Журнал

Короткий ствол для большого охотника

Оружейное законодательство Германии для Европы считается достаточно строгим. Хотя формально в законе присутствует право для граждан получить разрешение на короткоствол для самообороны, практически сделать это шансов очень мало. 

Короткий ствол для большого охотника

Даже будь вы человеком с «потенциально опасной» профессией, например ювелиром, вам потребуется ну очень много усилий, чтобы доказать реальность угрозы и необходимость наличия оружия. Для всех же прочих любителей короткоствола – только спорт, транспортировка от дома до тира. И, опять же, по-немецки сложное и долгое обоснование, для какой дисциплины вам нужен именно этот ствол, и старайтесь потом не пропускать нужные соревнования: если за год не наберёте должное число посещений, вашей лицензии может стать очень грустно.

    Но есть ещё одна категория людей, для которых зарегулированное германское оружейное законодательство неожиданно становится белым и пушистым, как хомяк-альбинос. Как несложно догадаться, это охотники. После получения охотничьего билета человек получает право на покупку двух единиц короткоствольного оружия. Причём вне зависимости от длины ствола, как у спортивных стрелков. При подаче заявления с «правильным» пояснением есть возможность без особых проблем завести и третий пистолет или револьвер.

Как видим, даже в изрядно зарегулированной Германии не вызывает особых сложностей ответ на вопрос, так ли уж нужен охотнику короткоствол. Если же перенестись (хотя бы мысленно) на другую сторону Атлантики, то всё становится ещё проще и занятней. Здесь вопроса «нужен ли охотнику КС» даже не возникает: неторопливые обсуждения ведутся лишь на темы «какой и для чего».

 

Пистолет Хемингуэя и Гарри Селби

Старина Хэм, как известно, был заядлым охотником и рыбаком. Но хотя охота на «большую африканскую пятёрку» обычно ассоциируется с большими калибрами, в книге Hemingway's Guns, равно как и в Hemingway and Africa, есть главы, посвящённые одному из любимых пистолетов писателя – кольту «Вудсман» (Colt Woodsman) калибра .22 LR. Созданный Джоном Браунингом малокалиберный пистолет был предназначен для целевой стрельбы… и для охоты. Неподвижный ствол, рукоятка с большим углом наклона, отличный баланс – всё это стало причиной огромной популярности пистолета. Интересно, что когда на фирме «Кольт» уже после смерти Браунинга попытались выпустить «матчевую» серию «Вудсмана», выяснилось, что пистолет оказался хуже обычного варианта: потяжелевший ствол нарушил баланс и значительно ухудшил комфортность стрельбы.

РОБЕРТ РУАРК (СПРАВА) И ГАРРИ СЕЛБИ

Сам писатель дал очень яркую и образную оценку возможностям своего любимца: «Стоя в одном углу боксёрского ринга с автоматическим пистолетом „Кольт“ калибра .22 и стреляя пулей весом всего 40 гран с энергией 51 футофунт на расстоянии 25 футов от дульного среза, я гарантированно убиваю Джина Танни или Джо Луиса [чемпионы мира по боксу в тяжёлом весе, – прим. авт.], прежде чем они доберутся до меня из противоположного угла. Это самый маленький пистолетный калибр, но также он является одним из самых удобных и точных в работе, практически не давая отдачи. Я убил им много лошадей, подранков и медвежьих приманок с одного выстрела, а то, что убьёт лошадь, убьёт и человека. С ним я поражаю шесть силуэтных мишеней в голову за пять секунд… Тем не менее эта пуля не пробивает череп гризли, и стрелять в медведя из пистолета калибра .22 просто способ самоубийства».

Colt_Woodsman

COLT_WOODSMAN

От себя могу добавить, что вполне разделяю симпатии Хемингуэя к пистолету .22 LR как очень комфортному и точному оружию – 1911 под этот патрон – мой любимый тренировочный пистолет, – однако вряд ли решусь выйти с ним не только против медведя, но и боксёра даже в лёгком весе. Впрочем, возможно, Эрнсту было виднее…

По крайней мере, можно быть уверенным, что писатель не пытался охотиться с ним на львов или носорогов. Иначе нобелевку по литературе пришлось бы вручать кому-то другому.

Но если для Хемингуэя африканские охоты были в лучшем случае источником вдохновения и способом пощекотать нервы, то для Гарри Селби охота в Африке была профессией. Ученик легендарного Филиппа Персиваля, Селби неожиданно для себя стал живой легендой после знакомства с американским журналистом Робертом Руарком. Как вспоминал позднее сам Гарри, создать репутацию у него получилось легко – труднее было поддерживать её следующие 40 лет.

