Журнал

В плену биотехнии

В июльском номере «Русского охотничьего журнала» вышел интересный материал от Андрея Поняги «Пиар-акции на тему биотехнии как инструмент маркетинга». В статье затронут ряд довольно интересных моментов. О некоторых из них хотелось бы поговорить подробнее.
Итак, для начала – немного истории. Биотехния – исконно отечественный термин, границы содержания которого не оставались неизменными. В литературе можно встретить разные определения этого понятия, от ограниченного комплекса хозяйственных мероприятий в охотничьих угодьях до целого раздела науки (а иногда чуть ли не до самостоятельной науки). История биотехнии связана с именем П.А. Мантейфеля – одного из отцов советского охотоведения. 

В плену биотехнии Правда, не столько с научным, сколько с преподавательским аспектом его деятельности. Пётр Александрович не создал фундаментальных научных трудов на тему биотехнии, зато оставил большое количество значимых учеников, вдохновлённых его, бесспорно, выдающимся педагогическим талантом.

В отечественном охотоведении принято выделять два направления, одно из которых называется «биотехническим», в противовес «производственному» (или «классическому»). Считается, что в «биотехническом» охотоведении одно из важнейших мест занимает концепция преобразования существующей фауны под нужды охотничьего хозяйства. Кстати говоря, вопреки расхожим представлениям, «производственное» охотоведение вовсе не отрицает биотехнию как некий перечень мероприятий, направленных на воспроизводство охотничьих ресурсов. А звучащее иногда из уст некоторых охотоведов утверждение о том, что В.Н. Скалон (самый известный «производственный» охотовед и отец-основатель Иркутской школы охотоведения) был противником любой биотехнии, является как минимум преувеличением. Но да ладно, это тема для отдельного разговора.

С некоторыми оговорками можно сказать, что именно ученикам П.А. Мантейфеля отечественное охотничье сообщество обязано своими представлениями о биотехнии и её роли в хозяйстве. Если рандомно выбранному охотнику задать вопрос «А что охотпользователь должен делать в охотничьем хозяйстве?», ответ с вероятностью в 95% сведётся к «проведению биотехнических мероприятий», причём в довольно узком смысле: кормушки, солонцы, галечники и порхалища, борьба с «вредителями». Старые охотники могут припомнить ещё что-нибудь из популярных в советское время мероприятий по расселению охотничьих животных, причём не только в новые для них территории, но и с целью «освежения крови» (например, на юге европейской части СССР принято было перевозить из одного охохозяйства в другое зайца-русака).

Вопрос эффективности и целесообразности проведения многих из этих мероприятий всегда был довольно спорным. Даже достоверно наблюдаемый рост численности какого-нибудь животного в конкретных угодьях очень часто может говорить лишь об изменении пространственного расположения популяции внутри ареала. А погрешность при измерении параметров, которые предполагается улучшать биотехническими мероприятиями, нередко превосходит в количественном выражении ожидаемый эффект от их проведения. Несовершенство методик получения данных, большое количество переменных, специфика исследуемого объекта (экосистемы и положения отдельных видов животных в ней) затрудняет доказательную оценку вроде бы теоретически полезных мероприятий. А некоторые мероприятия, будучи даже теоретически весьма слабо обоснованными, десятилетиями живут в сердцах работников охотничьего хозяйства. Например, бессмысленность и даже потенциальная вредность «обновления крови» в отношении свободноживущих популяций массовых видов дичи была доказана ещё в 1960-х годах, но местами применяется до сих пор.

Так что же, наша биотехния совсем не нужна? Так тоже сказать нельзя, и многие работники охотничьего хозяйства на практике хорошо знают, какие мероприятия дают осязаемый эффект. Простой пример: солонцы и кормушки в определённое время года достоверно привлекают некоторых животных в определённом радиусе (эффект от этого далеко не всегда сводится лишь к «удобству охотника»). А в сложные периоды года грамотно организованная подкормка часто в разы увеличивает выживаемость некоторых животных. Так что биотехния биотехнии рознь.

