрет охоты на водоплавающую дичь в общедоступных угодьях, расположенных в 15-километровой прибрежной зоне морей Северного Ледовитого океана и Берингова моря. Из зверей, по которым ограничено применение различных нарезных калибров, теперь будет исключён сурок (в пока ещё действующей редакции его нельзя добывать с применением нарезных калибров более 8 мм). А к перечню пернатых, которых можно будет добывать с применением нарезного оружия (правда, как и в остальных случаях – только под патрон кольцевого воспламенения калибра 5,6 миллиметров), добавятся белая и тундряная куропатки. Ныне действующий запрет осуществлять охоту «на водоплавающую дичь в охотничьих угодьях, являющихся местами её гнездования, расположенных на островах морей Северного Ледовитого океана» сократится до запрета осуществлять охоту на гусей на островах Колгуев и Вайгач. Также на месяц увеличится срок охоты на кабаргу.

В новых уточнённых формулировках правил охоты теперь прямо будут прописаны фактически уже давно устоявшиеся правовые реалии, касающиеся того, что регион не вправе ограничивать использование охотничьего оружия (это исключительная прерогатива федерального нормотворчества) и не вправе увеличивать сроки охоты, предусмотренные правилами. Кроме того, последовательно продолжается процесс исключения из отечественного охотничьего законодательства такого понятия, как «параметры охоты», к которым консервативное охотничье сообщество уже как-то успело привыкнуть. Теперь аналогичный по сути продукт регионального нормотворчества должен будет именоваться исключительно установлением сроков охоты и ограничений охоты.

А вот с порядком выдачи разрешений дело обстоит интереснее. В перечень оснований для отказа в выдаче гражданину разрешения на добычу охотничьих ресурсов добавится пункт следующего содержания: «Если заявитель не направил сведения о добытых охотничьих ресурсах в сроки, предусмотренные ранее выданным разрешением, по месту получения такого разрешения охотпользователю, в уполномоченный орган либо в природоохранное учреждение, выдавшие такое разрешение, при условии, что последний из указанных в нём сроков осуществления охоты истёк не более чем за один год до даты подачи заявления, в случаях, если разрешением предусмотрена необходимость направления таких сведений». Напомню, что положение о необходимости направления сведений о добыче после завершения охоты по месту получения разрешения с 1 января текущего года в правилах охоты отсутствует. Теперь, согласно разъяснениям Минприроды России, это деяние не является административным правонарушением, ответственность за которое предусмотрена КоАП РФ (что, конечно же, не помешает некоторым регионам продолжать практику привлечения к административной ответственности, но уже в другой форме).

Надо сказать, что этот пункт, судя по всему, гораздо больше озадачит тех, кто разрешения выдаёт, чем тех, кто их получает. Например, указанная норма не содержит территориальных ограничений применения данного условия. Конечно, её можно прочитать таким образом, что речь идёт только о предыдущем разрешении, выданным данным конкретным охотпользователем, уполномоченным органом либо природоохранным учреждением. Но можно понять и таким образом, что если человек куда-нибудь не направил сведения о добыче, то он в течение года не должен получить разрешения на добычу охотресурсов вообще. Есть и другие вопросы. По-видимому, надо будет ждать каких-либо разъяснений насчёт применения от уполномоченного федерального органа. Надо сказать, что идея наказывать недопуском к охоте за непредставление данных о результатах прошедшего сезона – отнюдь не изобретение отечественных нормотворцев. Подобные положения существуют в законодательствах некоторых зарубежных стран. 

Пойдут эти изменения на пользу нашей охотничьей отрасли или нет – покажет время.



Вернуться к списку


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№7 (22) Июль 2014 №3 (78) 2019 №12, Декабрь. 2012 №5 (32) 2015 №7 (82) 2019 №9 (36) 2015