Журнал

Развод по-канадски с русским акцентом или Разочарование сезона: Beautiful British Columbia

Идея поездки в Канаду возникла два года назад. Компания Pelly Lake Outfitters дважды участвовала в выставке Arms&Hunting в Москве – на одной из таких выставок я и познакомился с Дэнисом, ее владельцем.

Развод по-канадски с русским акцентом или Разочарование сезона: Beautiful British Columbia

Гостей стенда Pelly Lake Outfitters встречали красочные фотографии трофейных лосей, довольные лица охотников на заднем плане и рекламные буклеты уютного лоджа на озере Пелли. На выставке работала русская девушка Полина, которая доброжелательно отвечала на любые вопросы. Когда у меня и моего товарища Юрия вопросы кончились, а все ответы нас устроили, мы решили ехать.

Базовое предложение, включающее питание и проживание в течение 10 дней, организацию охоты, лицензию и первичную обработку двух трофеев, составило почти $20 тысяч на каждого. Но это было еще не все: организаторы, ссылаясь на суперпродуктивность своих угодий, посоветовали продлить охоту еще на два дня и приобрести лицензии на все четыре вида возможных трофеев: лося, снежную козу, черного медведя и северного оленя. Стоимость охоты выросла до $23 тысяч.

В начале лета нами был оплачен весь тур, и мы приступили к оформлению визы. Я даже представить себе не мог, что ситуация с оформлением визы в Канаду настолько печальная. Обещали оформить документы в течение месяца, но по факту это продолжалось около двух месяцев, причем с полным отсутствием какой-либо информации. Если, например, в посольстве США по референсному номеру можно отслеживать статус рассмотрения личного дела, то в канадском консульстве такую услугу не предоставляли, а звонить или писать в посольство, как выяснилось, было совершенно бесполезно: ничего, кроме «рассматривается», мы там никогда и не слышали. Мы, правда, в итоге получили визы в срок, и только после поездки до меня стали доходить истории знакомых на тему «как я оформлял визу в Канаду», которые были гораздо ужасней моей. Так, мой товарищ, который уже бывал в Канаде не раз, более того, на тот момент являлся совладельцем бизнеса в Монреале, собирался в эту страну на охоту. Он ждал визу два с лишним месяца, после чего ему, конечно, ее выдали, даже на четыре года, но спустя четыре дня после того, как закончился охотничий тур. Мне до сих пор не понятно, почему в консульстве страны так издеваются над индивидуальными туристами, заведомо приносящими этой стране больший доход, чем, например, групповой туризм.

В конце августа мы прилетели в Ванкувер. В городе пробыли два дня, гуляя по очаровательным экологически чистым улочкам, изучая достопримечательности и заезжая в охотничьи магазины. Эта часть поездки оказалась самой удачной и понравилась больше всего, наверное, потому, что мы организовывали ее самостоятельно. Из Ванкувера вылетели в Принс-Джордж, где нас встретили уже знакомая Полина и Дэнис. Спустя примерно пять часов мы добрались до так называемого нижнего лагеря Miselinka Camp и еще через пару часов до верхнего лагеря, где нам предстояло жить ближайшие несколько дней.

Сразу же выяснилось, что охотничья база и частные угодья, которые рекламировались в Москве, не имеют ничего общего с суровой реальностью. Мы и не ожидали увидеть африканский лодж, но надеялись, что лагерь хотя бы приблизительно будет похож на охотничьи и рыболовные базы, например, на Аляске. Этот лагерь представлял собой грязную, давно не убиравшуюся кабину на пять человек, сколоченную из тонкой фанеры, с двухэтажными нарами внутри. В этом доме помимо нас с Юрой обитали два пи-эйча, переводчица и повар. Туалет находился на улице, отапливался домик печкой-буржуйкой, которую разжигали раз в три дня. Еду готовили на газовой плите, но газовый баллон был всего один, поэтому газ приходилось экономить. Бензиновый генератор включали на полчаса утром и вечером, чтобы одеваться и готовиться ко сну со светом. За это время нужно было умудриться еще и зарядить ноутбук, спутниковый телефон и фотоаппарат. Получалось зарядить только что-то одно и по минимуму.

Система снабжения лагеря хромала на обе ноги. Еще по дороге мы заехали в супермаркет, где аутфитер настойчиво предлагал нам «что-нибудь купить». Предложение несколько странное, учитывая, что питание было включено в стоимость тура. Однако мы правильно сделали, что отнеслись к нему всерьез и как смогли «отоварились» продуктами, а также алкогольными и безалкогольными напитками: в наличии на базе была лишь вода из ручья. Стоит ли говорить, что покупки оплатили мы сами.

Лагерь располагался недалеко от дороги, в нескольких метрах от него шли лесозаготовки. Мимо постоянно проезжали лесовозы и ходили лесорубы. При таком раскладе на Арбате было больше шансов встретить лося или карибу.

