Ох уж этот дупель! Весьма желанная для охотника с легавой птица. Казалось бы, длинный клюв, пестренькое перо, весу всего граммов сто, а вот поди ж ты, об этой птице писали многие классики русской – и не только охотничьей – литературы.  " /> Страсти по дупелю - №11 Ноябрь 2014 . Русский Охотничий Журнал
Журнал

Страсти по дупелю

Ох уж этот дупель! Весьма желанная для охотника с легавой птица. Казалось бы, длинный клюв, пестренькое перо, весу всего граммов сто, а вот поди ж ты, об этой птице писали многие классики русской – и не только охотничьей – литературы. 

Страсти по дупелю

Вот решил и я составить им компанию – рассказать о своем знакомстве с дупелем, об эмоциях и переживаниях, что вызвала эта птичка.

Это мой первый сезон охоты с собственной легавой, сезон понимания и притирки. Очень важно понять собаку, посмотреть ее в разных природных зонах, попытаться увидеть нюансы в работе по той или иной птице. Желание познакомить собаку с болотно-луговой птицей, а именно с дупелем, и привело меня на состязания легавых в Пошехонье, на дупелиный ток. Пара выходов в поле, на мокрую луговину особой ясности не принесли – понял только, что птица это непростая, собаку горячит сильно, нужен хороший контакт и способность взять собаку в руки, если сладкий запах дупеля совсем собьет ее с панталыку.

Надо сказать, что год этот выдался неудачным как для птицы, так и для охотников по перу. Малоснежная зима, заморозки в июне, жара и великая сушь в начале июля привели к тому, что много выводков не дожило до осени, реки обмелели, соответственно и многие болотистые луговины превратились в подобие плаца, где мягкая когда-то земля стала соперничать по твердости с асфальтом. Именно на влажных лугах, сенокосах с чуть подросшей отавой и следует искать дупеля, но именно таких лугов в этом году было очень мало. Первую попытку найти «дупелиный рай» я предпринял на открытии летне-осеннего сезона. Знал я один заветный лужок, где бывал несколько лет подряд, на берегу Рыбинки – дупель там имелся всегда. Но в этот раз ждало нас с Музой полное фиаско. Рыбинское водохранилище обмелело, вода отошла от берега, и между урезом воды и бывшей береговой линией простиралась широкая полоса жирной черной грязи. Ни в кошеных лугах, ни на выпасах птицы не было. То есть вообще. Некое количество бекаса сидело на грязи, но охота там была далека от моего идеала охоты с легавой. Проваливаясь по колено и выше, пробираешься по грязевому полю, собака шлепает рядом смешными шлепками. Бекас стойки не держит, Муза выгоняет его из камышей, а ты стоишь, ждешь, налетит ли он в пределы выстрела или нет. Что-то среднее между тренажерным залом и практической стрельбой. А я, заводя легавую, мечтал о красоте и восторженности, о некой театральности. В общем, уехал я домой на день раньше, несолоно хлебавши.

Через неделю после открытия охоту в Ярославской области запретили. Видимо, в связи с жарой – руководству потребовалось рапортовать о противопожарных мероприятиях, поэтому закрыть охоту сам административный божок велел. Действительно, одна подпись, а галочка в активе есть. Охота закрыта, а желание осталось. И повело нас это желание в Вологодскую область, в пойму реки Сухона. В хорошие годы тут брали по сотне дупелей за выезд.

Встретила нас Вологодская неласково – жара днем стояла такая, что выпивала все силы и к вечеру изматывала окончательно. Луга сухие, ручьи и лужицы пересохли. Ветер – редкий гость, а если и есть, то кружит, гоняя по сухой пашне маленькие смерчи. Топтали мы дупелиные угодья и утром, и вечером, но все безрезультатно. Даже начал сомневаться я в качествах своей собаки. Но у компаньонов по поездке результат тот же. Коростель в некоси сидит, выводки тетеревов встречаем регулярно, а дупеля – нет. Как в домино, костяшка «дупель-пусто». Кстати, тетеревиные выводки были небольшие, по три, максимум четыре птицы. Видно, и тетеревов этот год проредил. Так бы и остался для меня дупель красивой сказкой, но случай помог. Возвращались в лагерь затемно, и в свете фонарика на дороге увидели десятки этих неуловимых птиц. Дупель смешно подпрыгивал, ловя ночных мотыльков, что совсем нехарактерно для него. Земля-то твердая, червячков не наковыряешь, а есть надо. Утром встали затемно – и бегом в поля. Пусто, ушел ночной гость. В болота заповедные, в трясины дикие. Вернулись домой с добычей, но без дупеля. Погодная аномалия.

До открытия охоты у нас еще почти 20 дней – решено, поеду в Ивановскую. Там, по разведданным, осталась небольшая группировка дупельшнепа, может, и повезет найти. Напросился в гости к Анатолию, приятелю-легашатнику из Кинешмы. Дорога из Ярославля в Кинешму порадовала кошеными лугами, распаханными и засеянными полями. Потихоньку начинает возвращаться жизнь в угодья бывших совхозов и колхозов, а значит, скоро и птица вернется. Пока доехал, пока нашел Анатолия, пока выписал путевку, пока прибыли к месту – натикало уже далеко за полдень. Место охоты – большой коровий выпас, слева низинка – кочкарник, даже по этому году влажный, с кошеной травой. Оттава подросла чуть выше голенищ моих берцев. Анатолий пускает собаку, и через несколько минут она замирает в стойке. Подход, подъем, выстрел. И так несколько раз подряд. Через полчаса он собирается, оставляя мне этот волшебный лужок и ключ от огромного старого дома в близкой деревушке, и отбывает с семьей на юг, к теплым морям.