Теперь пришло время поговорить и про утят, о которых писал Андрей Поняга. Началось всё с того, что пару лет назад на YouTubе и в социальных сетях был опубликован видеоролик известных отечественных производителей духовых манков для охоты на водоплавающую дичь, повествующий о некой благотворительной инициативе. Основная её идея заключалась в том, что часть денег, вырученных за продажу некоторых товаров, будет направляться на приобретение выращенного на дичефермах молодняка кряквы, который потом будет выпускаться в охотничьи угодья. Идея многим понравилась, кто-то поддержал уже оформленную инициативу, кто-то на местах попытался организовать похожие (в том числе некоммерческие). Тем не менее к самим подобным инициативам и способам их продвижения существует несколько вопросов. Во-первых, очень режет слух озвученный в ролике-первоисточнике тезис о том, что «охотничья деятельность наносит определённый ущерб природе». Это принципиально не так. Животный мир – это возобновляемый ресурс, который при рациональной неистощительной эксплуатации можно использовать бесконечно. Охота – естественный процесс использования человеком этого ресурса, являющийся одним из естественных экосистемных процессов, и никакого ущерба природе при соответствии современным понятиям о рациональном использовании животного мира она насести не может. Однако именно из этого ложного тезиса выводится следующий: «Если мы наносим ущерб природе, то мы должны его возместить». И далее предлагаются некоторые способы возмещения, как правило, имеющие биотехническое содержание. При этом в случае, если впоследствии будет доказано, что ожидаемого эффекта какие-то биотехнические мероприятия не дают (а это весьма вероятно, о чём уже было сказано выше), то напрашивается логический вывод: «Если охота наносит природе ущерб, который силами охотничьего сообщества невозможно возместить, то охоты быть не должно». Образцовый антиохотничий посыл. Во-вторых, экологическая польза от «обогащения» угодий какими-то выпущенными утками с непонятным генофондом (при этом свободно скрещивающимися с настоящими дикими кряквами), мягко говоря, не бесспорна. Казалось бы, в XXI веке это должны понимать все, однако…

При этом едва ли правомерными выглядят попытки сопоставить эти мероприятия с деятельностью известной североамериканской организации Ducks Unlimited, которые нередко можно наблюдать в комментариях в интернете. Ducks Unlimited – некоммерческая организация, насчитывающая больше полумиллиона участников и занимающаяся сохранением водно-болотных угодий и связанных с ними местообитаний в основном для водоплавающих птиц. Естественно, подавляющее большинство её членов – охотники. Если посмотреть перечень направлений деятельности этой организации, то можно легко убедиться, что такими сомнительными мероприятиями, как «выпуск дичи», она как раз таки не занимается. Там работают профессионалы, которые хорошо знают, что биологическая основа, на которой должно строиться рациональное использование ресурсов животного мира, – это отнюдь не сами дикие животные, а экосистема, производными от которой они являются. Ducks Unlimited занимается тем, что, наверное, можно было бы назвать «истинной биотехнией». В первую очередь – непосредственным сохранением и восстановлением нарушенных антропогенным влиянием угодий (как водно-болотных, так и связанных с птицами пастбищных и лесных). В этих целях проводится и работа с землевладельцами (в том числе организация сервитутов в интересах дикой природы), и прямой выкуп земельных участков. А выпуск утят, подавляющее большинство из которых если вообще доживёт до открытия охотничьего сезона, то будет добыто в первые его дни, это в большей степени отсроченный «выпуск под выстрел», чем биотехния.

Когда-то Альдо Леопольд – человек, во многом заложивший основы современного подхода к управлению популяциями диких животных, – написал: «Рекреационная ценность дичи обратно пропорциональна искусственности её происхождения…» Ценность эта в конечном счёте обусловлена осознанием человеком-охотником своей сопричастности к окружающей его естественной природной среде и роли охоты в этой сопричастности. Хочется надеяться, что охота в будущих веках будет оставаться именно способом деятельного соприкосновения человека с природой, а не сведётся к стрельбе по разным видам дичи, выращенным за фермерской изгородью и выпущенным погибать на незнакомую им волю…

Автор текста и фото Михаил Сидоров



Вернуться к списку


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№8 (107) 2021 №9, Сентябрь. 2012 №1 (40) 2016 №3 (90) 2020 №5 (56) 2017 №11, Ноябрь. 2012