Охотничья база, которую мы видели в рекламных проспектах, вопреки возникшим у нас в тот момент сомнениям все же существовала в реальности и действительно принадлежала Дэнису, более того, он обладал правом эксклюзивной охоты в угодьях вокруг нее. Только в тот момент на базе проживал американский охотник. И нас отправили в общественные угодья, где теоретически и практически мог охотиться любой заезжий канадский охотник плюс индейцы – коренные жители этих мест. Индейская деревушка, кстати, находилась неподалеку, и ее обитатели периодически заезжали вечерами к нам в гости, очевидно, в надежде выпить на халяву.

В лагере мы познакомились с нашими гидами. Своих пи-эйчей в Pelly Lake Outfitters нет, специально для нас пригласили двух опытных охотников, которые, однако, как и мы, охотились в этих местах фактически в первый раз. То есть один из них, Крис, последний раз охотился там три года назад, а второй, Терри, вообще никогда в Британской Колумбии не был. Надо отдать должное, они постарались хотя бы частично восполнить этот пробел, приехав за два дня до нас и усердно изучая территорию по картам.

После знакомства с гидами нам выдали оружие. Здесь нужно пояснить, что все два года моего знакомства с Дэнисом и Полиной я интересовался, какое оружие лучше взять с собой. Меня уверяли, что не нужно никакого, что с оружием на базе все в порядке, проблем не будет. Проблемы в итоге были. Целых две – винчестер с небольшим загонным прицелом (это при том что предполагалась стрельба на дистанцию 500 м и более) и карабин калибра .300 ShortMagnum, который мы даже не смогли идентифицировать, лишь предположив по стертой наполовину гравировке, что он сделан в Бельгии. Оба карабина были в ужасном состоянии, нечищенные и «покоцанные». Стреляли они соответственно. 

Шокированные не меньше нашего пи-эйчи предложили свое оружие – легкое ружье с карбоновым стволом для горной охоты, с прицельной дальностью 1200 м и тактическим прицелом – для Юрия, а также неплохой карабин для меня.

На следующий день мы отправились на охоту. Зверя искали, не выходя из автомобиля. По правилам, карабин был полностью разряжен, а один патрон охотник должен был всегда держать в руке. При виде зверя предполагалось быстро остановиться, открыть дверь, бесшумно выпрыгнуть из машины, зарядить карабин и выстрелить. Даже самый ленивый медведь или лось уйдет значительно быстрее, чем это произойдет. Да и увидеть с дороги, из машины стоящего в лесу зверя непросто. Лес настолько густой, что канадцы между собой называют его бушем. Не удивительно, что первый день не принес никаких результатов.

Второй день мы посвятили поискам снежной козы, ближе к концу дня пи-эйчи высмотрели одного, но подниматься было уже поздно. Через два дня пи-эйч Юры ранним утром вновь увидел стоящего на склоне козла и принял решение немедленно начинать восхождение. За время четырехчасового подъема козел спустился в распадок и поднялся на соседний склон. В итоге Юре пришлось стрелять на 695 м. Трофей оказался достойный, рога – 11,5 дюймов, то есть всего на полдюйма меньше мирового рекорда! Не сомневаюсь, что этот трофей станет лучшим в сезоне в Британской Колумбии. 

Следующие четыре дня не принесли никакого результата. Мы исколесили всю округу, но единственным увиденным зверем в итоге оказался четырехфутовый черный медведь (трофейным считается зверь в 6 футов). Естественно, стрелять я не стал.

Мы поняли, что переломить ситуацию могут только энергичные организационные усилия. Я связался с Дэнисом, который к нам за все эти дни так ни разу и не наведался и вообще никакого участия в нашей охоте не принимал (не считая того, что каждый вечер созванивался с пи-эйчами), и настойчиво попросил его прибыть в лагерь. Он прилетел, выслушал наши претензии и нехотя предложил осмотреть территории на самолете. Когда я подошел к этому самолету, то испытал настоящий шок. Этот агрегат летал со сломанной стойкой шасси! С двух сторон к ней были подложены две доски, перемотанные скотчем. Т. е. от крепости скотча напрямую зависело, приземлишься ты нормально или нет. Спрашивается, чего можно ждать в отношении клиентов от человека, который о своей собственной безопасности не думает?

Но охота, как известно, пуще неволи – в воздух мы все же поднялись. И вскоре увидели двух лосей, одного неподалеку от того самого лоджа Пелли-Лэйк с рекламной картинки, а другого – в труднодоступном месте на озере. Решили, что я поеду к лоджу, а Юра сначала на машине, потом на каноэ двинется к озеру.

В красивом и на первый взгляд комфортабельном доме оказались все те же проблемы. Теоретически в нем есть баня. Но горячую воду надо накачивать, а качать можно только тогда, когда работает генератор. А его запускают из-за нехватки топлива только утром или вечером. Короче, правильный ответ про горячую воду – никогда.