Тем не менее Селби также сделал «Вудсман» своим постоянным пистолетом – разумеется, в паре с куда более внушительным оружием под .416 Rigby. Малокалиберный пистолет в руках опытного стрелка вполне справлялся с миниатюрными африканскими антилопами дикдиками или другими животными сравнимой весовой категории. Кроме того, многие из добытых при помощи Селби трофейных черепов имеют позади рогов почти незаметный след от пули .22 LR: «Вудсман» давал возможность добить раненого зверя без угрозы испортить внешний вид трофея.

Если же ознакомиться с тем, что пишут на интернет-площадках (а в прежние времена – на бумаге) американские охотники, то можно легко убедиться, что Эрнст и Гарри отнюдь не были «людьми со странными вкусами». Короткоствольное оружие под .22 LR в качестве второго «охотничьего» ствола – для Америки вполне обыденное явление. Например, в линейке мелкокалиберных Ruger’ов обязательно найдётся вариант Hunter. Не отстаёт и вечный конкурент – Browning Buckmark, также имеющий в ассортименте модель с аналогичной добавкой в имени.

Обычное назначение таких пистолетов – стрельба по дичи, недостаточно крупной для «основного» ствола, добивание подранков и так далее. Впрочем, не так уж редки случаи, когда «вторичный» пистолет начинает добывать дичь наравне с основным стволом, а то и обгоняя его. “Knocking a feeding gray squirrel from the top of a 100-foot tall hickory tree is every bit as classy as downing an elk at 400-yards with a 7mm magnum rifle”.

 browning buckmark hunter

Ruger Mark IV Hunter

Bear sidearm, или Тяжело в деревне без нагана


Taurus 454 Casull

Хотя, как уже было сказано выше, .22 LR вполне подходит для добивания подранков, даже достаточно крупных животных, «самооборонным» его счесть можно разве что в отношении змей или скорпионов. Что же касается зверя, о котором упомянул Хемингуэй, то здесь вам потребуются пушки побольше.

«Не берите на медвежью охоту 9-мм пистолет. Медведь будет очень возмущён вашим выбором» (© Один американский охотник).

Как правило, когда речь заходит о самообороне на охоте в США, речь идёт именно про медведя. Менее крупный хищник может атаковать человека, как правило, будучи раненым или бешеным – и в этом случае также трудно переоценить значение оружия, с которым вы сможете остановить зверя, прежде чем он доберётся до вашего горла или даже ноги.

Американцы также вполне рационально подходят к оценке рисков в «стране медведя» – весьма немалых. Самозарядная или с ручной перезарядкой винтовка может дать осечку. Двустволка при попаданиях в неубойное место – не остановить зверя. Наконец, обстоятельства могут сложиться так, что длинноствольное оружие просто будет недоступно в самый нужный момент или вы не сможете им воспользоваться – например, лёжа в спальнике. В этом случае носимый «на себе» короткий ствол может оказаться единственной преградой на пути к из состояния «турист» к «завтрак медведя».

В 2004 году на форуме guns.ru был выложен фрагмент статистики по применению короткоствольного оружия для самообороны от медведей. Полностью приводить её было бы излишним, но для ознакомления подходит и вывод из неё: «На мой взгляд, ни один из представленных здесь калибров не годится для сколь-нибудь надёжной защиты от медведя. Их только можно разделить на 3 группы.

К первой я отнёс бы пистолеты, „условно пригодные“ для такой самообороны. Они имеют калибры .45 АСР, 9\19 и 7,62/25ТТ. Несколько удивительно действие последнего калибра. Даже человека он не всегда останавливает одной пулей, но имеет некую эффективность по медведю. Это, на мой взгляд, объясняется большей плотностью тканей медведя и, как следствие, лучшей передачей им энергии. То есть хотя энергии для крупного медведя явно недостаточно, в его теле она расходуется полнее и эффективнее, чем в теле человека, которое такая пуля почти всегда прошивает насквозь, напрасно унося большую часть энергии. Конечно, по человеку он действует всё же несравненно лучше, так как ему обычно с избытком хватает и той энергии, что успеет передать пуля.

Ко второй группе я могу отнести пистолеты, „оставляющие надежду“. Они имеют калибры 9/18, 7,62 Наган и отчасти 7,65/17 Браунинг. Из статистики видно, что они оставляют некий шанс спастись, но не более того. Следует заметить, что после того как в атакующего медведя стреляют, он далеко не всегда продолжает атаку. Видимо, боль и страх всё же иногда его останавливают. Если бы медведь всегда шёл до конца, жертв среди обороняющихся было бы куда как больше, а среди обороняющихся с такими калибрами – тем более. 