С недалекой Волги тянет несильным ветерком, по небу бегут редкие облачка, нежарко – все сложилось! С видом потомственного маркиза оглядываю наши с Музой владения – и вперед, за дупелем! По ходу учимся оба. Я – управлять собакой, Муза – управляться с птицей и ветром. Сначала все не ладилось. Собака, сбитая с толку обилием набродов и ярким запахом птицы, стала ходить на потяжках, осторожничать. Не понимая, где птица, делала стойки по пустым сидкам, простреливала далеко вперед на ветер. Пришлось несколько раз подряд отзывать, отводить назад и снова пускать в поиск. Понимание приходило постепенно – через час Муза разобралась, где птица, где наброд, пошла быстрее, подняв голову. Наконец, твердая стойка в птицу. Нос на ветер, собака застыла в полуприседе, только мочка носа жадно ловит дурманящий запах близкой добычи. На ватных ногах спешу к собаке. Внутри все поет: «Сейчас, сейчас!» «Дай!» – Муза прыгает вперед и как кошка на полусогнутых лапах ведет. Дупель взлетает прямо по носу, собака застывает, но птица, пролетев метров пять, опять плюхается в траву. Опять подводка, подъем, дупель с недовольным кряхтением улетает с такого хорошего места, не торопясь накрываю его стволами и жму на спусковой крючок.

Не оплошал – птица падает в траву, посылаю Музу вперед. Собака находит птицу и застывает над ней в стойке. Не время сейчас морочиться с подачей, потом, все потом. Подхожу, поднимаю трофей, Муза тычется в него носом и смешно чихает. Эмоции съели все силы – беру собаку на поводок и еду домой. Пусть остынет после первой победы, да и мне надо разложить все по полкам. Всю ночь моему бретону снится охота, во сне она тихо поскуливает, перебирает лапами, застывает в стойке. На следующий день вскочил с рассветом. Кое-как запихнул в себя чашку кофе – и быстрее на заветный лужок. Полный штиль, ветра нет. Попробовал пускать собаку – бесполезно, либо пустыри, либо пережимает, спарывает. Часок продремал в машине – пришел ветер, да не один, вместе с гостями. Нас посетило большое стадо коров. Думал, Муза будет на них отвлекаться, ан нет – птица, только птица интересует собаку в данный момент. Утро принесло еще пару дупелей к нам в ягдташ и несколько красивых работ в копилку охотничьего опыта.

Гордый, покидаю Ивановскую область – дела зовут в Углич. До открытия еще пара недель, хотя дожди идут каждый день – административный идиотизм в действии. Решил навестить места, где так плохо открывался. Не успели выйти из машины, как Муза исполнила отличную работу, подняв чуть ли не с дороги ленивого жирного дупеля. Дальше работа за работой. После десятой попробовал отозвать собаку – не получилось. Поводок забыл в машине, поэтому беру Музу на руки, благо бретон – самая маленькая легавая, и бегом к спасительному автомобилю. Такой вот праздник без ружья.

До открытия еще неделя – решаю навестить еще раз Вологодскую. Может, перестал дупель бродяжничать по ночным дорогам, пересел в поля, как и положено благородной птице. Охота началась с неприятного приключения – товарищ метким выстрелом уронил коростеля прямо в осиное гнездо. Собаки ушли на подачу и вернулись без птицы, с распухшими мордами и заплывшими глазами. Хорошо, в аптечке был дексаметазон. Утро и вечер следующего дня показали, что дупель своим привычкам не изменил. Появлялся на дороге он минут за тридцать до полной темноты, а исчезал еще до рассвета. В принципе, настрелять его полный мешок было очень простой задачей. В луче фонарика он затаивался, подпускал близко. Но разве это охота! Не за мясом же приехали. Цель была – получить удовольствие от работы собак, работы на поле. Поэтому я с упорством искал дупеля на лугах.

И он был найден. Единственный дупельшнеп в лугах был добыт вечером, перед самым заходом солнца. Мы уже вернулись к машине, перекуривали, собирали ружья. Убирая ружье в багажник, я увидел Музу, вставшую на стойку метрах в 70 от машины. «Отзови», – шептала мне в ухо матушка-лень. Но уж очень долго мы искали дупеля в лугах, да и Муза стала как на картинке, явно в птицу. Пока собирал ружье, пока подходил к собаке, она стояла не шелохнувшись. Посыл, подъем, я от неожиданности мажу, дупеля роняет товарищ, стоявший на подстраховке. Будущий трофей упал далековато, да и видно, что подранок. На поиски отправляем пару собак, а у меня в душе борются два противоположных чувства, то поднимая к горним высотам надежды, когда собаки начинают активно искать, то роняя в темные пещеры разочарования, когда возвращаются пустые. И тут Юта, молодой курцхаар, делает прыжок и выхватывает из травы убегавшую птицу. Вологодский дупель добыт. Можно ехать домой. Охоту на заветном лужке около дома открыли 30 августа, такого обвала работ уже не было, но брали мы с него постоянно по три-четыре птицы. Дупель сидел вперемешку с бекасом, причем чем ближе к концу сентября, тем меньше было дупеля и больше бекаса. А в конце первой декады дупель исчез. Наш сезон знакомства с этой удивительной птицей закончился.

Итак, упрямство, аномальный год и отсутствие птицы стоили мне двух с половиной тысяч километров по дорогам России, зато я и сам многому научился, места новые посмотрел, и собака показала себя способной ученицей. Продолжим в следующем году, а сейчас на очереди куропатка и перепел.


Текст и фото: Дмитрий Карманов



Вернуться к списку


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№8 (35) 2015 №2 (53) 2017 №9, Сентябрь, 2013 №3 (30) 2015 №11 (62) 2017 №11 (98) 2020