Я прожил в этом доме двое суток. Угодья мы вдоль и поперек исходили пешком и от края до края изъездили на лодке, но кроме одной лосихи так никого и не нашли. Тот лось, которого мы видели с самолета, куда-то переместился. Юрию же удалось добыть на озере хорошего трофейного зверя. Стрелять ему опять пришлось издалека – на 400 мВ заключительный день мы с пи-эйчем совершили последнюю попытку добыть трофей. Оставили машину высоко в горах, спустились вниз к разрушенному мосту, прошли пешком несколько километров вдоль речки до намытого озера, которое образуется при разливе реки. И счастье нам почти улыбнулось: на берегу стоял молодой бык с достаточно большими рогами – 10 отростков с одной стороны и 12 с другой. Вот только той самой «лопаты», ради которой я приехал за лосем в Канаду, не было. На тот момент на моем счету не было ни одного канадского трофея, но стрелять ради того, чтобы добыть хоть что-то, я не стал.

После двенадцати дней интенсивного прочесывания угодий и осмотра местности с воздуха всем – и нам, и нашим гидам – было очевидно, что зверя в угодьях просто мало. За это время мы все вместе видели всего двух черных медведей, которых, по идее, в Канаде должно быть как белок в российских лесах.

Наша поездка подходила к концу. Я не добыл ничего, Юра – одного трофейного козла и лося, а еще один русский охотник, Александр, который приехал одновременно с нами, но жил в другом лагере и охотился в горах, взял лося и некрупного медведя. Даже те, кому удалось добыть зверя, были недовольны. Было очевидно, что в небольших угодьях со столь невысокой плотностью зверя можно было организовывать охоту максимум для двух охотников, нас же, с учетом американца, было четверо. Это была просто жадность со стороны организаторов, желание заработать побольше любой ценой. Организация процесса, начиная от гидов, которые, как и мы, попали в эти места впервые, дефицита топлива и продовольствия и заканчивая «раненым» самолетом, тоже не выдерживала критики. Все претензии мы решили высказать организатору тура Дэнису.

Чего мы ждали от этого задушевного разговора? Да, пожалуй, ничего конкретного. Мы понимали, что денег все равно не вернуть, просто хотели высказать все, что наболело. Но, конечно, в глубине души надеялись, что услышим оправдания, извинения, возможно, предложение какой-то компенсации – мы все же были первыми русскими клиентами, наша поездка была своеобразным тестом. А вместо этого получили предложение поскорее «валить» в Россию. Дэнис в весьма грубой форме сообщил, что наши впечатления ему не интересны, а охотники из России вообще не нужны. Обстановка накалялась с каждой минутой. Попытка выяснить, почему при стоимости тура в $23 тысячи нельзя купить за $200 лишний газовый баллон и еще одну канистру бензина, вызвала подлинный взрыв агрессии. А когда Александр решил упомянуть, что в лагере в горах не было даже картошки и всю неделю он питался консервами и сэндвичами, хозяева и вовсе переступили последнюю грань приличия: сын Дэниса достал откуда-то мешок картошки и мешок лука, высыпал содержимое на стол и крикнул Саше в лицо: «На! Жри!». Случись подобное в России, ходить бы ему с разбитым лицом, но тут мы понимали, на чью сторону в подобной ситуации встанет полиция.

На следующий день мы улетали в Москву. Пресловутой «последней каплей» стало взорвавшееся (вновь, как и в первый день, когда мы ехали на базу) колесо, которое поменяли на первую попавшуюся запаску другого размера и профиля. Слава богу, мы благополучно добрались до аэропорта.

Разумеется, мы задавались вопросом: можно ли было избежать всех этих проблем? Боюсь, что нет. Во-первых, трудно заранее предположить, что люди со сломанным самолетом, неотапливаемым грязным бараком и таким отношением к клиентам могут иметь лицензию на организацию охоты и участвовать в международных выставках. Оказывается, могут. Наверное, следует внимательнее относиться к договорам, стараться прописывать в них конкретные обязательства принимающей стороны – и по организации, и по охотничьей зоне, и по трофеям. Можно, конечно, привлечь юриста, сочинить многостраничный контракт. Только, боюсь, это просто отобьет желание ехать на охоту. К тому же зафиксировать в договоре наличие чая в пакетиках и отсутствие перемотанной скотчем стойки шасси все равно не получится.

А планы поохотиться в Канаде я не оставил. Места там красивейшие, и трофеи есть достойные. Искренне надеюсь, что компания Pelly Lake Outfitters, которую я всем советую занести в «черный список», – это все же исключение, а не правило. 

  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить
  • Увеличить

Текст и фото: Кирилл Дмитриев




Вернуться к содержанию номера

Иван Ященко
Всякое видел, но ТАКОГО! Не приходилось...
Имя

Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№2.2015 №7 (58) 2017 №5 (32) 2015 №4 (55) 2017 №2 (41) 2016 №3 (54) 2017