К третьей группе относятся пистолеты, „шансов не оставляющие“. Это оружие калибра 6,35 (.25 АСР). Конечно, случаи спасения благодаря такому оружию есть, но, на мой взгляд, это скорее реакция зверя на боль и страх, чем заслуга оружия. Подтверждением этому является и ничтожное малое (один!) количество убитых при такой обороне медведей. Разумеется, и при использовании более крупных калибров часть зверей не была убита, а тоже отступила под действием страха и боли, но, как правило, более половины было найдено мёртвыми.

Из обобщённой статистики применения сложно сделать вывод, что отличало ситуации, в которых люди не пострадали, от тех, где погибли. В основном выживали в ситуациях, когда медведь погибал, буквально изрешечённый пулями. Но зачастую убитый зверь лежал рядом с погибшим или покалеченным человеком, а иногда, напротив, человек оказывался невредим, а медведь, прекратив атаку, пытался скрыться. Так что однозначного вывода всё равно нет. Ясно только одно: шансов было тем больше, чем больше человек успевал выстрелить и попасть».

Весьма показательно сравнить этот вывод со статистикой из статьи Дина Вайнгартена (Dean Weingarten), опубликованной в феврале этого года. 37 исследованных им случаев (с 1987 до 2017 года) самообороны от медведя с короткоствольным оружием дали 97% успешность. В большинстве из них медведи были убиты.

Конечно, из патриотических соображений можно предположить, что ихние хвалёные грЫзли супротив наших православных ведмедей – так, винни-пухи на выгуле. Но если подойти к вопросу более серьёзно, то становится очевидно, что разница в исходных данных у американцев была вовсе не в медведях. В заокеанской статистике калибр применённого оружия начинался (!) с 9-мм. Пистолеты этого калибра были применены в 4 случаях, при этом, как отметил участник одного инцидента, «такой малокалиберный пистолет обычно не может убить медведя».

Наиболее же часто применённым (двенадцать случаев) был .44 Magnum. Все случаи применения успешны.

Единственный неудачный случай, попавший в статистику, пришёлся на револьвер .357 Magnum – 20 июня 2010 на Аляске. Судя по приведённому описанию, пострадавший успел сделать один выстрел перед первой атакой зверя и ещё два, уже с тяжёлой раной правой руки – перед второй. С высокой вероятностью ни одна из пуль в зверя просто не попала. Два других случая применения .357 окончились куда более удачно для защищавшихся людей.

Легко увидеть, что американцы применяли совсем иное – а в ряде случаев принципиально иное – оружие, чем в первом случае. Даже фигурировавшие в советских/российских данных 9×19 и .45 появились там благодаря трофейным пистолетам/патронам Второй мировой, а .45 – лендлизовским кольтам 1911. Современное оружие и патроны этих калибров могут быть рассчитаны на значительно более мощные заряды. Тем не менее, как уже было сказано выше, 9-мм пистолеты считаются «малокалиберными» против медведей, а один из успешно применивших .45 (девять выстрелов из Glock 21 по медведице в 180 кг) сразу же после этого приобрёл Glock 20 под патрон 10 mm Auto. Именно такими пистолетами вооружены, в частности, бойцы датского лыжного патруля «Сириус», оперирующего в Гренландии, а также персонал расположенной там станции Норд. Как не сложно догадаться, наиболее вероятными противниками своих солдат датчане считают вовсе не русских подлёдных боевых пловцов, а обитающих в тех местах белых медведей.

А теперь попробуем суммировать всю эту информацию в виде трёх пунктов.

1) Современное короткоствольное гражданское оружие обеспечивает высокие шансы на успешную самооборону даже от медведей – наиболее опасных для человека диких животных на территории Российской Федерации.

2) Малокалиберное короткоствольное оружие также может быть полезно и востребовано на охоте.

3) Даже в такой достаточно «антиоружейной» и зарегулированной стране, как Германия, власти всё же доверяют охотникам иметь (и применять на охоте) короткоствольное оружие.

Выводы же каждый из прочитавших может сделать сам для себя.


Автор: Андрей Уланов



Вернуться к содержанию номера


Оставить комментарий

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

Подписка

Подписку можно оформить с любого месяца в течение года.

Оформить подписку

 
№2.2015 №8 (23) Август 2014 №4 (19) Апрель 2014 №12 (51) 2016 №9 (24) Сентябрь №1.2015